Пользовательский поиск

Книга Грааль никому не служит. Содержание - Глава 8. Оптом, в розницу, с потрохами

Кол-во голосов: 0

И ушла в свою каюту. Ничего нового она не сказала. Что Асмика темнит, я давно догадываюсь. У меня девять окраинников, и каждый – загадка.

Я похромал в кают-кампанию. Порка кинетической плетью даром не прошла: я еле волочил ноги. По пути я заглянул во второй санблок. За дверью шумела вода, и Асмика напевала какую-то восточную песенку. Уже вернулась, оказывается.

Интересно, когда? Скорее всего, Джассер её заметил и прогнал обратно в модуль.

В кают-компании я оказался не один. За столиком сидела Гибкая Тири. С первого взгляда было ясно: плохо ей. Она даже не переоделась – просто накинула поверх спрей-комбинезона уродливый балахон и всё.

– Можно с тобой посидеть? – спросил я.

Рунари вздохнула и чуть отодвинулась, давая мне место. Глаза её покраснели. На щеках поблескивали мокрые дорожки от слёз.

– Ученица ещё не знает? – спросила она.

– О чём?

– О Джелиннахане.

– Пока нет. Когда Джассер уходил, они с Весенней Онхой отправились мыться.

– Бедная девочка… Я всегда желала ей добра. Весенняя Онха была очень талантлива.

– Талантливей Белой Ллиу-Лли?

Тири отвернулась.

– И поэтому ты натравила на Весеннюю Онху Джелиннахана.

– Тебе этого не понять. Ты варвар.

Варвар так варвар. Сейчас меня волновало другое.

– Весенняя Онха – спросил я, – кто она? Девчонка говорит, будто ты можешь рассказать о начале войны.

Ловушка была построена грубо, но Тири попалась.

– Она знает не меньше меня. Джассер её дядя. У них не было секретов друг от друга.

– Джассер?

Рунари продекламировала:

Просторно Вдове из Виндзора,
Полмира считают за ней.
И, весь мир целиком добывая штыком,
Мы мостим ей ковер из костей
(Сброд мой милый! Из наших костей!).
Не зарься на Вдовьи лабазы,
Перечить Вдове не берись.
По углам, по щелям впору лезть королям,
Если только Вдова скажет: «Брысь!»
(Сброд мой милый! Нас шлют с этим «брысь!»).
Мы истинно Дети Вдовицы!
От тропиков до полюсов
Нашей ложи размах. На штыках и клинках
Ритуал отбряцаем и зов
(Сброд мой милый! Ответ-то каков?)!

Я ждал, что будет дальше.

– У Хозяйки Прайда много обликов, – продолжала рунари. – И Вдова, и Мать Костей, и Дева у моря. Ковёр из костей – священный символ, который открывается лишь немногим посвящённым Хозяйки. Ваш посол не имел права говорить об этом.

– Он всего лишь читал стихи. Написанные бог знает когда. И не о Хозяйке Прайда, а о…

– Знаю. О вашей королеве. Но Джассер – поэт. Эти слова уязвили его. Он увидел в них свою судьбу и судьбу всех рунархов.

– Значит, Джассер и есть тот самый Брат Без Ножен, случайно оказавшийся рядом с послом.

– Андрей, не надо об этом. Мне больно. Честно.

– Тебе больно… На Лангедоке погиб Дэн. Он тоже был поэтом. Хуже Джассера, лучше – кто знает?.. Пёс загрыз девчонку. У неё всё было впереди. Она могла влюбиться, могла прожить счастливую и светлую жизнь. А хотя бы и нет, пусть тёмную и тоскливую… но сейчас есть лишь обглоданные кости в снегу.

– Замолчи! Замолчи! Замолчи!! – завизжала Тири, закрывая уши ладонями. – Я не хочу этого слушать!

– Нет, послушай! – Я схватил её за руку. – Скажи, что такого знал Джемитин? Ради чего он погиб?

– Я не знаю. – Гибкая Тири смотрела на меня с ужасом. – Андрей, честно, я ничего не знаю! Но я могу помочь. Мы разговаривали с Весенней Онхой, и она рассказала последние новости Тевайза. Всё изменилось. Скажи, насколько сильны твои обязательства перед Первым Небом?

Глава 8. Оптом, в розницу, с потрохами

У рунархов никогда не будет Первого и Второго Неба. Тевайз, Гебох, Отили, Перта и Уруза всегда останутся единым целым.

Фантазия людей неистощима. Мы постоянно придумываем всё новые формы рабства. Это занятие отнимает почти всё наше свободное время. Оставшиеся часы мы отдаём борьбе за свободу.

Во Втором Небе уживались вместе любые типы правления. И демократию можно было найти, и монархию. Социализм, коммунизм, теократия, меритократия, анархия… А если вспомнить, что на одной планете возможны несколько «кратий» одновременно, становится ясно: в мире людей царит бардак.

У рунархов всё иначе. Их связь с коллективным бессознательным теснее, чем у нас. Правитель Тевайза живёт в их аналоге Лонота. Это примерно как если бы нами правил Король-Рыбак.

У них нет понятия «предательство родины». Родина в каждом из них. А значит, и предавать нечего.

– Андрей, ты должен сдаться гранд-тугу Виндженту.

Я решил, что ослышался.

– Что ты сказала?

– Сдаться. Виндженту. Это очень важно. Если бы мы узнали раньше, мы немедленно сообщили об этом охранникам. Или во время Охоты Галеаджу.

– Да? – протянул я. – Ну вы и сволочи, господа хорошие.

– У нас нет выбора. Ты был в Лоноте, когда отец Весенней Онхи отправился исследовать мифизику людей. То, что происходит с Тевайзом, не случайно. Лир что-то сотворил нехорошее. Наши учёные должны знать правду. А для этого придётся изъять у тебя информацию.

– Изъять, значит.

– Да. Даже если придётся прибегнуть к глубинному допросу. Это важно!

Что такое «глубинный допрос», я знаю из лекций в школе экзоразведки. Прошедшему его делают лоботомию – из милосердия. Хотя милосердней было бы его сразу расстрелять.

– А если я прикажу протею вас перебить?

– Всех? – Она печально усмехнулась. – Убей меня, срединник. Рунархи не благодарят, но я скажу тебе спасибо. А потом убей Белую Ллиу-Лли и Весеннюю Онху. Они всё равно погибнут – на Южном материке. Тебе не выбраться с «Погибельного Трона».

– Это почему же?

– Велиаджассен отправился с дуэлянтами не просто так. Он должен снять блокировку с аппарата связи и отправить Виндженту тахиограмму.

Вот так-то, брат. По рукам и ногам повязали дурака. Или, как рунархи говорят, нормального мужика. А я-то думал, что с Асмикой что-то неладно. На тебе – у рунархов расовая правильность взыграла.

«Симба! – мысленно позвал я. – Симба, ты где?»

«Наблюдаю за дуэлью. Какой странный народ эти рунархи».

«Что делает коротышка?»

«Всё в порядке, хозяин. С передатчиком возится, ведёт переговоры на местной волне».

Хм… А протей тоже хорош. Мог бы и сообразить что к чему.

«Симба, ты можешь начать расшифровку?»

«Это сложно. Мне придётся хорошо помедитировать. Я не смогу уследить за всем сразу».

«Действуй, котёнок. Это важно».

У Симбы – истинно мужской характер. Если он чем-то занят, то отдаётся делу целиком, не распыляя внимания.

– Андрей, но ведь крайние меры не обязательны, – сказала рунари. – Вполне возможно, что хватит простого гипноза. Мы не враги тебе.

Именно что враги. Под гипнозом я выболтаю все секреты землян. А это будет весьма некстати…

– Мы можем дать гарантии, – продолжала она.

– Гарантии? Хорошо. Допустим, я согласился. Что дальше?

– Винджент прибудет через два часа на пентере «Восьмёрка мечей». Он передаст струну Мёбиуса, куда ты упрячешь протея. Струна останется у тебя. Нам тоже нужны гарантии, что ты не натравишь на нас зверя.

Логично. Мантикора не справится с пентерой. А держать за спиной готового к бою протея Винджент не станет.

«Хозяин!»

«Да, Симба?»

«Коротышка ушёл, но терминал работает. Я обнаружил неактивную задачу полугодовой давности».

«Задача? Что за задача?»

«Хозяин, это аватара с Земли. Чтобы активировать её, мне потребуется время».

Аватара… Полгода назад кто-то отправил на «Погибельный Трон» аватару. Зная, что станция разгромлена и послание не дойдёт по назначению. Кто? Зачем?

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru