Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

Однако шпион не знал главного. Того, что резидент ему лгал. Резиденту было известно, что моторо-мотогалы пойдут на перехват «Лилии Зари» в любом случае. Будет запущен маяк или нет — это дело второстепенное. Им важен носитель гена бесстрашия. И чтобы заполучить его живым или мертвым, моторо-мотогалы пойдут на все.

Но шпиону об этом не сказали, чтобы у него был лишний стимул запустить маяк.

Резидент лишь дал совет на самый крайний случай.

— Если бой все-таки начнется, и команда крейсера откажется сдаваться в плен, ты сможешь захватить шлюпку и сдаться в одиночку. Автохакер тебе поможет. Но помни — если ты явишься к моторо-мотогалам с пустыми руками, они поступят с тобой не как со своим агентом, а как с обычным военнопленным. Ты ведь знаешь, что они делают с военнопленными?

Шпион это знал — точно так же, как все миламаны от маленьких детей до глубоких стариков.

Моторо-мотогалы посылали военнопленных на фронт — воевать против своих в составе союзнических войск. И убивали при малейшем неповиновении.

Знал шпион и то, что жители одного поселка на захваченной моторо-мотогалами планете во внешнем кольце скопления Ми Ла Ман освобождены от этой повинности по причине, которую они не знали.

Но ему эта причина была известна.

14

Этой ночью в квартире Караваевых никто не спал. Какой к черту сон, если пропала родная дочка, внучка и сестра и, судя по всем признакам, ее унесли инопланетяне.

Мать не находила себе места, отец крепился изо всех сил, бабушка, постанывая, с открытыми глазами лежала в постели, а Сашка неутомимо рассылал по сети фотографию сестры.

В чате на сайте любителей уфологии его обнадежили, намекнув, что пришельцы редко забирают землян к себе насовсем. Обычно они через несколько дней, недель или месяцев высаживают их обратно на землю — но не всегда соблюдают единство места. Так что Рита вполне может оказаться в своей ночнушке и босиком где-нибудь на пустынном шоссе неподалеку от Акапулько или Рио-де-Жанейро.

Но уже где-то около часу ночи — а не в начале четвертого, как в прошлый раз — за окном тонко пропели жгуты, и на этот раз Сашка обернулся к балконной двери первым.

Миламанские спецназовцы как всегда стремительно рассыпались по квартире, и было слышно, как в маленькой комнате вскрикнула и забилась в судорогах бабушка. Отец, не обращая внимания на гигантов в скафандрах, бросился туда и увидел, как пришелец небольшого роста миниатюрным инъектором впрыскивает бабушке лекарство.

Папа, однако, не понял, что это инъектор и что это лекарство, и набросился на чужака с криком:

— Что ж ты делаешь, гад!

Тут же папу усмирили парализатором, а мама не поспешила ему на помощь по одной простой причине — как раз в это время самый здоровый из пришельцев внес в комнату через балкон жутко довольную Маргариту. Вместе они напоминали скульптурную композицию «Солдат с ребенком», сооруженную в честь Победы в Берлине.

Миламаны соблюли единство места до такой степени, что даже уложили девушку на ту же самую постель, с которой ее взяли. И мать сразу же бросилась к ней с воплем:

— Что они с тобой сделали?!

А брат Саша тем временем кинулся к пришельцам, вопрошая:

— С какой вы планеты?

Пришельцы, однако, не проявили склонности к разговору, и вместо них ответила Маргарита, пытаясь вырваться из объятий мамы, которая навязчиво тормошила ее, ощупывая со всех сторон.

— Они из какого-то скопления. Черт, забыла! А, да! Из скопления меломанов.

— Каких меломанов? — удивился Саша, но вразумительного ответа не получил. Пришельцы, не сказав ни слова, стремительно удалились на крышу через балкон, а Рита сказала довольно раздраженно:

— Откуда я знаю?

— Что они с тобой делали?! — не успокаивалась мать, а Саша вторил ей в другой тональности:

— Что ты там делала?

— С гуманоидами любилась, — раздраженно огрызнулась Рита, и мама потеряла дар речи, а брат возбужденно воскликнул:

— Правда?!

— Шутка, — разочаровала его Рита. — Они соблазняли мной Евгения Оскаровича, но он не соблазнился.

— Ну да?! Оскар там, у них?

Учителя биологии в школе звали сокращенно Оскаром — не только из-за отчества, но и по сходству со статуэткой, которую вручает лучшим из лучших Американская киноакадемия.

— Конечно, у них. Теперь они соблазняют его инопланетянкой. Оскар в нее влюбился. Надо в школе рассказать — девчонки со смеху помрут.

— Господи, доченька, ты бредишь! — вновь обрела голос мама, но тут из маленькой комнаты вышла бабушка, живая и здоровая и даже более бодрая, чем обычно.

— Они сказали, что Анатолий проснется через два часа, — сообщила она, и все ринулись в ее комнату, по очереди спотыкаясь о тело отца.

Пропустив слова бабушки мимо ушей, мама кинулась вызывать к отцу «неотложку», но тут прибыла милиция, и неразберихи стало еще больше.

Не успела Рита поведать о своем путешествии операм районного угрозыска, как в квартире появились люди посерьезнее. Федеральная служба безопасности. Причем не те же самые, что были в прошлый раз, а гораздо компетентнее — в звании до полковника включительно.

Полковник, впрочем, был только один — суровый и недоверчивый, как святой апостол Фома. Он даже выражался почти теми же словами — мол, пока не вложу персты в кровавые раны, не поверю ни в каких пришельцев. Только на языке его конторы это звучало менее поэтически.

— Это все твои слова, — рычал он на Маргариту, с которой все остальные обращались, в общем, вежливо. — А где доказательства? Где доказательства, я спрашиваю?! Может, ты сама все это придумала, сговорилась с друзьями и родичами, а теперь морочишь голову серьезным людям.

Заикаясь и чуть не плача, Рита пыталась что-то ему ответить, но полковник ответов не слушал и продолжал наезжать на девушку, как на шпиона, подлежащего «экстренному потрошению».

Это был его обычный метод допроса. Первым делом надо ошеломить противника и заставить его оправдываться — так легче уличить его во лжи, заставить его путаться и ошибаться.

Но Рита не путалась и не ошибалась, и уличить во лжи ее никак не удавалось — но полковник все равно ей не верил.

Его не убеждали даже заключения экспертов по поводу пятен крови на крыше — ведь из них явствовало только, что «исследуемое вещество предположительно является кровью, принадлежность которой стандартными методами установить не удалось». А результаты медицинского обследования людей, пораженных из неизвестного оружия, были еще более неубедительны.

Официальное заключение медиков по поводу парализованных милиционеров гласило: «длительная потеря сознания по неизвестной причине». В обморок со страху упали — вот и причина. А падая, ударились головой — поэтому и провалялись несколько часов.

Специалисты затруднялись даже точно сказать, что это было — обморок, кома или сон. Врачи скорой помощи не особенно углублялись в эту проблему, озабоченные своей главной целью — спасением людей. А к тому времени, когда милиционеры попали в руки серьезных специалистов с докторскими степенями, было уже поздно. Парализованные полностью пришли в себя, и запоздалое глубокое обследование не дало никаких результатов.

Теперь, правда, забрезжила надежда. Чекисты привезли обладателей докторских степеней с собой, и те сразу набросились на лежащего неподвижно Анатолия и на бабушку, которая имела неосторожность сообщить, что пришельцы вкололи ей какое-то свое лекарство.

Однако Анатолий уже начинал пробуждаться, а лекарство в бабушкином организме за два часа рассосалось до такой степени, что никакими средствами обнаружить его не удалось.

Так что у московского чекиста были все основания для скептицизма. Правда, с каждым десантом пришельцев в городе множилось число свидетелей — но как раз свидетелям компетентные товарищи верили меньше всего.

Свидетели могли все это придумать, чтобы попасть в газеты и на телевидение. Им могло почудиться, приглючиться и померещиться. Их могли подкупить мистификаторы, которые решили поставить город на уши. Версий было сколько угодно и предположение о контакте с настоящими пришельцами значилось в этом списке отнюдь не на первом месте.

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru