Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 32

Кол-во голосов: 0

Был, конечно, риск, что крейсер пойдет домой кружным путем, и тогда концентрация сил на Рамбияре окажется бесполезной, но вероятность такого варианта Забазар оценивал как один к трем. А на три шанса против одного начальник Главного штаба союзнических войск готов был ставить не задумываясь.

Он настаивал, что лучше перехватить «Лилию Зари» на дальних подступах, потому что на ближних ее прорыв наверняка будет обеспечивать половина миламанского флота. А у моторо-мотогалов нет свободных резервов, чтобы надежно закрыть бреши в заслонах, прикрывающих второстепенный фронт на краю Галактики.

Единственные силы, которые удалось туда направить — это часть боевого флота союзнических войск и один эскадрон отборной бронекавалерии — 128 мотошлюпок, которые вполне способны справиться с одним легким крейсером, но окажутся бессильны против прикрывающего удара целой вражеской флотилии.

А другая часть боевого флота союзнических войск устроила миламанам засаду на Рамбияре. Мудрый генерал Забазар предлагал правда, занять расположенную неподалеку планетку, лишенную разумной жизни, но Дважды Генералиссимус Набурбазан эту идею начисто отверг. Он хотел одним ударом убить двух зайцев — посодействовать Забазару в его операции по захвату носителя гена бесстрашия и доложить своему шефу, второму адъютанту Всеобщего Побеждателя, о новом территориальном приобретении.

Второй «заяц» был для Набурбазана гораздо важнее, а пустынный мирок без разумной жизни не мог считаться полноценным территориальным приобретением. Поэтому Забазару пришлось атаковать Рамбияр — наудачу, с колес, без толковой разведки и серьезной подготовки.

Вот и получилось, что о рамбиярских колдунах и о бандах мятежников, которые воевали против местных князей, но после оккупации в считанные дни переквалифицировались в партизан, Забазар узнал только после инцидента с катером.

Он, разумеется, тотчас же отдал приказ выловить всех колдунов и прилюдно сжечь их на медленном огне по древнему моторо-мотогальскому обычаю — но ведь было уже поздно.

Парадный катер генерала Забазара стоял в секретном доке на орбите миламанской планеты Рай Рио Ман, а моторо-мотогал по имени Забатаган давал показания миламанской разведке.

32

— Мы успеем предупредить «Лилию Зари»? — спросил у своих подчиненных высокопоставленный миламан по имени Мир Ка Мин, отвечавший в центре за всю операцию по поиску и доставке в Ми Ла Ман носителя гена бесстрашия, когда стало ясно, что генерал Забазар совершенно точно угадал маршрут крейсера.

— Нет. Они уже ушли из точки рандеву, — ответили Мир Ка Мину подчиненные, и тогда был объявлен мозговой штурм. Требовалось срочно найти ответ на вопрос «Что делать?» — который, как оказалось, имеет мистическое значение не только для землян.

Когда корабль находится в гиперпротранстве, с ним невозможно поддерживать связь по информационному каналу. Можно лишь послать «гонца» — сверхветового почтового кибера. Но пока он долетит до «Лилии Зари» и «Тени Бабочки», они успеют подойти к Рамбияру достаточно близко, чтобы моторо-мотогалы сумели их засечь.

К тому же «гонца» придется направлять по тому же опасному маршруту, и если мотогалы сядут ему на хвост, то «Лилии Зари» не поможет никакая маскировка. «Гонец» выведет врагов прямо к крейсеру, даже если тот будет еще далеко.

Так что предупредить «Лилию Зари» никак невозможно. Больше того — кажется, «Лилию Зари» вообще невозможно спасти.

Миламаны, интеллектуальный уровень которых вызывал зависть у друзей и ненависть у врагов, искали выход и не видели выхода.

Однако кроме миламанов в совещании участвовал Забатаган, который, собственно, и принес своим нанимателям дурную весть.

Миламаны с трудом переносили его присутствие — не потому что он принадлежал к расе врагов, а потому что физиологические особенности этой расы внушали миламанам отвращение. Этот серый цвет лица, пергаментная кожа, мощные обезьяньи челюсти с длинными клыками, а главное — запах, который не в силах отбить никакие ванны и дезодоранты.

И однако же именно Забатаган подал из своего угла спасительное предложение.

— Вы могли бы неожиданно напасть на Рамбияр, — хрипло и жестко произнес он по-миламански. Этот нежный щебечущий язык в его устах казался таким же странным и неуместным, как скрипка в руках биндюжника.

Между тем, в Главном штабе союзнических войск Мотогаллии подполковник Забатаган работал старшим переводчиком мобильной группы сопровождения генерала Забазара и именно в силу этого имел доступ к секретам высшей категории.

— Моторо-мотогалы не имеют права оставить однажды завоеванную планету. Если это случится, они покроют себя страшным позором. Даже Забазару такого не простят. Да он и сам себе не простит, хоть и относится к вопросам чести с пренебрежением.

— И наше нападение на Рамбияр наверняка отвлечет мотогалов от «Лилии Зари», — с полуслова понял Мир Ка Мин.

— Но для этого удар должен быть достаточно мощным, — предупредил Забатаган.

— Выводить большие силы в глубокий тыл противника? — в сомнении покачал головой пожилой миламан в армейской форме. Ему было лет сто, хотя земляне или моторо-мотогалы могли бы в этом усомниться. Он выглядел моложе иных пятидесятилетних.

Миламаны живут долго — если, конечно, их не убьют на войне.

— Не в тыл, а в нейтральную зону, — поправил военного Мир Ка Мин. — Рамбияр находится в ничейной полосе.

— Все равно, — отозвался военный, носивший звание адмирала. — Придется снимать войска с фронта, прорывать окружение, нарушать баланс сил в зоне боев — и все ради спасения какого-то одного крейсера.

— Не какого-то, а с носителем гена бесстрашия на борту. Груз этого крейсера может раз и навсегда изменить баланс сил в нашу пользу, так что эта экспедиция важнее любых сиюминутных тактических построений. К тому же у нас есть резервы. Сколько кораблей сейчас находится на ремонтных базах?

— Эти корабли ждут на фронте, — упрямо стоял на своем адмирал.

— Ничего, фронт без них не рухнул — продержится и еще несколько недель. Тем более, что мотогалы тоже будут вынуждены отреагировать на нашу акцию, и им станет не до попыток прорыва на главном направлении.

— Как знать, — не сдавался адмирал, хотя уже понимал, что его слово значит не слишком много. Мир Ка Мин — приближенный самой королевы, и хотя раса миламанов придерживается демократических принципов управления, на войне эти принципы отступают перед правилом единоначалия. А Верховный Главнокомандующий миламанских войск Адмирал Ее Величества Тай Ва Тин принадлежит к тому же кругу, что и Мир Ка Мин. Больше того — они близкие друзья, тогда как адмирала Май Не Муна в ставке недолюбливают за его прямоту и пренебрежение к субординации.

Так что дело можно было считать решенным, особенно после того, как тунганец Кья-696, тоже присутствующий на совещании, заметил:

— Нам наверняка помогут рамбиярские партизаны и колдуны. В крайнем случае, они наведут порчу на мотогальские войска, а может, и на их звездолеты.

Миламаны, несмотря на свой поэтический склад ума, не особенно верили в порчу, зато их очень заинтересовали партизаны. Тунганец не мог точно сказать, сколько их, но был уверен, что очень много. О том же твердил и Забатаган.

— В нападении на временный космодром участвовали десятки тысяч. А это был всего лишь один отряд из близлежащего города.

Не прояснили ситуацию и приглашенные в кабинет Мир Ка Мина рамбиярцы. Они в один голос уверяли, что сражаться с захватчиками готовы все жители Рамбияра от грудных младенцев до глубоких стариков. При этом говорившие показывали поочередно на босоногую девочку лет двенадцати и седовласого старца лет ста двадцати.

Старец важно кивал головой, а девочка, взяв слово, принялась горячо убеждать миламанов, что по зову колдунов на сторону партизан встанут не только разумные рамбиярцы, но также звери и птицы, деревья и травы, ветры и воды, цунами и вулканы и разные неодушевленные предметы.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru