Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 64

Кол-во голосов: 0

64

Исполняющий обязанности Бога Воинств моторо-мотогальский шпион Зам Ми Зунг несколько дней пребывал в сомнении насчет того, привиделось ему или правда в армии, противостоящей войску царя Гурканского, присутствуют миламаны.

Вообще-то спутать миламанского мужчину с кем бы то ни было еще довольно затруднительно. Слишком уж внушительны габариты. Зам Ми Зунг и сам был таков, хотя считался среди своих земляков низкорослым. Во всяком случае, на роксаленцев миламан производил потрясающее впечатление. Недаром они сразу признали его богом и даже не стали укорять за бегство от войска в разгар маленького Армагеддона.

Богу виднее, как ему поступать.

Во время бегства у Зам Ми Зунга не было времени в деталях разглядывать лагерь западных рыцарей. Ему просто показалось, что среди них мечутся миламаны, которые выше всех окружающих на две головы и отличаются характерным совпадением цвета волос и кожи.

Проверить это наблюдение он так и не смог, зато пришедшая в голову мысль по поводу оглушила его как обухом.

Спрашивается — что делать миламанам и мотогалам на этой никому не нужной примитивной планетке? С какой целью миламаны ошиваются в войске яйцекладущих рыцарей? А главное — зачем миламанским истребителям и мотогальским бронекавалеристам устраивать воздушный бой в атмосфере Роксалена?

У Зам Ми Зунга было на этот счет только одно объяснение. Миламаны прибыли сюда, чтобы арестовать его, как предателя. А мотогалы стремятся эвакуировать своего агента с Роксалена в надежде, что он сообщит им что-нибудь новое об экспедиции «Лилии Зари» и планете носителей гена бесстрашия.

Но Зам Ми Зунг не мог ничем порадовать мотогалов. Он попытался скачать из корабельной сети собранные вирусом навигационные данные, но эту попытку засекли, и пришлось сматываться, не дожидаясь завершения процедуры.

Так что миламаны и мотогалы были для Зам Ми Зунга одинаково опасны. И еще неизвестно, кто из них хуже. Гуманные миламаны сажают вражеских шпионов в тюрьму и даже в разгар войны не собираются отменять запрет на смертную казнь, а моторо-мотогалы могут и убить ренегата, как не оправдавшего доверия.

С роксаленцами было проще. Поначалу Зам Ми Зунг опасался, что аборигены вломят ему по первое число, когда узнают, что враги вовсе не рассеяны по полям и лесам, а совсем даже наоборот, с новыми силами движутся к городу Турмалину. Но страхи оказались напрасны.

Получив дурную весть, живородящие, подбадривая себя и друг друга криками: «С нами Бог!» — стали готовиться к обороне. Бога они ни о чем не спрашивали и только молились ему о ниспослании победы.

Тем временем Зам Ми Зунг тоже думал, кому бы помолиться, потому что победа живородящих теперь касалась и его лично.

Очевидцы подтвердили, что в войске западных рыцарей действительно есть гиганты с кожей под цвет волос и лишенные пупка, что повергает в смятение как яйцекладущих, так и живородящих.

Не было никакого сомнения, что это миламаны, и Зам Ми Зунг с каждым днем утверждался в мысли, что они идут его арестовывать.

Тем временем до западных рыцарей тоже докатились сведения о Боге Воинств, который будто бы лично командует армией живородящих. Но поскольку яйцекладущие не верили в богов, восседающих на троне во плоти, это известие не произвело на них гнетущего впечатления.

Угнетенными в этом войске после бескровной победы над живородящими на пограничном поле выглядели только миламаны и люди. Да и то не все, потому что некоторым происходящее казалось очень интересным.

Больше всего священный поход западных рыцарей напоминал землянам ролевую игру или съемку исторического фильма с очень большой массовкой.

Носитель гена бесстрашия Евгений Неустроев никак не мог решить, чего ему хочется больше — эвакуироваться в космос или остаться на Роксалене. То есть больше всего он, конечно, хотел вернуться домой — но эта цель на данный момент была недостижима в принципе. А вот насчет эвакуации в космос…

В его памяти еще не изгладились впечатления, полученные при падении канонерки. сам Евгений Оскарович был убежден, что они не изгладятся никогда и к аэрофобии теперь добавится космофобия. Но и вечно оставаться на Роксалене Неустроев тоже не хотел.

Ко всему прочему, он жалел, что вообще отправился в этот поход, и однажды сказал вспыльчивой девушке по имени Зоя:

— Мне все меньше нравится эта история. Кажется, они всерьез собираются воевать.

— Конечно, собираются! — радостно ответила Зоя. Ее беременность с каждой неделей становилась все заметнее, и ей бы следовало больше всех огорчаться неудаче при попытке эвакуации, потому что рожать на планете средневекового уровня, где медицину не очень-то отличают от колдовства — развлечение не из приятных.

Но Зоя, в отличие от остальных земных женщин, не унывала и с блеском в глазах ожидала, когда же наконец начнется настоящая война.

Ждать ей пришлось недолго. Живородящие во главе с Богом Воинств решили встретить яйцекладущих на дальних подступах к Турмалину и дать генеральное сражение под девизом «Победитель получает все».

И как раз накануне битвы беременность шести земных женщин перестала быть тайной для яйцекладущих рыцарей.

Принцесса Эдда свято хранила тайну небесного рыцаря Евгения, но утаить беременность его «суррогатных жен» после того, как срок уже перевалил за середину, оказалось невозможно.

— Они живородящие! — разнесся по лагерю яйцекладущих страшный слух, и кто-то поспешил добавить пару слов от себя:

— Живородящие лазутчики.

Когда король Тур явился к Ри Ка Рунгу требовать объяснений, тот охотно объяснил, что на небе живородящие и яйцекладущие живут в мире и согласии и совместно борются с икромечущими, но его величество решил, что ему попросту заговаривают зубы.

Крики «Бей живородящих!» заставили миламанов и людей схватиться за парализаторы, и «волшебный меч небесных рыцарей» стал разить направо и налево. Но это не спасло бы инопланетный отряд, потому что рыцарей со слугами, оруженосцами и наемниками было слишком много.

Но когда под ударами парализаторов опешившие рыцари временно отступили, на помощь миламанам и людям пришли благородные дамы.

Пример подала принцесса Эдда, которая, выхватив меч, прикрыла грудью своего возлюбленного небесного рыцаря. Сам Неустроев в горячке боя забыл даже испугаться, стреляя по-македонски из двух парализаторов. Бояться задним числом было как-то неловко и прятаться за спиной женщины — тоже, так что Евгений встал с принцессой рядом.

Эту живописную группу органично дополнила принцесса Рузария, которая явилась защищать белокурого гиганта Ри Ка Рунга.

Королева Гризанда, разумеется, не могла позволить сопернице оказаться рядом с миламанским спецназовцем в одиночестве — и тоже пристроилась рядом.

Ну а глядя на свою предводительницу, на сторону миламанов и людей перешел и весь дамский отряд.

Вскоре на переговоры с зеленой ветвью мира в руках и без оружия прибыл сам король Тур. Попытка уговорить благородных дам не дурить и вернуться в общий лагерь закончилась полным провалом, и тогда король лично встал между дамами и кавалерами, объявив во всеуслышание:

— Я никому не позволю причинить вред моей жене и сестрам.

Галантные вассалы короля Тура тоже не испытывали желания наносить дамам какой бы то ни было ущерб, но в ставке рвал и метал король Рембальт — единственный, кто наотрез отказался допустить женщин в свое войско.

Таким образом в войске яйцекладущих явственно наметился раскол. Король Рембальт яростно ополчился на короля Тура при вооруженном нейтралитете остальных королей и великих герцогов.

И разумеется, именно этот момент живородящие роксаленцы выбрали для начала битвы.

На этот раз Бог Воинств не стал прятаться в лесу, а поднявшись повыше в своем кресле, поливал лагерь западных рыцарей из боевого излучателя.

Рыцари разбегались, как под бомбежкой. Миламанам и людям в компании благородных дам повезло больше. Бог Воинств обрушился на главный лагерь, а изгои в ходе схватки с рыцарями были оттеснены далеко в сторону.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru