Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 81

Кол-во голосов: 0

Другие, прикрывшись от стрел щитами, ринулись в пешую атаку, но позади лучников стояли вассалы короля Рембальта, ощетинившись копьями и двуручными мечами.

Между ними появился и сам Рембальт. Верхом на коне, возвышаясь над всеми и еще привстав в стременах с воздетым к небу мечом, он кричал:

— Убирайтесь прочь, проклятые нечестивцы. Не видать вам Божественного Яйца как своих ушей.

Сзади напирали вассалы других королей и великих герцогов, и рыцари короля Тура не могли двинуться ни назад, ни вперед. И тогда воины короля Бергамора, которым тоже не терпелось дорваться до добычи, попытались пробить затор силой оружия.

Увидев, что их атакуют с тыла, люди короля Тура оказали посильное сопротивление, и у ворот закипела нешуточная потасовка с человеческими жертвами.

Сообразив, что ничего хорошего таким способом не добьешься, самый благоразумный из всех западных полководцев — великий герцог Дельмар — задумал всех обмануть и проникнуть в Турмалин по лестницам через стены, как это сделали воины Рембальта.

Но те же самые воины Рембальта уже стояли на стенах и они, как оказалось, умели сдерживать штурм гораздо лучше, чем живородящие защитники города.

А тем временем опомнились и сами живородящие. Личная гвардия царя Гурканского высыпала из-под стен дворца и нанесла сокрушительный удар по тылам дружины Рембальта.

К этому времени ряды рыцарей Рембальта сильно поредели. Опасаясь упустить добычу, доблестные рыцари бросали боевые порядки и растекались по улицам, хватая все подряд и насилуя женщин.

Все самое худшее, что живородящие когда-либо слышали про яйцекладущих, оправдалось многократно. Но ограбленные горожане и обесчещенные женщины скоро оказались отмщены. Царские гвардейцы отлавливали рыцарей Рембальта поодиночке, и счастлив был тот, кому по какой-то случайности доставалась быстрая смерть.

А те, кто все-таки не бросил боевые порядки ради грабежа, не могли биться на два фронта и под натиском гвардейцев хлынули к воротам.

И побежали из города все вместе — храбрые воины Рембальта и доблестные рыцари короля Тура, с которыми соратники по походу не захотели поделиться добычей, и вассалы короля Бергамора, которые поспели к шапочному разбору и обиделись за это на остальных.

Только люди герцога Дельмара никуда не бежали. они просто тихо отошли от стен, которые им так и не удалось покорить.

Священный город был потерян бесповоротно. В стычках между собой яйцекладущие рыцари потеряли больше людей, чем при штурме городских стен, и теперь их силы были не только слишком малы, чтобы идти на приступ снова, но еще и раздроблены. Никто не хотел простить остальным междоусобицу у городских ворот. Кровь убитых в этой свалке требовала отмщения, и западные рыцари из разных стран точили ножи друг против друга.

Дошло до того, что король Тур вызвал короля Рембальта на дуэль, но тот ответил, что не дерется с трусами и нечестивцами, чем нанес Туру несмываемое оскорбление.

Король Тур был настолько возмущен, что предложил своим друзьям миламанам чуть ли не полкоролевства за одну простую услугу — убить проклятого Рембальта. Однако Ри Ка Рунг ответил на предложение стандартно:

— Это ваша война и люди с неба не могут в нее вмешиваться.

— Что ж, найду других, — грустно сказал король Тур и отправился на поиски немедленно.

А в Турмалине живородящие праздновали победу, и только царь Гурканский знал, как дорого она досталась.

Перед тем, как мановением руки послать на бой своих гвардейцев, он крикнул во весь голос, обернувшись к башне, где была заключена Богиня Гнева Зуйа:

— Я принесу тебе любую жертву, какую ты хочешь, даже если для этого придется убить моих собственных дочерей!

И не было никаких сомнений, что именно услышав эти слова, Богиня Гнева помогла воинам царя Гурканского очистить священный город Турмалин от врагов.

81

А тем временем башня, где держали Богиню Гнева, снова сотрясалась от ее криков и попыток выломать дверь.

— Выпустите меня отсюда! — кричала Зоя, разнося остатки мебели. — Я хочу к моим друзьям. Выпустите меня из этого проклятого города!

Это было уже что-то новое, и царь Гурканский сразу понял, чем это ему грозит. Если выпустить богиню из города без жертвоприношения, они наверняка объединится с яйцекладущими и лично поведет их на штурм Турмалина. Ведь всем известно, что яйцекладущие — это бич божий, который придуман для наказания грешников.

Нет! Отпускать богиню просто так ни в коем случае нельзя. Ведь самоочевидно, что Зуйа посылает живородящим новое испытание. Она проверяет, хватит ли у царя Гурканского духу и веры, чтобы принести в жертву собственных дочерей.

Однако у Арарада Седьмого было всего две дочери, а не двенадцать, как требует Преосвященное Писание. И обеих он очень любил, так что теперь сильно жалел о словах, сказанных сгоряча.

А тут еще об этих словах узнала его старшая дочь Мелисса, и теперь ее никак не могли найти по всему дворцу. Похоже, она попросту сбежала из дворца, твердо решив ни за что не даваться в руки палачей.

Младшая дочь Дария — совсем другое дело.

— Все будет как ты хочешь, отец, — сказала она и отправилась в церковь оплакивать свою судьбу.

Там к ней присоединился первосвященник Гитан и вскоре он уже кричал царю:

— Не дам убить мою духовную дочь. Прокляну тебя и весь род твой и не убоюсь гнева божьего и царского, а ее не отдам палачу.

Но тут на помощь царю пришел великий инквизитор, который со святой книгой в руках убедил государя, что его дочерям вовсе незачем умирать от рук палача.

— Разве не сказано в Писании, что усыновленный превыше родного? Разве не учил пророк Кумар, что падчерицу и пасынка надлежит любить больше, чем дочку и сына?

— Что ты предлагаешь? — не сразу понял Арарад Седьмой.

— Неужели мало невольниц в твоем дворце? — ответил священнослужитель. — Что мешает тебе удочерить двенадцать из них?

Эта идея очень понравилась царю, и он даже не стал обсуждать ее ни с кем больше. Великий инквизитор мог провести эту процедуру не хуже первосвященника. Не надо даже ставить упрямого старца в известность. На территории дворца шестнадцать храмов и для предстоящего обряда годится любой из них.

Жалко конечно, что пропали самые красивые невольницы, которых увел с собой Бог Табунов, скрывшийся неизвестно куда. Стражи в западной башне в один голос твердили, что он вознесся на небо и девушки улетели с ним, но докладывали они как-то путано и неуверенно. И один, говоря про вознесение на небо, все время тыкал пальцем куда-то вниз.

Но Бог Табунов мало интересовал царя Гурканского. Ему надо было как-то заманить Богиню Гнева в один из храмов, потому что негоже совершать большое жертвоприношение в неосвященном месте.

А Зоя тем временем устала биться об стены и колотить мебель. Она переутомилась и сорвала голос, и когда в покоях богини наступила тишина, стражники осторожно отворили дверь, и царь с поклоном произнес:

— Не гневайся, о славная богиня. Сейчас тебя проводят в то место, откуда ты отправишься к своим божественным собратьям.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru