Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 57

Кол-во голосов: 0

Этот вице-генерал по имени Забайкал не зря был побратимом бывшего генерала Забазара. Его отличала почти такая же смелость, но она никогда не доходила до безрассудства. Забайкал был не только храбр, но и почти так же умен, как его низвергнутый ныне анда.

57

Полковник Забазар был разбужен среди ночи по корабельному времени, когда дежурные наблюдатели окончательно убедились, что третья планета в системе желтой звезды, к которой мотогальский флагман вышел, преодолев несколько парсек в гиперпространстве, действительно обитаема и может иметь разумную жизнь.

Флагман двигался к этой планете с окраин планетной системы на досветовой скорости и прибытие на ближнюю орбиту ожидалось через шестнадцать часов. События можно было ускорить коротким сверхсветовым броском на импульсной тяге, но после гибели крейсера на Альтаире Забазар предпочитал осторожность.

Конечно, флагман еще крепок, но мало ли что может ждать его впереди. Лучше не рисковать и сохранять кое-какие ресурсы в резерве на всякий пожарный случай.

Перед сном полковник Забазар получил сообщение от своего последнего корабля сопровождения, который вел поиск самостоятельно и в очередной раз вытянул пустышку. Среди четырнадцати планет, обращающихся вокруг оранжевой звезды класса K1, не оказалось ни одной обитаемой.

Во сне Забазар видел несметные полчища носителей гена бесстрашия — чудовищных монстров невиданной свирепости, и когда младший офицер потряс полковника за плечо, тот вскочил с криком ужаса.

— Что?! Где?! — воскликнул он, не в силах сообразить, где находится.

— Все в порядке, господин полковник, — успокоил его младший офицер. — Просто мы обнаружили признаки радиообмена.

— Между кем и кем? — не понял Забазар, который уснул еще до того, как флагман вышел в досвет.

— Это внутрипланетный радиообмен, — пояснил офицер. — Здесь наверняка есть разумная жизнь, и уровень цивилизации не ниже индустриального.

Тряхнув головой, Забазар прогнал остатки сна и стал одеваться, задавая на ходу уточняющие вопросы.

Однако достоверные ответы на них полковник получил лишь через несколько часов, когда обитаемая планета стала ближе, а радиосигналы — явственнее.

Компьютеры флагмана с головой погрузились в расшифровку этих сигналов, а вперед к планете, далеко опережая корабль, понеслись зонды, и вскоре Забазар смог насладиться индустриальными ландшафтами этого мира.

— Город, вид сверху, — пояснял дежурный наблюдатель, выводя на экран очередную картинку, хотя Забазар не нуждался ни в каких пояснениях. Он и сам видел, что это город, причем большой и сравнительно высокоразвитый.

И таких городов на планете было много.

Забазар невольно подумал, что подобный мир мог бы стать неплохим приобретением для Всеобщего Побеждателя, но тут же оборвал себя. Пока не решена миламанская проблема, никто не станет посылать ударные и оккупационные войска в такую даль. Тем более, что войск потребуется много. Это тебе не какой-нибудь Рамбияр с населением в сто миллионов и цивилизацией, высшее достижение которой — ружье, заряжаемое с дула.

При мысли о Рамбияре лицо полковника передернула судорога, но он быстро взял себя в руки, и мысли его потекли в другом направлении.

Конечно, планеты типа той, на орбиту которой выходил сейчас флагманский корабль — это далеко не подарок. Но если там действительно живут носители гена бесстрашия, то не исключено, что верховное командование Мотогаллии все-таки изыщет резервы для ее завоевания.

Ген бесстрашия — это серьезно. И надо приложить все силы, чтобы он не достался больше никому. Только моторо-мотогалам, высшее предназначение которых — быть покорителями Вселенной.

Иначе могут думать только бунтовщики и изменники вроде доктора Нарангая, но Забазар искренне надеялся, что в верховном командовании таких нет.

И теперь оставалось только выяснить, действительно ли на этой планете есть носители гена бесстрашия, да еще в таком количестве, как говорилось об этом в сообщении самой первой миламанской экспедиции, обрывки которого мотогальской разведке удалось перехватить еще в ту пору, когда Забазар был бравым генералом, увешанным наградами с ног до головы.

58

Они двигались навстречу друг другу — священное воинство яйцекладущих под предводительством четырех королей и семи герцогов и великая армия живородящих во главе с Богом Воинств на летающем троне и царем Гурканским на белом коне.

Чисто внешне армия живородящих выглядела внушительнее, но она на три четверти состояла из женщин, детей, стариков, калек и прочего небоеспособного контингента, который присоединился к войску не для того, чтобы воевать, а для того, чтобы общаться с богом.

Это доставляло Богу Воинств массу неудобств и вынуждало его подниматься вместе с креслом выше самых высоких деревьев, потому что если этого не сделать, то паломники забирались на деревья и нередко падали с них, разбиваясь насмерть. Особенно было жалко детей, которые проделывали это особенно часто.

Хотя аборигены относились к этому с пониманием и после падения очередного малолетнего древолаза судачили между собой, что боги забрали малыша к себе в рай и там ему будет лучше, или наоборот — наказали дерзкого юношу, чтобы другим неповадно было, Зам Ми Зунг все равно их жалел, потому что он был все-таки миламаном, хоть и на моторо-мотогальской службе.

Настоящие воины считали всю эту толпу ненужной обузой, но ничего не могли поделать. Если во главе армии стоит сам Бог, приходится мириться с неудобствами, которые возникают по этой причине.

Священному воинству яйцекладущих рыцарей было гораздо проще. Пешие паломники и ополченцы отстали еще на первом перегоне, да и было их немного, потому что основная масса народонаселения предпочитала поддерживать участников священного похода издали — молитвами и постом, который заключался в отказе от употребления в пищу яиц, даже птичьих.

Единственной обузой рыцарского войска был дамский отряд во главе с женой и тремя сестрами короля Тура, которые ни за что не желали оставаться в королевском замке, увидев, что небесные женщины собираются сопровождать своих мужчин в их паломничестве.

Первые неприятности начались уже на третий день похода, когда рано поутру королева Гризанда и старшая принцесса Рузария учинили поединок на мечах.

Причиной поединка явилась любовь обеих дам к человеку с неба Ри Ка Рунгу, который по причине недолеченного ранения не мог дать ни одной из них желаемого удовлетворения. Зато он нашел в себе силы прервать поединок, и сбежавшиеся на шум рыцари застали миламанского спецназовца держащим обеих дам в полном боевом облачении за шкварник на высоте полуметра.

На лице его не отражалось никакого напряжения.

— Как дети, ей богу! — укорял он ее величество и ее высочество, перекрывая своим командирским голосом верещание девушек.

Если перевести это верещание на членораздельный язык, то получалось, что принцесса любит человека с неба все же больше, чем королева. Гризанда употребляла примерно такие выражения:

— Тебе отрубят голову за оскорбление величества!

А Рузария орала просто:

— Отпусти! Больно же! Поставь меня на место немедленно!

К счастью король целиком и полностью согласился с миламаном и даже объявил девушкам:

— Еще одна такая выходка, и я отправлю домой обеих!

Таким образом, вопрос об отрублении головы Ри Ка Рунга за оскорбление величества отпал сам собой. Зато уже на следующий день начались новые беды. Младшая принцесса Эдда воспылала любовью к Евгению Оскаровичу Неустроеву по прозвищу Же Ни Йя и тем самым вогнала миламанку Ли Май Лим в очередную депрессию.

Хотя груди и бедра у принцессы были существенно меньше, чем у давешней крестьянки, Ли Май Лим все равно мучилась комплексом неполноценности и задумалась о новом способе самоубийства, про который ей рассказал все тот же словоохотливый оруженосец Гьер. Способ состоял в падении грудью на меч, который держит в руке верный помощник. За неимением такого помощника меч можно вкопать в землю острием вверх.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru