Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 55

Кол-во голосов: 0

Но когда Зам Ми Зунг действительно попытался передать мотогалам дезинформацию, и это повторилось несколько раз, тот же самый резидент повел совсем другие речи.

— Если ты еще раз позволишь себе подобные шутки, мотогалы не оставят от твоей деревни камня на камне и организуют утечку информации из личного дела агента ЗМЗ01116. Например, половину записи нашего с тобой разговора.

— Пусть только попробуют, и я вас выдам, — заявил на это Зам Ми Зунг.

— Тогда твою мать и первую любовь будут пытать особенно долго. А девушку по имени Иль Ма Ин попросят обслужить целый эскадрон бронекавалерии.

— Какие же вы сволочи! — воскликнул Зам Ми Зунг и услышал совершенно бесстрастный ответ:

— Не мы, а моторо-мотогалы. Я же по-прежнему работаю на две стороны и спасаю от разорения многие населенные пункты.

В подтверждение своих слов резидент показал Зам Ми Зунгу видеозапись об идиллической жизни в поселке Ти и Да, где сохранено даже местное самоуправление и органы охраны порядка, а мотогалы без необходимости не приближаются к селению ближе чем на километр.

Увидев на экране смеющуюся девушку по имени Иль Ма Ин рядом со своей матерью, Зам Ми Зунг чуть не расплакался снова, но резонно заметил, что сфабриковать такую запись на компьютере — проще простого.

Тогда резидент дал Зам Ми Зунгу возможность ознакомиться с совершенно секретными данными миламанской разведки о положении дел на планете Гай Кури Ман.

В разведсводке говорилось, что планета опустошена и в союзнические войска призваны все мужчины в возрасте от 12 до 45 лет, а также все женщины в возрасте от 12 до 33 лет. Исключение составляют один город и 32 поселка, на которые распространена специальная бронь первой степени и пять городов и 84 поселка, получившие бронь второй степени.

Зам Ми Зунг знал, что такое бронь первой степени. Это значит, из населенного пункта в союзнические и вспомогательные войска не призывается никто, а сам пункт не подвергается разграблению.

Зная, как опасно и нерентабельно выжимать из планеты все соки, рискуя получить взамен дикую пустыню, мотогалы оставляли часть населения покоренных миров на расплод в особых резервациях — и именно в такую резервацию был превращен поселок Ти И Да.

И так продолжалось до тех пор, пока Зам Ми Зунг, попавший в ловушку, из которой нет выхода, и служивший мотогалам верой и правдой ради спокойствия и благополучия земляков, не исчез бесследно в районе планеты Роксален.

Но это было еще полбеды. Беда грянула, когда полковник Забазар по каналу дальней связи сообщил вице-маршалу Набураю, что в районе, отмеченном маяком шпиона, нет никакой планеты носителей гена бесстрашия.

От Набурая информация ушла дальше и выше и попала в жернова бюрократической машины Генерального штаба Мотогаллии, которая способна действовать без участия разума по раз и навсегда заложенной программе.

Если агент из числа ренегатов изменил делу Всеобщего Побеждателя — значит, все условия и обещания, данные ему при вербовке, аннулируется.

То есть в данном случае поселок Ти И Да подлежит наказанию.

И уже совершенно неважно, что сам нерадивый агент об этом не узнает, поскольку он пропал без вести и скорее всего погиб. Важен сам принцип неотвратимости наказания.

В результате жители поселка Ти И Да, действительно почти не видевшие мотогалов в своей резервации, внезапно были разбужены однажды утром целым отрядом бронекавалерии, который, не вдаваясь в объяснения, выгнал всех миламанов на улицу и приступил к их сортировке.

— Мужчины от 12 до 45 лет — в союзнические войска. Добровольцам сделать шаг вперед, остальным приготовиться к смертной казни, — вещал через громкоговоритель командир отряда. — Женщинам от 12 до 33 лет раздеться для медосмотра и последующего призыва во вспомогательные части. Все, кого застанут одетыми через пять минут, будут подвергнуты смертной казни за невыполнение приказа мотогальского командования.

А в домах бронекавалеристы уже срывали с девушек одежду, не дожидаясь, пока они разденутся сами, и насиловали их, не дожидаясь призыва во вспомогательные войска.

Мужчин призывного возраста в поселке было немного. Все здоровые мужчины старше двадцати служили в миламанской армии, а из более юных многие ушли в нее добровольцами — без всяких угроз и понуканий. Так что союзническим войскам достались только подростки — да и то некоторые предпочли умереть, бросаясь на моторо-мотогалов с голыми руками против боевых излучателей или в крайнем случае спасаясь бегством под шквальным огнем.

С женщинами получалось то же самое, и первую любовь Зам Ми Зунга мотогалам схватить не удалось. Прикрывая бегство своего младшего брата, она попала под огонь излучателя.

Зато мотогалы поймали девушку по имени Иль Ма Ин и согласно обещанию вознамерились навалиться на нее всем отрядом. Но юная миламанка так понравилась командиру карателей, что он на минуту отвернулся от громкоговорителя и рявкнул:

— Это мое!

Миламанке командир совсем не понравился, но имея перед собой выбор — один офицер или сотня грязных бронекавалеристов, Иль Ма Ин предпочла не сопротивляться.

Когда командир, посадив голую девушку перед собой на мотошлюпку, увозил ее из родного поселка, Иль Ма Ин, оглянувшись, увидела, что Ти И Да горит.

— За что?! — плача выкрикнула она, обращаясь то ли к мотогальскому офицеру, то ли к бесстрастному холодному небу над головой.

Но небо молчало, и офицер тоже ничего не ответил. Единственный, кто был осведомлен о подоплеке этой карательной операции, он размышлял о цене предательства, все больше склоняясь к выводу, что оно не окупается никогда.

55

Царь Гурканский и Беримурский, князь Тавера и Конта, истинный и неизменный владетель города Турмалина, где в запечатанном склепе вот уже тысячу лет хранится яйцо белого дракона Шаривара, узнал о явлении Бога на землю от гонца, который загнал трех лошадей и сам упал замертво у ног государя, выпалив эту новость, важнее которой не было ничего на свете.

— Бог Воинств, разрушающий города, идет к твоей столице во главе несметного множества паломников, исцеляя страждущих и воскрешая мертвых, — таковы были последние слова гонца, который тут же и скончался, не приходя в сознание.

Даже Бог Воинств в обличье моторо-мотогальского шпиона Зам Ми Зунга вряд ли смог бы его воскресить. При всем богатстве и совершенстве своих технологий ни миламаны, ни мотогалы были на такое неспособны.

Однако слухи имеют обыкновение распространяться по принципу испорченного телефона, и по пути следования катапультного кресла с пассажиром в окружении огромной непрерывно растущей толпы с неизбежностью смены времен года появились «исцеленные» и «воскресшие».

Были даже такие, кто утверждал, что Бог Воинств путешествует верхом на своем знаменитом белом драконе, как ему и положено и как было в прошлый раз. И очевидцы, которые своими глазами наблюдали, как вышеуказанный Бог пролетает мимо них, сидя на стуле, который при желании можно назвать троном, но уж никак не драконом, предпочитали не верить глазам своим.

Недоразумение разъяснилось, когда с другой стороны света, с запада, в Турмалин, а за ним и в Тавер и Конт, пришла новая весть — о нашествии полчища драконов на земли нечестивых яйцекладущих, чьи города ныне сожжены и угодья потоптаны, а юные девы обращены в наложниц и дарят утехи грозным ящерам, чье дыхание — пламя, а голос — громовой раскат.

Эта весть сразу все прояснила. Конечно же, Бог Воинств послал своего черного дракона Фривара и его стаю расчистить воинам царя Гурканского путь в землю нечестивых яйцекладущих, а сам явился к истинным чадам своим живородящим, дабы повести их за собой в даль светлую.

Странно правда, что для начала воинственный бог счел нужным угробить примерно сто тысяч истинных чад вместе с их городом и окрестными деревнями. Однако живородящие рассудили между собой, что пути господни неисповедимы и, по правде говоря, город Беримур давно заслужил такую участь.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru