Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 68

Кол-во голосов: 0

Вскоре после начала стрельбы в эфир понеслись крики:

— Мы их сделали! Йес! Йес! Йес!

Для радости была веская причина. Под градом ракет НЛО отступил и скрылся в космосе.

По причине провала стратегической оборонной инициативы президента Рейгана в 80-е годы достать его там не было никакой возможности.

И вскоре из космоса поступила тревожная новость. Экипаж Международной Космической Станции в панических тонах доложил о нападении на станцию неизвестных в скафандрах, после чего связь прервалась.

В результате этого ЧП тревога перекинулась и на Россию, поскольку один из трех космонавтов был ее гражданином, а еще один — подданным суверенного Казахстана.

Именно этот последний, офицер казахской национальной армии Мерекен Каримов, и был тем героем, который до самого конца оставался на связи, крича в микрофон по-русски, по-английски и по-казахски:

— Они прорвались в «Союз»! Мы не можем отстыковаться! Они меня поймали!!! Пусти, сволочь!

Последними словами космонавта была непечатная фраза на смеси русского и родного, которая оборвалась на полуслове.

Людей с нестойкой психической организацией в космонавты не берут, но даже у человека с железными нервами может отказать самообладание, если к нему на станцию вдруг ворвутся посторонние с неизвестным оружием в руках. А майор Каримов к тому же был по жизни холериком и в выражениях стесняться не привык.

Поскольку на земле по-прежнему верили в НЛО с оговорками и не исключали внезапного сумасшествия космонавтов, на мысе Канаверал спешно снарядили шаттл с аварийным экипажем.

Члены экипажа, направляясь к челноку, улыбались в телеобъектив, но это были улыбки из разряда «Идущие на смерть приветствуют тебя, Цезарь».

Когда шаттл приблизился к МКС, командир экипажа спокойным голосом доложил, что около станции находится не один, а два НЛО. После чего связь с кораблем многоразового использования тоже прервалась.

68

Конечно, виноваты во всем были нервы. У истерических личностей нередко случаются такие выбросы адреналина в кровь, которые начисто выветривают страх из головы, убивают инстинкт самосохранения и толкают человека вперед, на ножи, штыки и амбразуры.

К тому же Евгений Оскарович Неустроев не очень верил в силу холодного оружия. Все эти мечи и луки со стрелами казались ему детской забавой. Рассудком он, разумеется, понимал, что все не так, и мечом можно убить не хуже, чем гранатой — но увидев, как какой-то болван с оскаленной рожей и рогами на голове чуть ли не за волосы втягивает Зою на спину своего коня, Неустроев потерял рассудок совершенно.

Казалось бы, что ему Зоя? Беременная, некрасивая, психованная и разборчивая в отношении мужчин. Во всяком случае, Неустроев не привлекал ее ни под каким видом, несмотря на то, что она носила под сердцем его клон. А может быть, именно поэтому.

Поцелуй в падающей канонерке после приземления был молчаливо признан случайным недоразумением.

Но устремляясь в погоню за рогатым всадником, Неустроев об этом не думал. Он не думал даже о чести Земли и вообще ни о чем. С пустой головой землянин летел вперед и опомнился только у ворот Турмалина.

Тут надо отметить одну немаловажную деталь. С момента вынужденной посадки и по сию пору земляне на Роксалене ходили в миламанской военной форме — той же самой, которую носил и Бог Воинств Зам Ми Зунг.

Роксаленскую одежду земляне надевали только когда миламанская форма нуждалась в стирке. А как только она высыхала, переоблачались обратно, поскольку комбинезон космолетчика был гораздо удобнее роксаленских платьев.

Правда, туземные женские платья позволяли дольше скрывать беременность, и в походе женщины перешли на местную одежду. Но все испортила африканка, которой вздумалось купаться нагишом, в результате чего, собственно, земляне и были разоблачены, как живородящие.

Когда дело приняло крутой оборот, Зоя первая переоделась в военную форму, поскольку в ней было удобнее управляться с оружием.

Что касается Неустроева, то он не отказывался от нее вообще и к тому же, появился перед воротами Турмалина, паля во все стороны из двух стволов.

Парализатор большой точности не требует, и воины царя Гурканского валились наземь снопами. А излучатель поджигал в основном строения и деревья, но зато производил гораздо больший эффект.

Всадник в одеянии богов и с божественным оружием — это сильно. Настолько, что Неустроева немедленно приняли за Бога Табунов — не самого влиятельного в пантеоне живородящих, но зато очень грозного и опасного.

Тем временем Зоя, используя всеобщее замешательство, дотянулась, наконец, до парализатора, и рогатый всадник получил тройную дозу излучения прямо в лицо.

При этом она громко ругалась нехорошими словами, брызгала слюной и навязчиво пыталась укусить своего противника за нос.

Это не удалось только потому, что парализованный воин царя Гурканского немедленно скатился с лошади и напоролся животом на собственный рогатый шлем, упавший на землю мгновением раньше.

— Зоя, я здесь! — крикнул девушке Неустроев, и это услышали все присутствующие.

— Зуйа… Зуйа… Зуйа… — эхом пронесся по рядам живородящих тревожный шепот.

Зоя и Евгений неожиданно обнаружили, что никто больше не пытается с ними воевать. Воины царя Гурканского стояли вокруг широким кольцом, боясь даже пошевелиться. а потом вдруг все разом повалились на колени и стали биться лбами о землю.

— Что это с ними? — удивилась Зоя.

— А черт их знает… — ответил Неустроев, который был изумлен не меньше.

Но тут на сцене появились новые действующие лица. К стенам Турмалина в глубокой печали приближался сам царь Гурканский со свитой и стражей.

— Бог Воинств отвернулся от нас, — сказал он своим воинам, еще не зная о событиях у ворот.

Но тут же его и просветили, сообщив, что взамен одного бога в Турмалин пожаловали целых два, а именно — Богиня Гнева Зуйа в сопровождении грозного Бога Табунов.

Это доконало царя окончательно. Уж он-то лучше чем кто-либо другой знал, что Богиня Гнева никогда не приходит к людям просто так.

Зуйа появляется, когда боги хотят покарать людей за их грехи и преступления.

Как видно, сонм богов счел разрушение Беримура недостаточным наказанием, и теперь властители жизни и смерти решили обрушить свой гнев на Турмалин и войско царя Гурканского.

Царь постарался взять себя в руки и, соскочив с коня, повалился на колени под ноги божьих коней.

— Преславная и превеликая богиня, и ты, благословенный Бог Табунов и Стад! Недостойный царь Гуркана и Беримура, князь Тавера и Конта и несчастный владетель этого города приветствует вас, о посланцы заоблачных небес, и униженно молит не гневаться и пожаловать в священный град Турмалин с миром.

— Опаньки! — ответствовал на это благословенный Бог Табунов и Стад, а Зоя, окинув взглядом коленопреклоненную фигуру, поинтересовалась:

— А кто тут царь?

Поскольку властитель Гуркана говорил о себе в третьем лице и ретранслятор именно так перевел его слова на русский, Зоя решила, что этот тип — какой-то царский слуга или вельможа.

Между тем ее слова повергли царя в священный ужас и трепет. Ведь они могли означать, что боги больше не считают его царем.

— А по-моему, он и есть царь, — сказал Зое Неустроев, который быстрее разобрался в ситуации.

— Интересное кино, — заметила Зоя. — Надо понимать, теперь они нас отпустят?

— Вообще-то они приглашают нас в город. И я бы не прочь туда заглянуть. Хочу посмотреть на яйцо, из-за которого они все тут с ума посходили.

Неустроева давно мучила загадка Божественного Яйца. Ведь он до сих пор еще толком не разобрался, в чем заключалась пресловутая генетическая революция и каким образом живородящие гуманоиды превратились в яйцекладущих.

Тот факт, что на Роксалене рядом жили те и другие, наводил на интересные мысли. Может быть, первые эксперименты по превращению живородящих в яйцекладущих происходили именно здесь, и как раз поэтому роксаленцы из враждующих лагерей настолько мало отличаются друг от друга, что для установления их биологического статуса приходится придирчиво изучать форму пупка.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru