Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 22

Кол-во голосов: 0

— А если не соглашусь? — сумел-таки выговорить Неустроев.

— Это ничего не изменит. Нам приказано доставить тебя в Ми Ла Ман. Интересы цивилизации выше интересов личности.

— Значит у меня нет выбора? — произнес Неустроев без всяких эмоций и даже сам удивился своему спокойствию.

— У тебя есть выбор. Мне поручили узнать, какое вознаграждение тебя устроит.

— Ты сказала — любое?

— В пределах разумного.

— В пределах разумного — это уже не любое. Что если я попрошу у вас космический корабль?

Эта мысль пришла ему в голову совершенно неожиданно и показалась настолько здоровой, что Неустроев сразу озвучил ее.

Услышав это, Ли Май Лим встрепенулась и, прошептав: «Прости меня пожалуйста, я скоро вернусь», — не одеваясь, выбежала из каюты.

Вернулась она не очень скоро, зато с добрыми вестями.

— Капитан клянется честью, что когда в скоплении Ми Ла Ман родится сто двадцать восьмой носитель гена бесстрашия, ты получишь «Лилию Зари», а если она к тому времени погибнет в боях, то любой другой однотипный корабль.

— Стоп! — воскликнул Неустроев, уловив в этой фразе одну тревожную деталь. — Ты хочешь сказать, что этот корабль может погибнуть в бою? Даже теперь, со мной на борту? Так?

— Нет, — солгала Ли Май Лим, понимая, что если она скажет правду, будет только хуже. — Мы доставим тебя в Ми Ла Ман безопасной дорогой.

Но Неустроев ей не поверил.

— Нет, я так не согласен, — заявил он. — Я готов провести с вами сколько угодно времени на орбите Земли, но лететь куда-то еще не согласен.

— Тебя не устраивает вознаграждение?

— Меня не устраивает перспектива погибнуть смертью храбрых в войне, которая меня не касается.

— Она может коснуться тебя и твоей планеты, причем очень скоро. Моторо-мотогалы тоже ищут ген бесстрашия, и мы опасаемся, что на «Лилию Зари» проник моторо-мотогальский шпион.

Тут Ли Май Лим сообразила, что сказала лишнее, но было уже поздно.

— Что?! Тут еще и шпионы? А диверсантов у вас нет? — воскликнул Неустроев так резко, что у Ли Май Лим привычно засосало под ложечкой. Она почувствовала, что ярость землянина вот-вот выплеснется наружу. — Короче так. Все было очень классно, особенно ты, но больше я здесь оставаться не хочу. Я требую немедленно вернуть меня на Землю!

— Это невозможно, — грустно ответила Ли Май Лим. — Мы уже третий день летим к точке рандеву. И капитан не станет нарушать приказ, что бы ты ни делал и ни говорил. Прости.

Ли Май Лим ожидала, что теперь-то уж точно землянин впадет в ярость и попыталась приласкать его, чтобы успокоить, но он высвободился из ее объятий и молча ушел в биоритмическую секцию. Когда Ли Май Лим попыталась пройти следом, оказалось, что Же Ни Йя заперся там, а поскольку это была не адаптационная камера, а обычная каюта, открыть секцию извне не представлялось возможным без смены режима безопасности всего корабля.

Миламаны традиционно ценили неприкосновенность частной жизни. И им оставалось только гадать, что означает эта странная реакция землянина, которую им еще не приходилось наблюдать.

А все объяснялось просто. У Неустроева началась тихая истерика, перетекающая в глубокую депрессию, а в такие моменты он никого не хотел видеть.

И уж тем более он не хотел видеть никого из тех, кто только что заявил о своей готовности держать его в плену и подвергать смертельной опасности в боевой обстановке.

Неустроев не хотел видеть даже Ли Май Лим, поскольку был уверен, что она ему врет. А значит, она такая же, как они все.

А Ли Май Лим тоже пребывала в панике, хотя это никак не отражалось на ее спокойном лице.

Ведь она так хотела зачать инфанта от носителя гена бесстрашия. А теперь Же Ни Йя не пускает ее в свою каюту и наверное, считает ее самым худшим своим врагом. И неизвестно, сколько времени это продлится.

Может быть, Же Ни Йя возненавидел ее навсегда. А если и нет — все равно времени с каждым днем становится все меньше. И месяца не пройдет, как землянина отнимут у экипажа «Лилии Зари» и переведут в какое-нибудь секретное учреждение, куда для скрещивания с носителем бесценного гена будут доставлять совсем других женщин.

У Ли Май Лим в этом случае не будет никаких шансов. Она не отвечает генетическому эталону миламанской расы — ведь у нее зеленые глаза.

Ли Май Лим хотелось плакать от бессилия, и с каждым часом становилось все яснее, что дело тут не в зачатии инфанта и даже не в славе и почете, которые за этим последуют.

Дело в другом.

Похоже, Ли Май Лим просто влюбилась в этого странного чужака, который равнодушен к млечным слезам, но приходит в восторг при виде женской груди, а еще — в который уже раз демонстрирует свой страх, хотя и носит в себе драгоценный ген бесстрашия.

22

Надо сказать, на этот раз страхи Евгения Оскаровича имели под собой все основания. Крейсер «Лилия Зари» на дальних и ближних подступах к скоплению Ми Ла Ман поджидали две космических эскадры союзнических войск и одна эскадра разведки Генерального штаба Мотогаллии, на помощь которым при необходимости мог прийти чуть ли не весь моторо-мотогальский флот.

Однако начальнику Главного штаба союзнических войск прославленному генералу Забазару неожиданно пришлось отвлечься от охоты на «Лилию Зари» с носителем гена бесстрашия на борту. Генерал, как и положено старому пехотинцу, не любил руководить войсками из космоса и собирался делать это с планетарной базы. Но как раз во время последней проверки боевой готовности на эту самую базу напали рамбиярские партизаны, которые задумали захватить парадный катер главаря оккупантов.

Поскольку завоевание планеты, установление оккупационного режима и развертывание главной базы проходило в жуткой спешке, вопросам безопасности не уделили должного внимания. Моторо-мотогалы опасались внезапного нападения миламанов, удара возмездия из космоса, а беда пришла, откуда не ждали.

Рамбиярцы налетели на главную базу оккупационных войск, как саранча на сельхозугодья. Женщины и дети вплоть до грудных младенцев, какие-то калеки чуть ли не на костылях, босые, оборванные, в лохмотьях — что отнюдь не было результатом оккупационного режима, поскольку он длился всего несколько дней — сокрушили оборонительные заслоны своей массой, и хотя первые ряды погибли в полном составе, следующие за ними прорвались на территорию базы и устремились на поле временного космопорта.

Одна группа партизан, правда, попыталась добраться до портрета Всеобщего Побеждателя, а может быть — до прославленного генерала Забазара во плоти, поскольку портрет и генерал находились в одном и том же здании. Но на защиту того и другого были оттянуты солдаты со всей базы и атаку удалось отбить.

Правда, это пагубно сказалось на обороне временного космопорта. Как только часть бойцов перебросили оттуда в генеральскую резиденцию, рамбиярцы смели тех, кто остался и парадный катер генерала Забазара оказался в их руках.

Все остальные суда на поле космопорта были челноками, непригодными для дальних полетов. А парадный катер — это на самом деле многоцелевой звездолет, на котором при желании можно улететь даже в другую галактику. Хотя по большому счету гиперпространственный ускоритель катера предназначен лишь для экстренного спасения жизни высокопоставленного пассажира в чрезвычайной ситуации. От звезды к звезде такие шишки, как генерал Забазар путешествуют не на катере, а на громадном линкоре или в самом крайнем случае — на тяжелом крейсере.

Но так или иначе, при необходимости на парадном катере можно без всякого линкора улететь куда угодно. Больше того, его центральный компьютер хранит навигационные данные для всей исследованной части Галактики.

Одна радость — что полуголые и полудикие рамбиярцы никак не могут об этом знать, а значит, не смогут и воспользоваться ни этими данными, ни самим катером. Чтобы поднять его в воздух, а тем более в космос, нужно, чтобы на борту находился сам генерал Забазар, и систему идентификации по заверениям моторо-мотогальских специалистов взломать никак невозможно.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru