Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 15

Кол-во голосов: 0

Правда кое-какие меры для поимки предполагаемых пришельцев, мистификаторов или хулиганов, которые в бутафорских одеяниях спускаются с крыш по веревкам, пугая мирных граждан, все-таки были предприняты. Например, семью Караваевых обрадовали сообщением, что у них в доме теперь будет засада.

В квартире у Евгения Оскаровича Неустроева тоже устроилась команда оперативников. Раз пришельцы вернули домой Риту Караваеву, то не исключено, что с учителем биологии они поступят точно так же.

Правда, Рита утверждала, что Неустроев собирается жениться на инопланетянке и остаться с меломанами навсегда, но слушать бредни девчонки, которая органически неспособна вести себя серьезно, компетентные товарищи считали ниже своего достоинства.

К тому же матримониальные планы Евгения Оскаровича интересовали чекистов меньше всего. Они беспокоились о другом, и один из местных, игравший роль антипода московского полковника и готовый поставить версию о настоящих пришельцах на самое первое место, все допытывался:

— Тебя спрашивали что-нибудь об армии? О военной технике? О том, где расположены воинские части? Где живут солдаты и офицеры?

Рита без устали твердила, что нет, не спрашивали. Ее вообще ни о чем не спрашивали. Пришельцы общались только с учителем и хотели только одного — чтобы Евгений Оскарович и Рита занялись любовью у них на глазах. Но Евгений Оскарович настоял, чтобы Риту отправили домой, пообещав взамен сотрудничать с пришельцами.

— В чем должно заключаться сотрудничество? — не унимался компетентный товарищ.

— Откуда я знаю? — отвечала Рита и начинала плести что-то про соблазнение, скрещивание, кроликов и мух-дрозофилл.

Из этого образованный чекист заключил, что пришельцы прилетели на землю не с военными, а с научными целями. И поделился этой мыслью с коллегами. Но те не разделяли его оптимизма.

— Если это пришельцы, то нам хана, — заметил один из пессимистов. — Если даже они нас не завоюют, то их технологии угробят мир окончательно. Тут даже со своими доморощенными компьютерами и интернетами не знаешь как справиться, а если еще добавятся инопланетные…

Этот офицер отвечал в городе за программу СОРМ — иными словами, за подслушивание интернета, и давно убедился, что все это туфта. В сети СОРМ попадали только невинные сообщения, а настоящие злоумышленники умели шифровать свои письма так, что компетентные органы не только не могли их прочитать, но даже не догадывались об их существовании.

Поэтому доблестный чекист был очень недоволен, что компьютерные технологии идут вперед семимильными шагами и методы сокрытия информации на несколько шагов опережают методы ее раскрытия.

Он ностальгировал по тем временам, когда единственным средством хранения информации была бумага, и добрые пришельцы, готовые помочь землянам совершить новый глобальный научно-технический рывок, казались ему ничем не лучше злых монстров, задумавших завоевать землю и поработить ее обитателей либо истребить их под корень.

— В общем, молись, чтобы это были не пришельцы, — сказал пессимист оптимисту, но тот молиться не стал, потому что в Бога не верил. Он верил в пришельцев и искренне желал, чтобы они все-таки оказались добрыми.

Впрочем, для крайних пессимистов у него был в запасе свой утешительный аргумент — все те же капельки крови на крыше блочного дома.

Ведь если пришелец состоит из плоти и крови, то его, наверное, можно убить. А значит, если дело дойдет до войны, земляне смогут оказать чужакам достойное сопротивление.

15

Насчет жениться на инопланетянке — это Рита Караваева немного преувеличила, но вот о ребенке речь была, это точно.

Зеленоглазая миламанка так прямо и сказала:

— Для нас очень важно зачать от вас ребенка.

— Зачем? — удивился Неустроев, которому раньше никто из женщин ничего подобного не предлагал.

— Чтобы он унаследовал ген бесстрашия, — ответила миламанка по имени Ли Май Лим.

«Это не любовь», — подумал про себя учитель биологии, а вслух сказал:

— Никого зачинать не буду, пока не получу доказательства, что Рита возвращена домой.

Он решил выдержать характер до конца, хотя инопланетянка была соблазнительна до умопомрачения и даже специально осталась на корабле, когда ее коллеги отправились на землю, чтобы вернуть Риту в лоно семьи.

Первым делом Ли Май Лим попыталась заманить Евгения в гигиеническую секцию. Но он не поддался на провокацию и подтянул повыше свои семейные трусы. А заодно намекнул, что предпочел бы иметь на себе побольше одежды.

— Если вы не против, мы подберем вам комбинезон, — сказала женщина-наблюдатель из-за прозрачной стены.

— Буду очень благодарен, — ответил Неустроев и душераздирающе зевнул.

Он проспал почти целые сутки после гипериммунизации, но теперь прошел еще целый день, и Неустроеву снова хотелось спать.

— Зачем вам комбинезон, если наступает время сна? — удивилась Ли Май Лим.

— Чтобы был, — сказал Неустроев и удалился в биоритмическую секцию.

Он уже заглядывал туда днем, когда Рита захотела есть, и Ли Май Лим показала ей, как пользоваться клапаном в форме кормящей груди. Рита рискнула попробовать, и ей понравилось.

Тогда Неустроев тоже рискнул, но ему не понравилось. Питательная жидкость имела сладковатый привкус и напоминала разбавленную сгущенку — а Евгений Оскарович с детства не любил сгущенку и считал ее почти такой же противной, как манная каша.

Зато ложе в биоритмической секции впечатляло. Собственно, вся секция и состояла из этого ложа размером, наверное, два на три метра. И никаких признаков подушки или одеяла.

Днем Евгений Оскарович не стал заострять на этом внимание, но сейчас спросил — и обнаружил, что миламаны не понимают его вопроса. У них не было ни подушек, ни одеял. Зачем, если ровное горизонтальное положение тела гораздо удобнее, а в помещении поддерживается оптимальная температура — которую, впрочем, можно менять по своему вкусу.

— Нет, я так не играю! — заявил Неустроев. — Мне надо подложить что-то под голову. Иначе я не усну.

Тогда в биоритмическую секцию забралась Ли Май Лим и предложила в качестве подушки себя.

Неустроев уже привык, что она ходит по адаптационной камере голая и ведет себя не лучше, чем малолетняя хулиганка Рита, которая у мамы дурочка. Похоже, не зря они шушукались по углам втайне от него через миниатюрные наушники.

Ему тоже дали такой, и теперь он мог разговаривать с Ли Май Лим, не прибегая к помощи громкоговорителя.

И он принял ее предложение — благо размеры сексодрома позволяли с комфортом расположиться в любой позиции.

Возбуждение, которое охватило Евгения Оскаровича при первом появлении Ли Май Лим, давно улетучилось. Любое зрелище приедается, как нагота на нудистском пляже, а тут еще действовали на нервы наблюдатели за прозрачной стеной.

Когда наблюдатели это поняли, стена снова сделалась зеркальной, но Неустроев все равно помнил, что они там и смотрят на него.

А впрочем, знать и видеть — это действительно не одно и то же.

Неустроев подозревал, что в спальной секции тоже есть скрытые камеры, но Рита, пожалуй, была права. Когда не видишь наблюдателя, то кажется, что и он тебя не видит.

Когда Евгений пристроил свою голову на живот инопланетянки, возбуждение тотчас же вернулось снова, и это не укрылось от Ли Май Лим.

— Как странно… — произнесла она и замолчала.

— Что странно? — спросил Евгений сонным голосом.

— Странно, что ваш цветок любви расцветает без млечных слез.

Фраза была по миламанским понятиям самой обыкновенной, но Евгений, услышав перевод, не сразу понял, что она означает.

А когда понял, то смутился, и его цветок любви быстро увял.

— Все, я хочу спать, — заявил он, закрывая глаза. — Разбудишь, когда будут новости насчет Риты.

Но будить его не пришлось. Евгений так и не смог уснуть на живой подушке и без одеяла, да и времени у него было не так уж много. Как только с земли на борт крейсера поступила по каналу оперативной связи видеозапись возвращения Риты Караваевой к родному очагу, эту запись передали по корабельной сети в адаптационную камеру.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru