Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 33

Кол-во голосов: 0

Перечисление предметов несколько затянулось, и Мир Ка Мин был вынужден прервать девочку.

— Мы поняли, — сказал он. — У рамбиярских партизан очень серьезная поддержка. Мне будет что доложить королеве.

И он отправился к королеве сразу же после совещания, не желая терять времени даром.

Было маленькое опасение, что у королевы есть какие-то другие крупномасштабные планы помимо спасения экспедиции, которая должна доставить в Ми Ла Ман носителя гена бесстрашия — что-нибудь вроде генерального наступления на всех фронтах или создания чудо-оружия. Но это опасение развеялось тотчас же, едва Мир Ка Мин изложил ее величеству суть дела.

— Отдайте необходимые распоряжения и оставайтесь здесь, со мной, — томно произнесла королева, и по ее знаку фрейлины ее величества стали освобождаться от одежд, предвкушая приятный вечер.

Недаром во дворце шептались, что Мир Ка Мин — это один из самых приближенных к королеве вельмож.

33

Черные столбы, венчающие срубы костров, выстроились цепью на холме у подножия княжеского замка, опоясывая его стены по кругу.

Для хозяина замка, сиятельного князя Индрадевиманурая Телаверикарамутаранди, владетеля всех окрестных земель и вод, был предназначен тот столб, что находился прямо перед главными воротами.

Четыре соседних столба были отведены для его жены и трех дочерей.

Это удивило многих, потому что приказ генерала Забазара о казни через сожжение на костре касался только колдунов и чародеев, в то время как князь Индрадевиманурай ни в чем подобном замечен не был. Поговаривали, правда, что его младшая дочь Гуара знается с ведьмами и балуется чародейством, и именно в этом кроется причина ее небывалой красоты, о которой знали все на много сотен миль вокруг, хотя немногие видели это воочию.

Проблема, однако, заключалась в том, что для казни не хватало колдунов. Раньше, чем оккупационные войска вышли на охоту, все волшебники успели попрятаться в таких местах, где их век никому не найти. А если кто и остался в городах и деревнях, им ничего не стоило обвести моторо-мотогалов вокруг пальца.

Однако генерал Забазар не хотел слушать никаких оправданий.

— Достать сто колдунов хоть из-под земли! — приказал он, и подчиненные стали рыть носом землю.

Когда и это не помогло Забазару пришлось издать дополнительный приказ. В первом пункте казнь через сожжение распространялась на лиц, оказывающих помощь и покровительство колдунам. А во втором пункте к таковым лицам приравнивались все рамбиярцы, уличенные в связях, ведущих к подозрению в колдовстве или пособничестве чародейству.

После этого собрать необходимую сотню жертв не составляло никакого труда. Достаточно было арестовать по подозрению в чародействе княжескую дочь Гуарамалаини Телаверикарамутарандария, которую все в округе звали просто Гуарой, и убедиться в ее дивной красоте — и дальше цепочка выстраивалась сама собой.

Слухи о сношениях княжны с ведьмами легко превратились в свидетельские показания, что дало основание взять под стражу также ее отца, мачеху и сестер.

Понятное дело, следом за князем и его присными были арестованы и все слуги от майордома до чистильщика выгребных ям включительно — и этого было уже достаточно, чтобы дважды заполнить жертвами все столбы, окружившие стены замка.

Однако генерал Забазар остался недоволен. С одной стороны, князь, конечно, заслуживал смерти, ибо его с первых дней оккупации подозревали в покровительстве партизанам. Но с другой стороны, Забазар задумал эту акцию, как мероприятие, направленное против колдунов.

Он рассчитывал, что узнав о лютой смерти своих собратьев, чародеи перестанут колдовать и строить козни против оккупационных войск, а простые рамбиярцы перестанут помогать волшебникам. Однако чтобы это произошло, надо было сжечь на костре хотя бы нескольких настоящих колдунов, которых не заменят никакие родственники и слуги князя Индрадевиманурая.

Рамбиярцы-то уж наверняка разберутся, кто колдун, а кто нет.

И чтобы раздобыть для аутодафе настоящих колдунов, Забазар взял в заложники детей из города и отправил их на орбиту, куда не дотягивалось рамбиярское волшебство. А затем объявил, что начнет казнить заложников, если колдуны немедленно не выйдут в расположение оккупационных войск с поднятыми руками.

В ответ колдуны по всему Рамбияру затеяли обряд наведения порчи на Забазара.

Лучшим способом было раздобыть какой-нибудь предмет, принадлежащий генералу, и партизаны таинственным образом умудрились выкрасть его носовой платок с пришпиленным в углу «Кровавым сердцем».

Однако торжественное протыкание платка ржавой штопальной иглой под заунывное пение глухонемых близнецов в ночь тройного полнолуния не дало ожидаемых результатов. Поскольку у моторо-мотогалов все не как у людей, обряд наведения порчи подействовал на Забазара чрезвычайно благотворно, и проснувшись в утро казни, он сказал адъютанту, что никогда еще не чувствовал себя так хорошо.

Генерал прибыл на место казни верхом на боевой мотошлюпке в парадной форме со всеми орденами. Не хватало только «Кровавого сердца», в похищении которого генерал подозревал агентов маршала Караказара.

Но даже эта неприятность не омрачала настроение начальника Главного штаба союзнических войск. Накануне ему лично сдались двенадцать доподлинных колдунов, которые представились старейшинами Верховного Клана Чародеев Западной Стороны Земли. Им было твердо обещано, что после их сдачи все заложники будут отпущены, а приговоренные к сожжению без вины — помилованы. Однако генералу Забазару было не впервой нарушать свои обещания.

Как только чародеи были схвачены и обездвижены, генерал Забазар сделал новое объявление. Он уведомил рамбиярцев, что любые попытки партизан сорвать аутодафе силой оружия, а равно и любые усилия колдунов нарушить течение казни посредством магии приведут к немедленной смерти заложников на орбите.

Рамбиярцы не очень понимали, что такое орбита, но твердо уяснили, что генерал скрывает пленников в тайном заколдованном месте, надежно защищенном от волшебства. Тем не менее партизаны были готовы рискнуть жизнью детей — даже своих, не говоря уже о чужих — ради спасения князя, который мог бы возглавить сопротивление.

Однако сам князь переслал из темницы воззвание, суть которого сводилась к тому, что он не хочет спасения такой ценой.

Злые языки говорили, что князь подписал это воззвание, чтобы спасти собственных дочерей, и генерал Забазар был готов пойти на это, но все испортила княжна Гуара, которая затеяла побег. Не то колдовством, не то женскими чарами она заворожила охранников — «добровольцев» из союзнических войск — и сумела выбраться из камеры в тюремной башне.

Разметав стражу, она добралась до нижних ворот башни, но они были заперты, и тут не помогло даже колдовство. А в замке уже поднялась тревога и ловить беглую принцессу было поручено отряду быстрого реагирования из чистокровных моторо-мотогалов, у которых вместо мозгов — одна сплошная микроцефальная железа, переполняющая их кровь гормонами храбрости.

Убегая от них, княжна достигла вершины башни, но тут силы оставили ее, и мотогалы догнали девушку у самого края, с которого она была готова броситься, дабы не дать врагам подвергнуть ее позору и мучениям.

Но увы — она добилась лишь того, что в дополнение к смерти в огне ее приговорили к бичеванию.

— В каком порядке прикажете исполнять наказания? — поинтересовался у Забазара начальник команды палачей.

— Что значит «в каком порядке»? — не понял генерал.

— Что сначала — сожжение или порка? — пояснил свой вопрос главный палач.

Со своей точки зрения палач был прав, поскольку в моторо-мотогальской пенитенциарной системе принято исполнять наказания в порядке вынесения приговоров, а к сожжению Гуара была приговорена раньше, чем к бичеванию. Но генерал Забазар все равно спросил у подчиненного:

— Ты что, совсем идиот?

И удалился, не дожидаясь ответа, оставив начальника команды палачей в глубоком недоумении.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru