Пользовательский поиск

Книга Хаос и порядок. Прыжок в безумие. Страница 148

Кол-во голосов: 0

Плохая новость заключалась в том, что запасы плазменного затвердителя на крейсере почти закончились. Если корабль во время боя получит пробоину в корпусе, ее нельзя будет заделать. А это предвещало самые тяжелые последствия. «Каратель» летел за вражеским судном слишком медленно. Несмотря на показное спокойствие, Мин не находила себе места от волнения. Однако Долфин точно оценил ситуацию. Амнионский сторожевик класса «Бегемот» направлялся к астероидному рою, где Динер Бекман построил нелегальную лабораторию. Вскоре вторгшийся противник должен был начать торможение, тем самым сокращая расстояние между двумя кораблями.

Как только крейсер оказался в зоне досягаемости протонной пушки, амнионское судно открыло стрельбу по «Карателю». Расстояние эффективного поражения от когерентных лучей сверхсветового оружия достигало десяти тысяч километров. Если бы пушка могла стрелять постоянно, а не ждать двухминутной перезарядки батарей, она бы давно уничтожила крейсер. Один точный выстрел, и «Каратель» был бы разрушен. Чтобы компенсировать недостаточную мощь вооружения, полицейскому кораблю приходилось использовать хитрость и проворство. Он отвечал на залпы амнионов уклоняющими маневрами и огнем плазменных пушек.

Основную работу выполнял Сергей Пэтрис. Если бы пилот позволил сторожевику зафиксировать луч прицела на крейсере, то он просто не успел бы понять свою ошибку. Амнионское судно произвело три выстрела. Первые два прошли далеко от «Карателя», но третий сорвал с хвостовой части микроволновую антенну и едва не разнес на куски одну из дюз импульсного двигателя. Потеря дюзы при таких условиях сделала бы корабль неуправляемым.

К сожалению, пилоту приходилось думать и о других проблемах. Его функциональные обязанности осложнялись необходимостью поддержания небольшого центробежного вращения, которое компенсировало утрату сенсорного блока за счет других анализаторов крейсера. Это, в свою очередь, мешало ориентации «Карателя» и выполнению уклоняющих маневров. С другой стороны, подобная ротация позволяла Глессену держать амнионов под постоянным огнем – орудия вступали в бой поочередно и успевали перезаряжаться за виток вращения. Если такой вид атаки не терзал оборону чужака, то у «Карателя» не было шансов на победу.

– Порсон, как у нас дела?

Голос Юбикви казался расслабленным и урчащим, но он без труда перекрывал собой приглушенный грохот битвы. Каждый офицер на мостике слышал слова капитана.

– Мы оставили на них хотя бы вмятину?

– Пока нет, капитан.

Порсон раздраженно склонился над пультом, выискивая и анализируя необходимую информацию. Возможно, его тревога была вызвана тем, что он ошибся в расчетах.

– Их корабль находится под защитой мощных магнитных ловушек. Мы попадаем в сторожевик – постоянно попадаем! Но с таким же успехом Глессен мог бы стрелять по звездам. Этот «Бегемот» даже не уклоняется. Просто летит и пожирает все, что мы ему даем. Если бы я верил в сказки, то подумал бы, что он использует нашу энергию для перезарядки своих пушек.

– Это невозможно, – прошептала Байделл.

Системотехник была напугана не меньше Порсона, но помогала штурману осмыслить данные, полученные приборами.

– У них другой спектр энергии. Он слишком беспорядочный.

«Похоже, амнионы соединили ловушки крест-накрест», – подумала Мин. Они не ожидали атаки с другого направления.

– Сергей, продолжай погоню, – спокойно приказал Юбикви. – Возможно, позже мы придумаем, что делать с этим «Бегемотом». Стрелок, кусай амнионов, как можешь.

Глессен кивнул. Вместо того чтобы концентрировать мощь атаки в залпы, он вел непрерывный огонь. С учетом центробежного вращения и маневров «Карателя» это было нелегким делом. Тем не менее Сергей выполнял его с таким флегматичным видом, словно не видел разницы между нынешней ситуацией и обучением на боевых симуляторах.

– Кстати, директор Доннер, – обернувшись, спросил Юбикви, – что, по-вашему, мы должны делать? На что мы можем надеяться, если нам не удастся перегрузить ловушки противника и причинить ему вред?

Мин обдумала несколько ответов и отмела их в сторону.

– Я еще не пришла к окончательному мнению, – напрягая голос, ответила она. – Если мы не обнаружим «Трубу», нашей основной задачей будет сопровождение этого корабля и отвлечение его до прихода помощи с «Вэлдор Индастриал».

Очевидно, амнионы не зря появились вблизи от этой части роя. Мин не понимала, каким образом они узнали о местонахождении «Трубы». Тем не менее сторожевик действовал слишком уверенно. Очевидно, он имел какую-то информацию. Мин доверяла своей интуиции. Она решила подождать.

«Вэлдор Индастриал» должен был выслать подкрепление. Если амнионы не сбегут, они будут пойманы в ловушку и погибнут. Впрочем, к тому времени сторожевик мог уничтожить полицейский крейсер…

Еще один протонный луч пронесся рядом с кораблем. Слава Богу, промах! Пэтрис действовал отлично. На его висках и верхней губе блестели капли пота. Рассеянный взгляд говорил о потрясающей концентрации внимания. Возможно, он сейчас не видел ничего, кроме пульта. Его пальцы уверенно вводили команды. Вектора ускорений меняли узор, уводя корабль из-под прицела амнионов.

Каждый раз, совершая маневры, Сергей передавал расчетные данные стрелку, чтобы Глессен мог сохранять фиксацию прицела. Несмотря на постоянные рывки и уклонения, «Каратель» вел упорную атаку на магнитные ловушки противника.

Мин смутно припоминала слухи об исследованиях Бюро по сбору информации в области дисперсионных полей, которые предполагалось использовать против плазменных пушек. Физика оправдала себя на симуляторах. Прототипы выглядели многообещающе, но излучатели не были проверены в бою. Месяц назад Мин санкционировала установку экспериментальной аппаратуры на один из эсминцев подразделения специального назначения. К сожалению, «Каратель» не был включен в список кандидатов. Ему требовалась другая работа на верфях – возможно, даже капитальный ремонт. А жаль. Дисперсионное поле могло бы помочь им в этой битве. Ловушки и уклоняющие маневры спасали крейсер лишь от дальних атак, но эмиссионный хаос, вызванный дисперсионным полем, позволил бы Долфину приблизиться к амнионскому судну.

Между прочим, Хэши запросил разрешение на установку дисперсионного излучателя на борту «Трубы».

Может быть, крейсер даст Мин шанс увидеть это поле в действии.

– Крей, – благодушно прорычал капитан, словно его кораблю ничто не угрожало. – Я все еще жду помощи от «Вэлдора». Что они там говорят? Неужели эти умники отложили сбор флота и решили дождаться момента, когда амнионский корабль войдет в их систему?

Связистка Крей уже охрипла от крика, передавая сообщения на «Вэлдор» и обратно. Кроме того, она отвечала за внутреннюю связь между мостиком и остальным кораблем. Ее громкий голос объяснялся скорее самоконтролем, чем тревогой или истерией. Она повышала его для того, чтобы держать свои страхи на привязи.

– Капитан, – ответила она, – станция выслала в нашем направлении восемь кораблей. Из них семь канонерских лодок и один малый крейсер. Но мы находимся далеко от торговых трасс. Служба безопасности «Вэлдора» не патрулирует это пространство. Ближайшая из лодок может появиться здесь через одиннадцать часов.

Одиннадцать часов! Мин прошептала проклятие. Ее не удивил ответ Крей. Обычно транспортные корабли предпочитали держаться подальше от астероидных роев. И все же отсрочка вызвала у нее досаду.

– Поблизости нет ни одного торгового корабля, который мог бы прийти к нам на помощь, – продолжила связистка. – Мы должны рассчитывать только на самих себя.

– А что слышно о нашем сменщике? – спросил Долфин. – Когда мы закончили боевой дозор, командный пункт полиции Концерна послал сюда другой корабль.

Вероятно, его сарказм был нацелен на Мин, но она сделала вид, что не заметила ехидных ноток Юбикви.

– Так точно, капитан, – как всегда, слишком громко ответила Крей. – «Вэлдор» сообщил, что через час после нашего отбытия к станции прибыл «Порыв».

148
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru