Пользовательский поиск

Книга Хаос и порядок. Прыжок в безумие. Страница 78

Кол-во голосов: 0

Ник язвительно рассмеялся и похлопал Энгуса по плечу.

– Если компьютер в твоей злобной башке позволит тебе порезвиться с ними, то развлекайся, как хочешь. Я не возражаю.

«Мерзавец, – подумал Дэйвис. – Значит, ты не возражаешь?»

– Главное, не выпускай их из виду. И не позволяй им ни к чему прикасаться. Не давай им говорить друг с другом. Пусть они даже не надеются на перемены к лучшему. Дави их как блох!

Ник еще раз взглянул на Морн и внезапно добавил:

– Только не убивай эту парочку. Я еще не расквитался с ними. Тебе все понятно?

– Все понятно, – замогильным голосом ответил Энгус.

– Хорошо, – оскалив зубы, произнес Саккорсо. – Когда я вернусь, ты расскажешь мне обо всем, что тут было.

«Морн, помоги мне, – молил Дэйвис– Скажи, что делать. Мы должны как-то выбраться из этой ситуации». Мика и ее спутники по-прежнему стояли у трапа.

– Мне кое-что не ясно, – мрачно произнесла она. – Раньше ты говорил, что если мы не будем исполнять твоих приказов, Энгус надругается над Морн. Сейчас ты разрешил ему делать с ней все, что он захочет. Чем же ты будешь угрожать нам теперь?

Несмотря на слабость, она хотела дать Морн и Дэйвису какую-то защиту; она пыталась заставить Ника изменить свои инструкции. Саккорсо метнулся к ней, как разъяренный зверь.

– Ты просишь угроз? Пожалуйста! Любые шалости Энгуса – это чепуха по сравнению с тем, что я могу заставить его сделать.

Мика пожала плечами.

– Я не вижу большой разницы.

– А ты испытай меня! – переходя на крик и брызгая слюной, ответил Ник.

Мика с презрением посмотрела на него, но промолчала. Возможно, она на что-то надеялась – ведь Энгус не сказал Нику, как сделать новый пульт для зонного имплантата Морн. Хотя он мог приберечь это знание для самого себя.

Внезапно в разговор вмешался Вектор:

– Поступай как хочешь, Мика, но лично я собираюсь выполнять приказы Ника.

В его синих безмятежных глазах появился отблеск чего-то непостижимого. Дэйвис прошептал ругательство. Сиро отшатнулся, словно испугался еще одного предательства, – наверное, он ожидал от Шейхида моральной поддержки. Мика переместила вес с одной ноги на другую и, морщась от боли, взглянула на генетика.

– Меня не волнует, что Ник сделает с иммунным лекарством, – продолжил Вектор. – Я должен выяснить формулу. Мне просто хочется узнать, насколько я был близок к успеху, когда копы прикрыли проект «Интертеха».

– О чем ты говоришь? – возмутился Сиб. – Неужели тебе все равно, как будет использоваться вакцина?

Шейхид пожал плечами.

– Мои слова не такие бездушные, как это может показаться. Сама по себе формула бесполезна для Ника. Даже если бы я открыл ему все химические чудеса Галактики, он не смог бы синтезировать их без оборудования. Формула годится только для продажи. А каждая продажа – это метод распространения. Конечно, было бы лучше оповестить о формуле весь человеческий космос. Но ее продажа – это шаг в верном направлении. Чем больше людей узнает о вакцине, тем быстрее она станет общим достоянием. Такие открытия хороши уже своим существованием. Я буду содействовать распространению лекарства любыми доступными способами.

Он просто выжил из ума. Возможно, Вектор, как и Морн, надеялся на чудо, на счастливый случай. Скоро что-то случится. Но Ник отдал Морн для забав Термопайла. Никаких надежд больше не осталось.

Мика тихо прошептала:

– Вектор, этого недостаточно.

– Заткнись, Мика, – рявкнул Ник. – У нас нет времени для споров. Ты должна выполнять мои приказы! Так что лучше делай, что я говорю!

Он угрожающе сжал пальцы на рукоятке пистолета.

– Охрана лаборатории знает, что у нас на борту имеются раненые. Именно поэтому их служба безопасности не торопит нас. Они считают, что нам нужно время на сборы. Однако, если мы не поспешим, они начнут задавать вопросы. Плохие вопросы, на которые я не хочу отвечать. Ты должна выполнять мои приказы. Или мне придется отстрелить от твоего брата несколько кусков, чтобы научить тебя покорности.

Мика была упрямой женщиной. Она сделала шаг вперед, словно хотела заслонить собой Сиро. Ее здоровый глаз свирепо сверкнул из-под повязки. Но вскоре она поняла, что ничего не может сделать. Ее воинственность угасла.

– Прости меня, Морн, – со вздохом сказала она. – Я не знаю, что еще придумать. Он сильнее меня.

– Не упрекай себя. – Голос Морн сохранял спокойствие, хотя ее взгляд был полон обреченности. – Я бы приняла такое же решение.

«А я бы не принял», – хотел возмутиться Дэйвис. Однако он оставил эту реплику при себе. Юноша не знал, что делать.

Внезапно динамики на мостике издали треск, и суровый голос объявил:

– «Труба», это Центр. Вы попросили разрешение на стыковку, а сами не выходите. У вас какие-то проблемы? Может быть, вам нужна помощь?

Ник выругался, подскочил к командному пульту и включил микрофон.

– Центр, это капитан Саккорсо. Простите, что заставил вас ждать. Вектор и Мика нуждались в медицинской помощи, и я разрешил им сходить в лазарет. Они уже готовы. Через пять минут мы откроем воздушный шлюз.

Диспетчер Центра неискренне ответил:

– Мы вас не торопим. Чувствуйте себя как дома. Динамики щелкнули и замолчали. Саккорсо отключил микрофон.

– Все! Шевелитесь!

Он грозно повернулся к трапу. Несмотря на медлительность движений, Ник казался проворным и уверенным в себе. Его шрамы въелись в щеки, как полоски кислоты. От него буквально веяло жаром.

– В лифт, – приказал он Мике и ее товарищам. – Живо!

Его оппоненты колебались лишь секунду. Быстро переглянувшись, они оттолкнулись от перил и направились обратно в коридор. Дэйвис не хотел отпускать Ника: он боялся за Морн и должен был что-то сделать.

– Подожди минуту, – настойчиво окликнул он. – Ты так и не сказал нам, что случилось. Чем ты так возбужден? Что произошло?

Он думал, что Ник не ответит. Саккорсо находился в странной экзальтации. Скорее всего, он пренебрег бы любой другой репликой, но этот вопрос вызвал у него реакцию, которая удивила Дэйвиса. Ник выглянул в коридор и убедился, что Мика и ее спутники вышли из зоны слышимости. Затем он сдавленно рассмеялся и быстро, почти спазматически, сжал кулаки.

– Сорас, – сказал он.

Казалось, что это имя застряло в его горле Ник нервно икнул и повторил:

– Чертова Сорас Чатлейн!

Мгновение он не мог дышать от переполнявших его эмоций. Возможно, его душила радость.

– Она здесь!

Дэйвис хотел закричать: «Неужели „Планер“ рискнул пристыковаться к станции? Ведь Сорас работает на амнионов!» Но он промолчал, вспомнив женщину, которая порезала щеки Ника – порезала, потому что не сочла Саккорсо достойным противником. На Малом Танатосе она допрашивала Дэйвиса. Билл велел ей в случае необходимости прибегнуть к пыткам. Однако она не пошла на такую крайность. В тот момент Сорас решила обойтись без жестокости. Но он верил, что Чатлейн могла оказаться страшным палачом. И она наверняка подвергла бы Дэйвиса ужасным пыткам, если бы Энгус не похитил его из камеры… Энгус, ставший теперь куклой Ника; сломленным и жалким человеком; рабом, которому разрешили «порезвиться» с Дэйвисом и Морн.

Ник быстро вернулся к пульту помощника, схватил Термопайла за волосы и рывком приподнял опущенную голову киборга. Казалось, что все его тело излучало злобу, когда он склонился вперед и снисходительно похлопал Энгуса по щеке.

– Развлекайся, урод, – с хриплым смехом произнес Саккорсо. – Ты же знаешь, такая возможность бывает не каждый день.

Он усмехнулся Морн и Дэйвису, затем сделал заднее сальто и, картинно перекувырнувшись в воздухе, опустился на ступени трапа. Помахав рукой, Ник направился к лифту. Через некоторое время Дэйвис услышал гул сервопривода и шум раскрывшихся дверей кабины. Еще через несколько секунд лифт помчался к воздушному шлюзу. Ник и его команда отбыли на встречу с Динером Бекманом.

Дэйвис и Морн остались наедине с Термопайлом: для юноши он был отцом, для женщины – чудовищем, разорвавшим ее жизнь на части. Дэйвис сделал шаг вперед и занял позицию между Морн и Энгусом. Мать положила ладонь на его плечо. Возможно, она хотела успокоить сына, удержать его или напомнить о том, что нуждалась в поддержке близкого человека. Ее пальцы сжались в плотном захвате, словно она не могла найти для себя другой опоры. Термопайл не двигался. Он согнулся над пультом, как сломанный агрегат – марионетка с обрезанными нитями. Жесткие требования программного ядра лишили его воли, надежды и цели.

78

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru