Пользовательский поиск

Книга Хаос и порядок. Прыжок в безумие. Страница 132

Кол-во голосов: 0

Он отключил микрофон и повернулся к Мин.

– Директор Доннер.

Его тон был спокойным и ровным, но воинственный блеск в глазах выдавал отчаяние.

– Этой миссией руководите вы. Я хочу спросить у вас, есть ли какая-то причина, по которой мы не можем приостановить полет – хотя бы на то время, пока сражаемся с огнем?

Мин язвительно усмехнулась.

– Я могла бы придумать, по крайней мере, полдюжины причин. Но какой в них толк, если огонь сделает нас небоеспособными. Поступайте так, как этого требуют обстоятельства, капитан. С последствиями мы разберемся позже.

В его взгляде промелькнул намек на благодарность. Но Долфин не стал тратить время на любезности. Повернувшись к пульту, он начал отдавать приказ:

– Ладно, Пэтрис…

– Черт! – с внезапным отчаянием вскричал штурман. Он тут же извинился перед капитаном и быстро ввел несколько команд. Пока Порсон вносил поправки, схема сканируемого пространства мигала и прыгала на экране, словно у монитора отказал блок развертки. Затем изображение стабилизировалось, и штурман еще раз громко чертыхнулся. Долфин недовольно заворчал. Но ему уже не требовались объяснения. И Мин тоже не нуждалась в них. На схеме сканера появилась яркая точка, а внизу экрана замелькали данные, которые так изумили Порсона.

Из темноты прямо на «Каратель» выдвигалось другое судно. Оно возникло из подпространства. Сканер опознал характерный всплеск искажений. На пару секунд контактное поле нарушило действие физических законов.

Данные о корабле поясняли, что точка его выхода из подпространства находилась в шестидесяти тысячах километров от «Карателя». Фактически чужак мог вести прицельный огонь. К счастью, он не ожидал встречи с полицейским крейсером. И в ближайшие две минуты он не мог восстановить прицел на такой огромной скорости. Двигаясь в три раза быстрее «Карателя», неопознанное судно направлялось к астероидному рою. Любой капитан в человеческом космосе посчитал бы этот маневр абсолютным безумием.

– Господи, помилуй! – взглянув на экран, произнес стрелок. – Они сошли с ума!

– Провести опознание, – резко потребовал Долфин. – Мне нужен его идентификатор.

Кем было это судно: другом или врагом? Сканер указывал на его огромные размеры.

– Судно не ведет радиообмен, – доложила Крей. – Я принимаю только эмиссионный шум и статические помехи.

– Ты определил спектр излучений их двигателя? – спросил Юбикви у штурмана.

– Конечно, капитан, – ответил Порсон.

Он указал на экран, который отображал данные анализа. У Мин возникла интуитивная догадка. Она хотела высказать ее, но Долфин не дал ей такой возможности:

– Байделл, что мы имеем по этому спектру?

Системотехник замерла на месте. Ее руки зависли над клавиатурой. Через секунду она начала вводить команды поиска.

– Минутку, капитан, – прошептала она, добираясь до нужной базы данных. – Извините. Одну минуту.

Мин не могла больше ждать.

– Стрелок, прицел на корабль, – рявкнула она. – Подготовить плазменные пушки, торпеды и все, что мы имеем. Атака по сигналу.

Если бы неопознанный корабль открыл огонь, «Каратель» вообще не получил бы преимуществ от своего положения. Залпы достигли бы крейсер быстрее, чем отраженные сигналы сканера. Мин возлагала надежду на опыт штурмана. Ей требовалось знать, заряжены ли пушки незнакомого судна.

Долфин метнул на нее мрачный взгляд, но не стал оспаривать решения Доннер.

– Глессен, выполняй, – подтвердил он распоряжение руководителя подразделения специального назначения. – Боевая тревога. Магнитные ловушки и щиты на максимум!

Его указательный палец впился в красную кнопку. В тот же миг в основных коридорах «Карателя» завыли тревожные сирены. Юбикви склонился к микрофону.

– Харджин?

Не дожидаясь ответа, он прокричал:

– Мы готовимся к бою. Сделай все возможное и невозможное, но потуши этот чертов пожар! Я предупрежу тебя, если мы начнем маневры уклонения.

– Понял, капитан, – ответил Стоувал. – Мы постараемся.

– Прицел на цели, – доложил стрелок. – Для эффективной торпедной атаки необходимо сократить дистанцию. Объект слишком велик для лазерных пушек. Мы можем отодрать от него кусок, если используем плазменные орудия, но у такой громадины наверняка будут мощные ловушки. Кроме того, при нашей скорости мы скоро потеряем этот корабль из виду. Через двадцать секунд он выйдет из зоны досягаемости плазменных пушек.

Он выйдет из зоны огня. Мин прошептала проклятие. Прямо перед ней из подпространства возник амнионский корабль, совершивший акт вторжения. Но как назло, на борту крейсера полиции Концерна рудных компаний, призванного защищать человеческий космос, бушевал пожар. И через двадцать секунд амнионы будут в безопасности. Тем не менее она подавила желание начать атаку. В таком состоянии крейсер не справился бы с врагом. «Каратель» не мог проводить уклоняющие маневры. Сначала им требовалось разобраться с огнем.

– Капитан, – дрожащим голосом доложила Байделл. – Я получила примерный идентификатор.

– Ну так говори! – огрызнулся Долфин.

– По данным компьютера, данное судно является амнионским сторожевиком класса «Бегемот», – ответила системотехник. – Это их самый большой корабль! Согласно отчетам Бюро по сбору информации, вооружение сторожевика может превратить небольшое солнце в сверхновую звезду.

Байделл конвульсивно сглотнула.

– И он имеет сверхсветовую протонную пушку.

Глессен непроизвольно выругался. Крей отвернулась, чтобы скрыть свой страх.

Акт вторжения. Жажда битвы опалила жаром ладони Мин. Боевой корабль прилетел из запретного пространства, чтобы уничтожить «Трубу». Амнионы считали команду крейсера настолько опасной, что пошли на огромный риск. Неужели Диос этого и добивался? Неужели он хотел укрепить свою позицию, показав политикам, насколько важной и необходимой была полиция Концерна? Не потому ли он отправил с Энгусом предателя и подлеца Тэвернера? Возможно, он планировал такую ситуацию? И как отреагирует Саккорсо, узнав, в какой проблеме он внезапно оказался?

– Капитан Юбикви, – хрипло сказала она, – мы должны отправиться в погоню за амнионским кораблем.

Он не стал поворачиваться к ней. Долфин изучал экраны дисплеев и вводил команды.

– Это приказ, директор Доннер?

Его плечи напряглись, словно он ожидал сердитого окрика.

– Вы требуете, чтобы я забыл о пожаре на корабле?

– Да, – отрезала Мин, – это приказ.

Немного помолчав, она добавила:

– Но забывать о пожаре мы не можем.

Какое-то время Дольф молчал. Он склонил голову и приподнял вверх плечи. Казалось, его храбрость иссякла. Он выглядел как слуга, которому хозяин велел совершить самоубийство. Но он не уступил. Ударив кулаком по краю консоли, Юбикви повернулся к Доннер.

– Без уклоняющих маневров я не справлюсь с амнионским боевым кораблем класса «Бегемот». А любой уклоняющий маневр убьет людей, которые тушат сейчас пожар!

Мин спокойно выдержала его сердитый взгляд. Выражение ее лица осталось непреклонным.

– Капитан Юбикви, – сквозь зубы произнесла она, – у вас на борту имеется значительный запас плексюлозного плазменного затвердителя. Закачайте его между переборками в зоне пожара. Он собьет и погасит пламя.

Рот Долфина открылся… и снова закрылся. Тень надежды промелькнула во взоре.

– Байделл, – крикнул он, – какова температура пламени?

Системотехник сверилась с показаниями приборов.

– По данным компьютера, температура равняется… Она назвала большие цифры. Затем, интуитивно поняв суть вопроса, девушка добавила:

– Капитан, при этой температуре затвердитель воспламенится.

– Нет, – уверенно возразила Мин.

Она имела энциклопедические знания обо всем, что касалось кораблей полиции.

– Плексюлозная плазма не горит при такой температуре до тех пор, пока не затвердеет. Пена не воспламеняется. Если Стоувал будет действовать быстро, он успеет сбить огонь и ликвидировать пожар.

– Бригада не может подобраться к очагу возгорания!

132
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru