Пользовательский поиск

Книга Игры форов. Страница 72

Кол-во голосов: 0

— Покорные слуги, — шепотом предложил Майлз.

— …вооруженные силы, — закончил фразу Грегор. — Считайте этот серый мундир, — Унгари с отвращением бросил взгляд на свой, — военной формой и относитесь к нему с соответствующим уважением. Вы, без сомнений, получите обратно свою зеленую форму, когда я получу свою.

Майлз вставил:

— Я определю дендарийский легкий крейсер «Ариэль» и два других самых быстрых наших курьера в личное пользование Грегору, когда вы отправитесь к Верванской станции. Если вам придется разделиться для выполнения курьерских обязанностей, я предлагаю вам взять меньший корабль, а «Ариэль» оставить Грегору. Его капитан Бел Торн — мой самый надежный дендарийский корабельщик.

— Все еще думаешь над путями моего отступления, а, Майлз? — поднял бровь Грегор.

Майлз слегка поклонился:

— Если дела пойдут очень плохо, кто-то должен выжить, чтобы отомстить за нас. Не говоря о том, чтобы гарантировать оплату оставшимся в живых дендарийцам. Думаю, это уж мы обязаны для них сделать.

— Да, — мягко согласился Грегор.

— Я также составил собственный рапорт о последних событиях для передачи Саймону Иллиану, — продолжил Майлз, — на случай, если я… На случай, если вы увидите его раньше, чем я. — Майлз протянул Унгари диск с данными.

У Унгари, похоже, закружилась голова от столь быстрой смены приоритетов:

— Верванская станция? Определенно, Пол-6 — вот где вас ждет безопасность, сир.

— На Верванской станции меня ждет долг, капитан, а, следовательно, и вас. Идемте, я объясню по дороге.

— Вы оставляете Форкосигана без присмотра? — Унгари хмуро посмотрел на Майлза. — С этими наемниками? У меня есть возражения, сир.

— Прошу прощения, сэр, — ответил Майлз Унгари, — что не могу, не могу… — «подчиниться вам», но этого Майлз не стал говорить. — У меня есть более серьезные возражения против того, чтобы втянуть этих наемников в битву, а самому на нее не явиться. В этом отличие между мной и… бывшим командующим рейнджерами. Какое-то отличие между нами должно быть, может, это как раз оно. Гре… Император это понимает.

— Хм, — сказал Грегор. — Да. Капитан Унгари, я официально назначаю энсина Форкосигана Нашим дендарийским представителем. Под мою личную ответственность. Чего должно быть достаточно даже для вас.

— Не для меня этого должно быть достаточно, сир!

Грегор слегка поколебался.

— Тогда ради интересов Барраяра. Достаточный аргумент даже для Саймона. Идемте, капитан.

— Сержант Оверхолт, — добавил Майлз. — Вы будете личным телохранителем императора и его ординарцем, вплоть до дальнейших распоряжений.

Оверхолта это внезапное повышение по службе, судя по всему, не обрадовало.

— Сэр, — прошептал он Майлзу. — Я не проходил продвинутого курса!

Имелся в виду обязательный и лично проводимый Саймоном Иллианом курс СБ для дворцовой охраны, который придавал такую безукоризненную отточенность действиям команды, обычно сопровождавшей Грегора.

— У нас у всех здесь схожая проблема, сержант, поверьте, — пробормотал Майлз в ответ. — Делайте все возможное.

В тактической рубке «Триумфа» кипела деятельность, каждое кресло у пультов было занято, каждый головид высвечивал поток тактических изменений, касающихся корабля и флота. Майлз стоял у локтя Тана и чувствовал себя вдвойне лишним. Он вспомнил шутку времен Академии: «Правило №1. Забирай управление у тактического компьютера, только если знаешь что-то, чего не знает он. Правило №2. Тактический компьютер всегда знает больше, чем ты».

Это и есть сражение? Эта комната, полная приглушенных звуков и световых сигналов, эти мягкие кресла? Впрочем, такая отстраненность, возможно, была и на пользу, по крайней мере, для командиров. Его сердце уже сейчас нервно колотилось. Тактическая рубка такого калибра могла вызвать информационные перегрузки и мозговой ступор, если позволить этому случиться. Секрет состоял в том, чтобы выделять только то, что было важно, и никогда, ни на секунду не забывать, что карта — это еще не территория.

Его работой здесь, напомнил себе Майлз, было не командование, а наблюдение за тем, как командует Тан. Ему нужно учиться у Тана, узнавать способы мышления, альтернативные стандартам барраярской Академии. Единственной законной причиной вмешательства для Майлза могла стать только какая-то внешняя политическая или стратегическая необходимость, имеющая приоритет над внутренней тактической логикой. Майлз молил Бога, чтобы такое событие не произошло, потому что более коротко и уродливо это называлось предать свои войска.

Внимание Майлза обострилось, когда маленький скачковый корабль-разведчик появился у горловины червоточины. На тактическом дисплее он выглядел как розовая светящаяся точка в медленно движущемся водовороте тьмы. На визуальном экране это был тонкий корабль на фоне неподвижных и далеких звезд. С точки зрения подключенного к нему пилота, это было некое странное продолжение его собственного тела. А на еще одном видеодисплее он представлял собой набор данных телеметрии, нумерологический узор, некий платоновский идеал. «И какое представление истинно? Все. И ни одно».

— «Акула-1» вызывает «Флот-1», — прозвучал голос пилота над панелью Тана. — У вас десятиминутный допуск. Приготовьтесь к плотнолучевой передаче.

Тан проговорил в свой комм:

— Флот начинает скачок. В плотном порядке.

Первый дендарийский корабль, ожидавший у червоточины, сманеврировал на место, ярко вспыхнул на тактическом дисплее (хотя на визуальном не было заметно никакой активности) и пропал. Второй корабль проследовал через тридцать секунд, рискованно приближаясь к допустимым границам временного промежутка между скачками. Если два корабля попытаются материализоваться в одном и том же месте в одно и то же время, то в результате ни одного корабля не будет, а будет большой взрыв.

По мере того как передаваемая плотным лучом от «Акулы» телеметрия переваривалась тактическим компьютером, картинка перевернулась, так что черная воронка, представляющая (но никак не реально отображающая) червоточину, внезапно получила отражение в виде выходной воронки. За этой выходной воронкой массивы точек, искр и линий отобразили движущиеся корабли (маневрирующие, стреляющие, убегающие), укрепленную локальную боевую станцию верванцев (близнеца станции Ступицы, где Майлз оставил Грегора), а также нападающих цетагандийцев. Наконец-то взгляд на пункт назначения. Все вранье, конечно: эти данные устарели на несколько минут.

— Йэх, — прокомментировал Тан. — Ну и каша. Теперь мы…

Раздался предупреждающий о скачке сигнал. Пришла очередь «Триумфа». Майлз схватился за спинку кресла Тана, хотя рассудком понимал, что ощущение движения было иллюзорным. Казалось, какой-то вихрь снов затуманил ему разум. На мгновение, на час — это не поддавалось измерению. Боль в животе и отвратительная волна тошноты, которые последовали за этим, были уже не во сне. Скачок закончился. Мгновенная тишина по всей рубке, пока все силились перебороть дезориентацию. Затем бормотание вернулось на тот уровень, каким было до того. «Добро пожаловать на Верван. Червоточный скачок прямо в ад».

Тактический компьютер повернул и переместил изображение, закачивая новые данные, перемещая центр своей маленькой вселенной. Червоточину в настоящий момент охраняла осажденная станция и тонкая и потрепанная цепочка кораблей верванского флота и рейнджеров, находящихся под командованием верванцев. Цетагандийцы уже один раз по ним ударили, были отброшены и сейчас висели за пределами дальности стрельбы, ожидая подкреплений для следующего удара. Цетагандийские резервы текли через систему Вервана от другой червоточины.

Другая червоточина пала быстро — единственный путь для атакующих. Даже учитывая абсолютную внезапность на стороне цетагандийцев в момент их первой массивной атаки, верванцы могли бы их остановить, если бы три корабля рейнджеров, очевидно, неверно интерпретировав приказ, отступили, вместо того чтобы контратаковать. Цетагандийцы укрепили свой плацдарм и начали просачиваться внутрь системы.

72

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru