Пользовательский поиск

Книга Хаос и порядок. Прыжок в безумие. Содержание - Морн

Кол-во голосов: 0

Темнота казалась почти непроницаемой. Ее нарушали лишь случайные разряды статического напряжения. В отдалении слабо мерцало полярное сияние лаборатории. Остатки станции догорали, наделяя астероиды перламутровыми отблесками. В черной бездне виднелись ходовые огни «Планера». Корабль Сорас приближался. По данным Дэйвиса, он находился в пятнадцати километрах от «Трубы».

Здесь же был и «Завтрак налегке». Энгус видел, как он поднимался над правым плечом, заполняя край лицевой пластины. Ходовые огни вырисовывали силуэт корабля. Черт! До него оставалось не больше пяти километров. Он мог расстреливать их прямой наводкой! Почти вслепую!

Энгус этого не ожидал. Против двух противников «Труба» была бессильна. А он, уязвимый и слабый – всегда уязвимый и слабый, – не мог ничего изменить. Над ним нависала безжалостно-нежная тьма. Собственная слабость впивалась в запястья и лодыжки, распиная его на планках кроватки. Неудачи и страхи наполняли его жгучей болью.

– Мы ждем твои приказы! – закричала Морн. – Энгус, скажи, что мне делать!

– Я вижу «Планер»! – вторил ей Дэйвис. – Он собирается стрелять! Они хотят уничтожить «Трубу»!

«Скажи, что мне делать!»

Морн освободила его от кодов. Если бы не это, он бы отказался от борьбы и умер. Он считал бы себя живым мертвецом, управляемым принудительными силами Диоса и Лебуола. Но Морн освободила его…

Снаряжение Энгуса не предполагало капитуляции. Его программа отвергала поражение. Спрыгнув на скалу, он пригнулся, приподнял гранату и толкнул ее вверх. Затем Термопайл погладил плазменную пушку. Он был вооружен. Его ужас стал силой. Морн освободила Энгуса от приоритетных кодов. Зонные имплантаты успокоили его, но сохранили устремленность к цели.

Он быстро поднялся на корпус корабля, подтянул к себе гранату и остановил ее выхлопом сопел. Энгус пригнулся и занял позицию под сплюснутым шаром. Но он не успел осуществить свой план. «Завтрак налегке» открыл огонь. Через мгновение к нему присоединился «Планер». Тьма отступила под жутким натиском взрывов. Залпы плазменных пушек превратили пространство в хаос.

О Боже! Они стреляли друг в друга! Кто-то опять кого-то предал. Никто не хотел делиться таким призом, как «Труба». Посчитав крейсер мертвым, они выясняли отношения между собой.

Если бы «Планер» выстрелил из протонной пушки, «Завтрак» не успел бы сделать второй залп. Но Энгус разбирался в спектрах энергетических снарядов. Сорас ответила огнем плазменных орудий. Это дало «Завтраку налегке» небольшое преимущество. Он застал Чатлейн врасплох, провел атаку – и теперь мог первым перезарядить свои пушки. Если в этой битве останется победитель, то им, скорее всего, будет «Завтрак налегке».

Выбор Энгуса был инстинктивным – слишком быстрым для осознания. Сделав глубокий вдох, он приподнял гранату над собой, включил сопла и полетел совершать невозможное. Устройство весило полтонны, а он действовал в одиночку. Но Энгус не колебался. Жизнь научила его совершать поступки, в которые он почти не верил. Ужас стал силой. Задыхаясь в детской кроватке скафандра, Термопайл сражался за свободу. Если бы сейчас его увидела мать, то даже у нее заныло бы сердце.

Ему удалось запустить гранату прямо в нависавшую массу «Завтрака налегке». Потребовалась бы вечность, чтобы устройство столкнулось с кораблем. Однако «Завтрак» продолжал приближаться, улучшая свою позицию и угол атаки. Это ускоряло ход событий.

Компьютер Энгуса рассчитал параметры траекторий и определил момент касания. Затем Термопайл помчался к корпусу «Трубы», торопливо зацепил пояс скафандра к одной из скоб анализатора частиц и подтянул ремень, чтобы его не раскачивало в стороны при резких маневрах и боковых ускорениях. Он настроил подошвы ботинок на максимально возможное магнитное поле, затем прижал к себе ручную плазменную пушку и приготовился к последней фазе плана.

Последовал еще один залп. Искрометный огонь «Завтрака налегке» накрыл «Планер» смертельной волной. Ловушки засияли как маленькие солнца, поглощая ущерб. «Планер» ответил яростной атакой. Термопайл задохнулся от ужаса. Если сингулярная граната взорвется до того, как достигнет «Завтрака налегке» – до того, как в нее выстрелит Энгус…

– Старт! – рявкнул он в микрофон.

Наконец-то он мог кричать – кричать из бездны истерзанной души. И плевать, что его голос мог навсегда раствориться в космической тьме, оставшись неуслышанным и невостребованным.

– Действуй немедленно! Ключ на старт!

Индикаторы внутри шлема мигали, предупреждая его об обезвоживании, температурных перегрузках, критическом расходе кислорода и горючего в соплах. Прижимая к груди плазменную пушку, он ожидал незамедлительной помощи от Морн – спасения от пыток детской кроватки. Еще несколько секунд, и он предстанет перед ликом смерти.

Морн

– Это «Завтрак налегке»! – крикнул Дэйвис – О Господи! Энгус, что нам делать?

На экране замигала метка другого корабля. Взглянув на расчетную траекторию, Морн почувствовала, что у нее останавливается сердце. Ужас перед убийцей матери сковал ее, как лед. Она не могла пошевелиться.

Морн знала процедуры холодного старта. Время от времени небольшие корабли использовали этот режим для экстренного взлета. Начальное ускорение было безопасным. Холодный старт импульсного двигателя не предполагал наличие сил, способных вытолкнуть ее и Дэйвиса за привычные психологические рамки. Их учили переносить большие g – они много раз испытывали перегрузки. Если Морн не провалится в ясность и безумие…

Однако рассчитанный курс создавал другую сложную проблему. Траектория определялась начальным ускорением «Трубы», близостью «Планера» и единственным проходом через рой. Проложенный маршрут не имел альтернатив. Взлетев с астероида, «Труба» должна была проскользнуть мимо «Завтрака налегке».

Пальцы Дэйвиса мелькали на клавишах пульта. Изображения целей на экране прыгали вверх и вниз. Сканер пытался проникнуть через остаточные помехи плазменного шторма. Метка «Завтрака» стала четкой. Два корабля приближались к «Трубе». И «Завтрак налегке» мог стрелять прямой наводкой.

У Морн не было другого выбора. Командный компьютер настаивал, что для старта годилась только одна траектория. Если бы «Труба» выбрала иной маршрут, ей пришлось бы лететь на черепашьей скорости. Из динамика интеркома доносилось затрудненное дыхание Энгуса. Казалось, что он умирал. Морн хотелось закричать: «Помоги мне, черт возьми! Скажи, что делать?!» Но она не думала, что он мог ответить на этот вопрос.

Затем ею овладел новый страх. Что, если «Труба» проскочит? Что, если она уцелеет? Какие испытания ждут ее тогда? Пройдет ли Морн через этот кризис? Пунктирная линия расчетного курса намекала на полет среди черных космических скал, на почти слепой сканер, большое ускорение, на потерю сознания и гравитационную болезнь. Она не изучала карту роя и навигационные данные погибшей лаборатории. Морн не знала, как преодолеть тот рок, который подстерегал ее впереди.

Если она потерпит неудачу, крейсер и его команда погибнут. Но прежде им следовало пережить атаку «Планера» и «Завтрака налегке». Морн решила не загадывать наперед.

Она уже уничтожила корабль отца и всю свою семью.

Дрожа от страха, Морн скопировала диск Бекмана и внесла протоколы полета в программу автопилота, затем ввела настройки для замедления и остановки корабля, если предписанный курс будет представлять опасность для «Трубы». Она не знала, как еще подстраховаться.

– Господи, Морн!

Дэйвис отключил микрофон интеркома, чтобы его не услышал Энгус. Затем сын повернулся к ней.

– Ты представляешь, что он сделал?

Морн покачала головой. Несколько последних минут она занималась прокладкой курса и не имела понятия, что затевал Термопайл.

– Он взял сингулярную гранату, – с благоговейным страхом прошептал юноша. – Энгус хочет произвести ручной запуск. Он надеется, что черная дыра затянет в себя наших противников. О Боже! Он планирует направить гранату в ближайший корабль!

145
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru