Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 56

Кол-во голосов: 0

К тому же принцип «бей своих, чтобы чужие боялись» вовсе не был для Роксалена чем-то новым.

Что касается Зам Ми Зунга, то он в такие подробности не вдавался и принимал жизнь, как она есть.

Со стороны, правда, могло показаться странным, что яйцекладущий миламан на службе у икромечущих моторо-мотогалов играет роль Бога Воинств перед живородящими роксаленцами — но к счастью, паломники понятия не имели, что Зам Ми Зунг — яйцекладущий.

Миламан, впрочем, тоже не сразу разобрался, что его окружают живородящие, но ему это, по большому счету, было все равно.

Только когда какая-то юная туземка затеялась рожать прямо у подножия его кресла, Зам Ми Зунг начал понимать, что к чему и почему, но ограничился тем, что благословил роженицу подобающим жестом.

Роженица при виде этого жеста тут же упала в обморок от счастья, что помогло ей родить практически безболезненно.

Далее по пути следования роксаленцы узнали о Боге Воинств много нового и интересного. Например, они выяснили, что бог нуждается в пище и даже сам умеет собирать ее с деревьев. Дерево, с которого бог рвал яблоки, тотчас же было объявлено священным, а к каравану паломников потянулись люди с корзинами, мешками и целыми возами яблок.

Вегетарианская диета Бога Воинств удивила местных жителей и в особенности жрецов, которые привыкли кормить это грозное божество мясом, а в особых случаях потчевать его человеческими жертвами.

До человеческих жертв, к счастью, не дошло, зато богу попытались скормить быка.

Целого быка Бог Воинств, увы, не одолел, но он успешно выкрутился из сложной ситуации, громогласно предложив через ретранслятор:

— Ешьте и пейте, дети мои, ибо это пища богов, которая насытит алчущих.

В считанные минуты от быка не осталось даже костей, а впереди бесконечного каравана паломников побежала весть о новом чуде — как Бог Воинств накормил одним быком десять тысяч человек.

А тем временем Зам Ми Зунг заметил, что в его караване с каждым днем становится все больше вооруженных людей. И однажды ночью, когда Бог Воинств по обыкновению поднял свой трон высоко в небо и врубил мощный свет, в лагерь паломников пожаловал сам царь Гурканский со своей дружиной и ополчением.

Зам Ми Зунг узнал об этом только утром, когда всемогущий государь опустился перед троном Бога Воинств на одно колено и торжественно произнес:

— Прими нас в свое войско, о Бог воинов и полководцев, и веди нас за собою туда, где заходит солнце, в страну нечестивых яйцекладущих, дабы разорить их города и сжечь их села, и извести их род под самый корень, чтобы и следа его не осталось на земле.

Тут в голове Зам Ми Зунга мелькнуло что-то насчет невмешательства миламанов во внутренние дела нейтральных планет, но отказывать царю он счел неудобным. Мало ли как отреагируют эти странные люди на его отказ. Если они вдруг все вместе ополчатся против одного миламана, то он, пожалуй, от них не отобьется.

Лучше не рисковать.

56

Ремонт легкого крейсера глубокой разведки «Лилия Зари» был завершен в рекордно короткий срок, и первое, что сделал капитан звездолета Лай За Лонг сразу после ходовых испытаний — это потребовал завершить операцию по спасению миламанов и людей с планеты Роксален.

— Ничего не получится, — ответило Лай За Лонгу вышестоящее командование. — У мотогалов в этой зоне слишком насыщенная оборона. Мы уже потеряли без толку три корабля и передали Ри Ка Рунгу приказ затаиться на Роксалене до лучших времен.

— Лучшие времена уже наступили! — довольно резко заявил на это Лай За Лонг. — «Лилия Зари» на ходу, и мы обязательно прорвемся.

— Идти туда с одним кораблем — чистая авантюра и самоубийство, а лишних кораблей у нас нет, — возражало командование, но Лай За Лонг, получивший после дальнего похода и боев у Роксалена звание капитана первого ранга, тоже был не лыком шит.

Ему помогло знание Устава, где черным по белому написано, что спасение выживших членов своего экипажа — первостепенная обязанность командира звездолета, и вышестоящее командование обязано оказывать ему в этом деле всемерную поддержку.

Но в конечном итоге ключевую роль сыграли магические слова «ген бесстрашия».

Хотя шесть земных женщин, вынашивающих клоны Евгения Неустроева, отделались легким (или, скорее, тяжелым) испугом и были сравнительно благополучно доставлены на планету Рай Рио Ман, ген бесстрашия по-прежнему не давался в руки. А его единственный взрослый носитель, пригодный для скрещивания, застрял на Роксалене.

Это обстоятельство помогло Лай За Лонгу убедить командование не только дать разрешение на одиночный прорыв «Лилии Зари», но и выделить для нее корабли сопровождения в количестве двух крейсеров и четырех канонерок.

По закону сохранения материи нельзя добавить в одном месте, не убавив в другом, и закрыв брешь на Роксаленском направлении, мотогалы оголили другие участки фронта. Они старались снимать войска равномерно со всех участков, но это не всегда получалось, и весьма эффективная разведка миламанов легко находила в кольце окружения новые слабые места.

В одном таком месте три крейсера и четыре канонерки под общим руководством Лай За Лонга без потерь прорвались в мотогальский тыл, по пути уничтожив три вражеских звездолета и один стационарный форт.

Однако когда миламанский отряд, пройдя по тылам мотогалов, вышел к Роксалену, его засекли наблюдатели резервных сил, которые концентрировались в этой зоне для контрнаступления. Мотогалы все еще надеялись выровнять кольцо на Роксаленском направлении и не жалели для этого сил и средств.

Появление миламанов в тылу ударной группировки вызвало в стане мотогалов реакцию, граничащую с паникой. Мотогальские звездолеты, нарушив строй, ринулись навстречу противнику все скопом, как стадо носорогов и примерно с тем же результатом. Неподвижную цель они, возможно, и затоптали бы, но миламанские крейсера и канонерки не стали ждать, пока это случится, и просто отошли в сторону на импульсной тяге. А потом зашли стаду носорогов в хвост и принялись крушить все, до чего могли дотянуться.

Под шумок «Лилия Зари», угробив пару мотогальских крейсеров, улизнула из района боя, чтобы выполнить главную задачу — снять с Роксалена миламанов и людей. Но уйти чисто не получилось. Мотогалов было слишком много, и сразу штук десять черных звездолетов устремились в погоню.

Мотогалы настолько увлеклись разборками в своих тылах, что почти забыли о лицевой стороне фронта. А миламаны, которые держали оборону на этой стороне, немного полюбовавшись на странное поведение противника, вдруг решили, что имеет смысл внести некоторое разнообразие в скучную окопную жизнь. И нанесли лобовой удар, которого никто не ждал.

Тут уже мотогалам стало не до погони за одиночными крейсерами и канонерками, которые, используя эффект внезапности, методично крошили поредевшее стадо носорогов в мелкий винегрет.

— Всем кораблям немедленно вернуться на исходные позиции! — громогласно командовал по общей связи старший генерал Роксаленской группировки, и мотогалы были вынуждены повернуть оглобли, успев вывести из строя лишь один миламанский крейсер и пару канонерок.

При таком численном превосходстве это было курам на смех, и один смелый и горячий вице-генерал счел это своим личным позором. А посему решил не подчиняться приказу старшего по званию, готовый в случае чего сослаться на повреждение систем связи.

В подчинении этого вице-генерала оставалось двенадцать кораблей, и командир, объявив подчиненным, что приказ старшего генерала их не касается, повел все двенадцать бортов на Роксален в надежде перехватить миламанскую группу там.

Понятное дело, не успел вице-генерал осмотреться на орбите Роксалена, как кораблей в его подчинении осталось всего одиннадцать, включая его собственный.

Одиннадцать мотогальских боевых звездолетов малого и среднего тоннажа против двух миламанских крейсеров и двух канонерок — это примерно баш на баш, равные силы. Ни у кого никакого преимущества. Затевать в такой ситуации встречный бой — занятие неблагодарное. Это как лотерея или, скорее, как бросание монетки, и горячий вице-генерал был вовсе не уверен, что выиграет именно он.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru