Пользовательский поиск

Книга Хаос и порядок. Прыжок в безумие. Содержание - Сорас

Кол-во голосов: 0

– Прикроет? От протонной пушки? Не говори ерунды! Один хороший выстрел, и она сожжет оба судна.

Тем не менее Васак склонилась над пультом и начала рассчитывать траекторию для бегства из астероидного роя – курс, который позволил бы «Трубе» миновать последнюю преграду скал и под прикрытием «Карателя» набрать скорость, необходимую для входа в подпространство. Крейсер действительно не мог стрелять в корабль – Сорас Чатлейн: это подтверждали сканер и бортовой компьютер. Слишком много препятствий. Камни, защищавшие «Трубу», мешали ей провести атаку на «Планер».

Тем временем команда Чатлейн должна была заметить «Трубу». Сорас работала на амнионов. Несмотря на то что отраженные сигналы искажали полученные данные, она могла передать их «Затишью». Если сторожевик получит вторую точку отсчета…

Каково запаздывание сигналов? Что-то около секунды. Возможно, сейчас «Планер» связывался с «Затишьем». Как скоро амнионское судно воспользуется информацией Сорас Чатлейн?

– К той скале! – внезапно крикнул Дэйвис. – К большому астероиду!

Он указал на экран сканера.

– Спрячемся за ним! Мне кажется, «Затишье» собирается открыть огонь!

Наверное, Мика поняла его – или, возможно, сама почувствовала опасность. Она быстро набрала на пульте необходимые команды. Дюзы взревели, унося «Трубу» под защиту самого большого из оставшихся астероидов. Через миг протонная пушка «Затишья» выстрелила. Между одной наносекундой и следующей астероид вздрогнул, раскололся на части и превратился в щебень. Осколки заколотили по щитам «Трубы», как шрапнель. Лишившись защиты, крейсер оказался в чистом пространстве. Вторая атака на него могла быть смертельной.

Дэйвис не понимал, почему сторожевик не выстрелил по ним из других орудий. Затем до него дошла простая истина: если бы «Затишье» перестало отбиваться от «Карателя», крейсер нанес бы сокрушительный удар.

Амнионам требовалось время, чтобы зарядить протонную пушку Сколько времени осталось до следующего выстрела? Две минуты? Максимум три. «Труба» нуждалась в большем сроке – иначе ей грозила гибель.

Сорас

План казался реальным. У нее был хороший экипаж. Хотя судно потеряло тридцать градусов импульсной дуги, пилот творил чудеса и, используя маневренные сопла, компенсировал поломку одной из дюз. Сканер больше не видел противников. Возможно, «Труба» или «Завтрак налегке» действительно уцелели. Но в таком случае они находились где-то далеко и не представляли собой угрозы. При благоприятном стечении обстоятельств «Планер» мог добраться до указанных Майлсом координат и занять позицию, которая была нужна «Затишью».

Искалеченный корабль медленно двигался к границе роя, напоминая безумного пешехода, который решил перейти скоростное шоссе. Сорас имела на этот счет свои идеи, но держала их при себе – в укромном уголке души. Тэвернер стоял перед ней как статуя. Закончив переговоры с «Затишьем», он внимательно прислушивался к командам Сорас и следил за всем, что происходило на мостике. Его взгляд метался по экранам штурмана, системотехника и пилота. Время от времени Майлс нажимал на клавиши своего устройства, как будто делал какие-то записи. Возможно, он готовил отчет, по которому амнионское Сознание-Уния мог оценить его действия.

Сорас молча выругалась. Ей казалось, что Сознание-Уния оценило услуги «Планера» задолго до мутации Тэвернера. Она еще раз проверила показания систем жизнеобеспечения. Полчаса назад один из лифтов в непосредственной близости от разрушенного грузового трюма пришел в движение. Еще одна авария? Возможно. Подобно дюзам импульсного двигателя, визирам сканера и ей самой, лифты тоже могли портиться при длительных перегрузках.

– Как эта штука работает? – спросила она у Тэвернера. – Мне трудно поверить, что вы имеете моментальный контакт с «Затишьем».

Обычной передаче сигналов мешали бы скалы. Но Майлс утверждал, что его передатчик был особенным Он посылал и принимал сообщения без временной задержки. По словам амниона, дальность действия этого устройства составляла два с половиной световых года.

Тэвернер равнодушно взглянул на нее, словно пожал плечами.

– Работа передатчика основана на резонансных свойствах определенных кристаллов, – бесстрастно ответил он. – Вы думаете, я неверно описал вам его технические характеристики?

Сорас покачала головой.

– Вы не так глупы, чтобы лгать мне.

«Не при таких обстоятельствах».

– Я просто удивлена, что подобный вид связи возможен.

Ей хотелось получить подтверждение, что «Затишье» действительно было «отвлечено» полицейским крейсером. Желая скрыть свои намерения, она непринужденно добавила:

– Наша миссия упростилась бы, если бы мы установили одно из таких устройств на борту «Трубы». Во-первых, мы знали бы, куда она направляется. Во-вторых, я могла бы заставить того мальчишку докладывать мне о планах Термопайла. Это помогло бы нам больше, чем поломка двигателей.

Она не сомневалась, что Сиро Васак выполнил бы ее приказ при первой возможности. Сорас разбиралась в людях и умела манипулировать их страхами. Но, очевидно, команда «Трубы» заметила ужас мальчика, заподозрила неладное и помешала ему произвести диверсию.

– Это пустой разговор, капитан Чатлейн, – ответил Тэвернер. – Подобные устройства очень сложны для производства. «Затишье» не могло дать нам второй экземпляр. А от своего я не стал бы отказываться.

Наверное, он воспринял ее слова буквально. В нем почти не осталось ничего человеческого. Сорас взяла это на заметку.

– Как наши дела, пилот? – оборвав амниона, спросила она. – Стало полегче?

– Пока неплохо, капитан, – сохраняя концентрацию, ответил мужчина. – Не скажу, что стало легче, но я уже привык.

– Ты не устал? Мне не хотелось бы менять тебя. Но если ты хочешь отдохнуть, я вызову на мостик второго пилота.

– Со мной все в порядке.

Он повернулся к ней и с печальной улыбкой добавил:

– Ситуация серьезная. Я не хочу доверять управление кому-то другому.

Чатлейн выгнула брови. Особый блеск в его глазах и странный тон помогли ей понять, что пилот разделял ее надежду – она и штурман были не единственными, кто уловил возможность спасения. Если к ним присоединится стрелок…

Уклоняясь от пристального взгляда амниона, Сорас повернулась к штурману.

– Какие новости?

– Пока ничего определенного, капитан.

Она напряженно вглядывалась в экраны.

– Мы приближаемся к краю роя. До нас уже доходят отголоски битвы. Некоторые сигналы отличаются от статических помех. Если «Затишье» и корабль полиции обстреливают друг друга плазменными пушками, то значит, я принимаю эмиссию взрывов, просочившуюся между скал. Через пять минут я дам более точный отчет.

– «Затишье» действительно сражается с кораблем полиции Концерна, – нехотя подтвердил Тэвернер.

– В таком случае нам пора зарядить орудия, – тихо напомнила Сорас.

Стрелок молча кивнул.

Итак, осталось пять минут. Или меньше?

– Капитан, – внезапно объявила штурман, – это эмиссия взрывов. Мы почти на месте. Через двадцать минут корабль выйдет в чистый космос. Вскоре мы увидим «Затишье» и полицейский крейсер.

И «Трубу», если она уцелела.

Включив интерком, Сорас предупредила команду о вступлении в бой. Тэвернер хотел, чтобы «Планер» помог «Затишью» уничтожить крейсер и «Трубу». Чатлейн собиралась показать амниону, что она готова выполнить его приказ.

– Капитан, – внезапно доложила связистка, – мы получили сообщение.

Вспомнив об атаке Саккорсо, Сорас передернула плечами.

– Источник? – резко спросила она.

Ник переиграл ее в астероидном рое. Она не забыла об этом – и не простила его.

– Точно не могу сказать, слишком много отраженных сигналов. Мы принимаем их с трех или четырех направлений одновременно.

Речевой сигнал, исходивший из скафандра, не вызвал бы отражений. В такой близости от корабля… Она раздраженно вздохнула.

158
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru