Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 31

Кол-во голосов: 0

— Что еще за канонерка?

— Малый многоцелевой маневренный звездолет, — пояснили ему, и Неустроев тотчас же составил из эпитетов аббревиатуру и стал называть канонерку не иначе, как «звездолет МММ».

Понимая, что если он откажется пересесть на канонерку добром, то его потащат туда силой, Неустроев сопротивляться не стал и через несколько минут был огорошен еще больше, ибо следом за ним на борт «звездолета МММ» поднялись шесть земных девушек, три из которых были русскими, а остальные три представляли собой интернационал в миниатюре, словно сошедший с плаката советских времен — высокая белокурая шведка, маленькая смуглая китаянка и негритянка настолько черная, что нельзя было усомниться в ее африканском происхождении. Афроамериканки такими черными бывают крайне редко — к тому же эта негритянка единственная из шести девушек не захотела надеть миламанский форменный комбинезон и явилась на канонерку в костюме Евы до грехопадения.

— Это еще кто такие? — в недоумении поинтересовался Неустроев, и это был щекотливый вопрос, которого миламаны опасались с самого начала. Правда, теперь он волновал их уже меньше, поскольку самое главное Же Ни Йя совершил накануне. Он помог Ли Май Лим зачать инфанта, а что будет дальше — это уже головная боль центральной власти. С момента перехода Неустроева на канонерку экипаж «Лилии Зари» снимает с себя всякую ответственность за дальнейшее сотрудничество с ним.

Поэтому биологи и медики ответили на вопрос Неустроева без промедления, ничего не пытаясь скрыть:

— Это ваши суррогатные жены.

Тут у Евгения Оскаровича голова окончательно пошла кругом, хотя виноват был ретранслятор, который недостаточно четко ориентировался в тонкостях обозначения родства и свойства.

Ученый, который произнес эту фразу по-миламански, сказал что-то вроде: «Это суррогатные матери ваших клонов», — но на миламанском языке такая мать обозначается словом, которое может иметь значение «супруга» или «подруга».

Поскольку у миламанов отсутствует брак как таковой, для них значение «подруга» ближе, но применительно к инопланетянам то же самое слово может обозначать жену или наложницу, и хорошо еще, что ретранслятор, запутавшись в этих тонкостях, не обозвал земных женщин наложницами Неустроева, а то Евгений Оскарович и вовсе мог понять это объяснение превратно.

Он и так возбудился сверх всякой меры и рявкнул на ученого так, что тот аж подпрыгнул от неожиданности:

— Какие еще к черту жены?!

Тут же взвилась и одна из русских девушек, которая атаковала медиков с тыла, крича, что не собирается замуж ни за кого и уж тем более за человека, которого она знать не знает. И тут же, противореча сама себе, заявила, что у нее на Земле остался жених, к которому ее и надлежит вернуть немедленно во избежание межпланетного скандала.

В том, что эта девушка способна устроить межпланетный скандал, миламаны, похоже не сомневались, поскольку она донимала их своими выступлениями на протяжении всего полета.

Странно было, правда, что в качестве главного аргумента, подкрепляющего ее претензии, эта девушка выдвигала богатство и статус своего жениха — нового русского, у которого есть связи в мафии и в правительстве.

Это она немножко привирала. Во-первых, новый русский, пострадавший от миламанов во время достопамятного налета на дискотеку, не был ее женихом, а во-вторых, его связи простирались никак не выше Администрации области, но миламанов это нисколько не интересовало. Они не боялись ни мафии, ни правительства, и единственное, что ввергало их в легкий мандраж — это взрывной характер самой девушки, который запросто мог затмить даже пресловутую ярость носителя гена бесстрашия.

Не без труда совместными усилиями миламанов и людей эту девушку по имени Зоя удалось убедить, что никто не требует от нее вечно быть вместе с Неустроевым в беде и в радости, пока смерть не разлучит их. Попутно объяснилось и недоразумение с понятием «суррогатная жена», что вызвало новый скандал.

Оказывается клетки клона внедрили в организм Зои под наркозом и ничего ей не сказали, так что она узнала о своей беременности только теперь. И тут же потребовала одновременно аборта и алиментов, назойливо пытаясь вцепиться ногтями в лицо Неустроева, который вообще ни сном ни духом не подозревал об этой истории и тоже стал предъявлять миламанам претензии.

Экипаж канонерки смотрел на это кино с нарастающей паникой, чувствуя, очевидно, что если так будет продолжаться и дальше, эти буйные земляне запросто разнесут маленький, но смелый кораблик без посторонней помощи, и моторо-мотогалам не придется утруждать себя.

Кончилось тем, что Ли Май Лим чуть ли не силой утащила Неустроева из эпицентра скандала в каюту, отведенную ей с инфантом, который нуждался в особом уходе и охране.

Больше ни у кого на всей канонерке индивидуальных кают не было. Чтобы разместить пассажиров, количество которых раза в три превышало численность экипажа «Тени бабочки», пришлось потесниться всем, включая даже капитана маленького звездолета.

Ли Май Лим попыталась успокоить землянина самым доступным для нее и самым понятным для него способом, что ей прекрасно удалось, и в результате Неустроев даже прозевал момент отлета.

И только голос девушки по имени Зоя навязчиво преследовал его до глубокой ночи, несмотря на звукоизоляцию, которая на канонерке была ничуть не хуже, чем на крейсере.

Уже засыпая Евгений Оскарович впал в философическое настроение и перед тем, как погрузиться в дрему, успел подумать, что нагие девственницы снились ему вовсе не к дождю.

А к чему — он так окончательно и не решил.

31

Глупому моторо-мотогалу, который имеет могущественных родственников, пробиться наверх значительно проще, чем умному моторо-мотогалу, который таких родственников не имеет. Однако если моторо-мотогал умен и у него есть влиятельная родня, то ему пробиться наверх проще, чем всем остальным.

Правда, заоблачных высот такой счастливчик вряд ли достигнет, потому что умникам свойственно весьма болезненно воспринимать непроходимую тупость вышестоящего начальства и соответственно на нее реагировать. Именно по этой причине генерал Забазар, который отличался незаурядным умом и сообразительностью, стоял в моторо-мотогальской табели о рангах значительно ниже маршала Караказара — тупого, как дерево баобаб.

Хорошо еще, что у Забазара была наверху волосатая лапа, которая щедрой рукой отсыпала ему награды и привилегии и прикрывала его в чрезвычайных обстоятельствах. Таких, например, как захват генеральского катера партизанами и его угон непосредственно в логово врага.

Генерал Забазар был действительно умнее всех прочих моторо-мотогальских военачальников. Исключительный случай — высокий интеллектуальный уровень сочетался у него с развитой микроцефальной железой, впрыскивающей в кровь наркотические гормоны храбрости. И не всегда было понятно — то ли он храбр до безрассудства, то ли это рациональный рассудок делает его таким смелым.

Никто другой не рискнул бы спорить с помощником адъютанта Всеобщего Побеждателя в звании маршала даже по мелочам, несмотря на то, что это лишь младший помощник запасного адъютанта. Любого пригвоздил бы к месту панический ужас перед последствиями, и его челюсти сомкнула бы судорога страха.

А генерал Забазар был настолько умен, что заранее просчитал все последствия, и оказался прав. Вице-генералиссимус Загогур не утвердил приказ своего младшего помощника о лишении Забазара «Кровавого сердца».

Правда, он не стал и дезавуировать слова маршала Караказара, так что все остались при своих.

Вице-генералиссимус вообще держался холодно. И надо сказать, было отчего. Вместе с генеральским парадным катером в руки миламанов попала информация о совершенно секретных планах по перехвату крейсера с носителем гена бесстрашия на борту.

Справедливости ради надо отметить, что план этот придумал все тот же генерал Забазар. Он первым понял, в каком месте бескрайнего фронта «Лилия Зари» будет прорываться в свое родное скопление. И предельно точно выбрал планету, мимо которой миламанский крейсер обязательно должен будет пролететь, скрытно пробираясь к окраине Галактики.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru