Пользовательский поиск

Книга Грааль никому не служит. Содержание - Глава 5. Вопрос, о котором я забыл

Кол-во голосов: 0

Слова рвались из горла с трудом, пробиваясь сквозь немеющие губы:

– Итера… убила… мантикора…

Радужный вихрь замедлился. Красный рыцарь таял, оплывая, словно целлофан в огне. Звон в ушах стихал, краски становились ярче, чётче, насыщенней.

– Итер… он поймал мантикору! – захлёбываясь, объявил я. – А когда мантикора его… он приказал…

– Помедленнее. Спокойнее, срединник!

Глава 5. Вопрос, о котором я забыл

Бок ожгло болью. Лезвие скользнуло по завязкам кошеля, и коробочка с крабом покатилась по камням.

– Хм… Интересно. – Красный рыцарь нагнулся за ней, и тут я атаковал. Итер отбил удар не глядя. Затем схватил мой клинок за лезвие и дёрнул. – Спокойней, парень. Дыши ровнее!

От неожиданности я едва не выпустил шпагу. Итер держал клинок голой рукой! И не резался! Поймав мой удивлённый взгляд, рыцарь улыбнулся:

– Достойный противник для отщепенца, правда? – Он неуклюже подобрал коробочку. – Хотел бы я знать, парень, кто ты на самом деле.

Крабик-бретёр заверещал, захлопал створками. Метнулась клешня, и рука, державшая мой клинок, намокла в крови. Итер заорал, разжимая пальцы. Я не глядя рубанул его по лицу и бросился бежать. Тоненько вскрикнула Иртанетта.

Нельзя мне было оглядываться… А я оглянулся. Вид Итера был ужасен. Пол-лица в крови, в разрубленной глазнице мелькает что-то белое. От этого зрелища я сбился с шага и врезался в клетку с мантикорой.

Дверца распахнулась. Меня отшвырнуло в сторону.

Радостно взвыв, тварь вырвалась на волю. Не знаю, как Итер умудрился её поймать – в скорости он безнадёжно проигрывал мантикоре. Миг я смотрел на визжащий клубок рыжего и красного, а затем подступила тошнота. Я прислонился к углу клетки, и меня вырвало. Торжествующий рев зверя бился в ушах.

Бой кончился почти мгновенно. Следовало уносить ноги, пока мантикора не нашла другую жертву. Но где же она?

Я лихорадочно осмотрелся. Зверь сидел в двух шагах от меня, сосредоточенно вылизывая лапу. Сердце бултыхнулось в груди и замерло. Мантикора прекратила своё занятие и посмотрела на меня. Глаза у нее оказались неожиданно голубые, как у сиамца. Выражение на морде скорее подошло бы голодному помоечному котёнку, которому показали кусочек колбасы.

– Мяу… – жалобно сказал котёнок. Подбежал, задрав хвост трубой, и принялся тереться об мои колени. Онемелыми пальцами я почесал его за ушком.

– Адвей… – Я оглянулся и заметил Иртанетту. Лицо принцессы было белым, как бумага. Девчонка едва стояла на ногах, держась за решётку. – Адвей, эти звери не приручаются! – В её глазах мелькнуло восхищение, смешанное с ужасом: – Как ты сумел?!

– Не знаю… – Мой взгляд упал на бесформенную кучу, бывшую некогда Красным рыцарем. Меня вновь замутило: – Пойдём… пойдём отсюда, Иришка…

Не оглядываясь, мы бросились прочь от мертвеца. Мантикора мчалась рядом с нами, временами подпрыгивая и молотя крыльями. Я словно попал в свои ночные кошмары. Люди Итера разбежались сразу же, едва поняли, что их хозяин мёртв.

– Адвей… что ты сделал… с Красным рыцарем?.. – задыхаясь на бегу, спросила Иртанетта.

– Крабик! – выкрикнул я в ответ. – Он… снял неуязвимость… понимаешь?..

Тропинка резко нырнула в тоннель. Мы оказались в темноте: фонарь Иришка забыла возле клеток. Минуту или больше мы мчались наугад, ориентируясь лишь на сопение мантикоры. У этих зверей хорошо развито ночное зрение. Без неё мы бы наверняка заблудились.

Наконец тьма отступила. Потянуло сыростью; где-то шумела вода.

– Подземная река… – Иришка нащупала моё запястье и крепко сжала: – Мы почти на месте.

С этого момента мы шли медленней, внимательно смотря под ноги. В тоннеле горели факелы: Анфортас или Маллет позаботились о нас. Вскоре шум течения стал громче. Мы вышли на берег реки.

Король-Рыбак сидел на камне, задумчиво глядя в воду. У берега покачивалась на привязи лодка. Завидев Анфортаса, мантикора зашипела, выгибая спину. Я ухватил зверя за загривок:

– Свои, Симба!

Сам не знаю, почему назвалось именно это имя – такое домашнее, уютное. Пренебрежительно фыркнув, котёнок отошёл в сторону и уселся на камни, обвив кольчатым хвостом лапы. Теперь он действительно выглядел самым настоящим Симбой.

Из-за валунов показалось бледное лицо Маллета.

– Ваше Высочество! – В глазах следопыта сквозило безумие. Он смотрел то на Иришку, то на меня, то на мантикору, то снова на Иришку. – Ваше Высочество, что случилось? Отчего вы не пошли условленным маршрутом? Откуда здесь зверь?

Принцесса принялась бессвязно оправдываться.

– Мы попали в засаду, – помог я ей. – Красный рыцарь подстерег нас в бестиарии. Он споил Биггля и сломал клетку мантикоры.

Мои объяснения лишь ухудшили ситуацию. Маллет недоумённо вскинул брови:

– А что вы делали в бестиарии? Госпожа! Отец дал вам ясное задание, а вы…

– Ладно, Маллет, – оборвал его Король-Рыбак, – хватит. Итер не станет ждать, пока ты прочтёшь нотацию. – Он кивнул в сторону лодки: – Адвей, садись. Время дорого.

– Но Красный рыцарь мертв! – Я почти кричал.

Как всегда, взрослые пропустили мои слова мимо ушей. Маллет проверил тоннель, которым мы вышли к реке, а затем вернулся и стал возле принцессы в позе верного стража. Арбалет в его руке едва заметно подрагивал.

Делать нечего. Я пожал плечами и направился к лодке. Чтобы не расплакаться, Иришка закусила губу. Когда я проходил мимо Анфортаса, он придержал меня за плечо.

– Попрощайся с девчонкой, дубина, – шепнул Король-рыбак. – Видишь, у нее глаза на мокром месте? – И легонько подтолкнул меня к принцессе.

Я застыл перед Иришкой, словно истукан. Буркнул, глядя в пол:

– Ириш… Счастливо тебе…

Иртанетта обняла меня, уткнувшись носом в плечо:

– Адвей… ты возвращайся, пожалуйста! – Она прерывисто всхлипнула: – Я… я буду ждать…

Робкий поцелуй в щёку. Вкус соли на губах.

Вот и всё.

* * *

Лодка мчалась, рассекая смоляную гладь. Вёсел ей не требовалось. Мы с мантикорой сидели на носу, вглядываясь во тьму тоннеля. Анфортас дремал на корме. Время от времени Симба бил лапой по воде, и тогда Король-рыбак приоткрывал один глаз.

Мантикора охотилась. Вряд ли свет фонаря привлекал водных тварей: рыбины подземной реки слепы. Скорее, они собирались на звук.

– Эге, – сказал Анфортас, когда котёнок выхватил из реки очередную рыбину. – Да твой зверек из нашего братства, из рыбаков. Вот бы кого мне в друзья! Что скажешь, Адвей?

Симба оглянулся на короля и демонстративно зевнул. Затем улёгся у моих ног и принялся жрать пойманную рыбину. Безглазая тварь жалобно пищала и отбивалась рудиментарными лапками.

– Он не принадлежит мне, – отозвался я. – Как я могу распоряжаться его судьбой?

– Это правильно. Он тебе не служит, ты – ему. А путь общий.

– Ваше Величество… Можно задать вопрос?

– Можно, Адвей.

– Ваше Величество, о каком пророчестве вы говорили Маллету? Ну… когда мы впервые встретились. У кого ни спрошу, все молчат. Иришка чуть-чуть рассказала, но и то не всё.

Анфортас усмехнулся:

– Видишь ли, дружочек… Каждому из нас принадлежит лишь часть правды. Я расскажу то, что утаила Иртанетта.

…Несчастье произошло шесть лет назад. Случилось это, когда Итер впервые приехал в Лонот. Вёл он себя нагло и требовал слишком многого. Притязания незнакомца казались рыцарям Белэйна смехотворными. Гостивший при дворе двоюродный брат принцессы принял вызов. Итер убил мальчишку на глазах Иртанетты – легко, играючи, – и с тех пор принцесса изменилась. Она перестала смеяться. Что бы ни происходило, взгляд её оставался неизменно серьёзен.

Белэйн отчаялся помочь дочери. Целители пожимали плечами: девочка ничем не была больна. Впустую пропадали усилия шутов и скоморохов. Им не удалось вызвать на губах принцессы даже тени улыбки. Так продолжалось до тех пор, пока Тильский узурпатор не прислал в помощь лонотцам своего шарлатана. Шарлатан осмотрел девочку и выдал пророчество. Болезнь пройдёт, сказал он, когда принцесса встретится с величайшим воином страны.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru