Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

2

Впервые за свою короткую жизнь младший офицер Ли Май Лим дышала полной грудью, не опасаясь внезапной смерти или коварного удара из-за угла. В этой части галактики не было моторо-мотогальских боевых кораблей, а все прочие опасности казались мелочью по сравнению с ними.

«Лилия Зари», легкий крейсер глубокой разведки, высшее достижение инженерной мысли цивилизации миламанов, умело путал след, и моторо-мотогалы потеряли его еще в полосе нейтральных миров. Одинокий звездолет затерялся в обширной темной области в стороне от спиральных рукавов Млечного Пути.

В этом секторе, где звезды отстояли друг от друга на много световых лет, не было не только моторо-мотогальских звездолетов. Не было вообще никаких. Пустое небо на тысячи парсек[Парсек — 3, 25 световых лет. Световой год — примерно 10 триллионов километров (расстояние, которое луч света преодолевает за один год). вокруг.

Но если знать, куда лететь, то найти дорогу совсем нетрудно. Вот она, одиночная желтая звездочка с планетной системой, в которой нет ничего примечательного. Кроме одной маленькой детали. Там, на третьей планете, живут гуманоиды, чем-то похожие на миламанов, и в их клетках обнаружен ген бесстрашия, которого миламанам так не хватает.

Беда, однако, в том, что ген бесстрашия никак не дается в руки. Миламаны и прежде находили расы, у которых он тоже был, но биологическую несовместимость по другим параметрам не удавалось исправить никакими средствами.

И здесь случилось то же самое. Как только миламанские ученые из первой экспедиции расшифровали генетическую и биохимическую структуру вида, стало понятно, что доля особей, пригодных для скрещивания, составляет на этой планете не более 1 на 666666666, 666 в периоде.

Иными словами, выходило, что таких особей на всей планете не больше девяти.

Разыскивать девять гуманоидов среди шести миллиардов, и притом не обнаруживая себя — задача нереальная. Эта работа может затянуться на многие века, но так и не привести к успеху.

И вдруг произошло чудо. Случайно, наперекор теории вероятностей, в одном из тестов первой тысячи обнаружилось нужное сочетание признаков. Проверка показала — это действительно тот самый гуманоид. Один из девяти.

Его надо было срочно эвакуировать с планеты, где он ежедневно подвергался опасности — но экипаж корабля биологической разведки не был готов к подобным операциям. Брать клеточные пробы с помощью микроботов и изучать их в комфортной обстановке на орбите — это максимум, на что они способны.

И вот теперь туда, к маленькой желтой звезде, несется легкий крейсер с отрядом спецназа на борту. И среди младших офицеров отряда — Ли Май Лим, так похожая на эту звездочку.

Ее кожу называют медовой, а ее волосы — золотыми, но ведь это только метафоры, к которым так склонны все миламаны, особенно мужчины, которые до войны все поголовно были поэтами и теперь не утратили этого дара. А на самом деле кожа и волосы у Ли Май Лим такие же желтые, как лучи звезды спектрального класса G2.

У миламанов считается, что это самый лучший цвет. Более светлый и более темный котируются ниже. А еще у Ли Май Лим зеленые глаза, и это большая редкость. Обычно у миламанов кожа, волосы и глаза одного цвета, только ободок у зрачков потемнее — в тон губам и соскам.

А у Ли Май Лим глаза зеленые, как изумруд, и это считается верхом красоты. Недаром в нее влюблен весь спецназ и половина корабельного экипажа.

Но сама Ли Май Лим больше любит звезды.

Четыре желтых звездочки прямо по курсу, но три из них слабее последней, и эта последняя — как раз та самая, куда они летят.

Влюбленные спецназовцы подозревали, что Ли Май Лим смотрит на эту звезду не просто так. Она ждет встречи с инопланетчиком, который носит в себе ген бесстрашия и может стать праотцом несметного множества непобедимых солдат.

Надо ли говорить, что любая женщина расы миламанов без колебаний согласится стать их праматерью.

Но у Ли Май Лим больше шансов. Ведь из 333 солдат и офицеров на борту крейсера всего 221 женщина, что удивительно мало для расы миламанов. И Ли Май Лим среди этих женщин — бесспорно самая красивая.

Впрочем, неизвестно, как отнесется к ее красоте названный инопланетчик. Если он решит, что миламанские женщины непривлекательны или хуже того, отвратительны, то придется прибегать к искусственному оплодотворению — а это крайне нежелательно, особенно на ранней стадии экспериментов.

Биологическая совместимость и сохранение чужеродных генов — материя тонкая и во многом необъяснимая. Эмоции играют здесь не меньшую роль, чем комбинации ДНК.

Много есть в галактике рас, представители которых настолько уродливы, что ни один нормальный миламан не может даже издали смотреть на них без отвращения. Взять хотя бы тех же моторо-мотогалов, которые не только безобразны лицом и телом, но еще и дурно пахнут, что для утонченных миламанов хуже всего на свете.

Ли Май Лим не знала, как пахнет гуманоид, которого ее спецназу предстояло эвакуировать с его родной планеты. Зато она каждый день смотрела на его изображение, убеждая себя, что в нем нет никакого уродства.

Конечно, в его внешности много странного. Это поросшее шерстью лицо с кроваво-красными губами и маленькими глазами. Эта бледная кожа, нездоровый цвет которой оттеняют темные волосы. Это хилое тощее тело, пропорции которого никак не вяжутся с представлениями о силе, каковой должен обладать непобедимый воин. Эти резкие, почти судорожные телодвижения, которые, случись они у миламана, тотчас же вызвали бы подозрение в душевной болезни. Эта привычка мыться раз в три дня и даже реже, а не три раза в день, как принято у цивилизованных носителей разума.

Но как ни странно, все эти особенности не вызывали у миламанов отвращения. Скорее, они казались забавными, а то, что вызывает улыбку и смех, не может представляться уродливым.

Наоборот, все девушки на борту крейсера наперебой говорили друг другу:

— Он ужасно милый. Только совсем не похож на непобедимого воина.

Мужчины расы миламанов были, как правило, на треть выше женщин. А этот гуманоид имел точно такой же рост, как Ли Май Лим.

Но ведь многие моторо-мотогалы были еще ниже, а они одерживали победу за победой.

Правда, они никому не казались забавными.

3

— На планете шесть миллиардов разумных гуманоидов. Все принадлежат к одному виду, но мы насчитали не менее трех-пяти подвидов, не считая смешанных типов.

Командир первой экспедиции докладывал собранную информацию капитану крейсера и лидеру спецназа. Все они были мужчинами, но спецназовец возвышался над остальными чуть не на целую голову, и его сила внушала трепет докладчику, который был больше ученый, нежели солдат.

Однако военная подготовка помогала ему справиться с трепетом, и он продолжал говорить ровным голосом без лишних эмоций:

— Тот, кто нас интересует — самец примерно тридцати биологических лет, типичный представитель северного подвида. Говорит на одном из десяти самых распространенных языков. Интеллектуальный уровень выше среднего. Состояние здоровья удовлетворительное. Использует линзы для повышения зоркости, предрасположен к вирусным инфекциям, но это легко исправить. По физическим параметрам уступает многим представителям своей расы, однако унаследовал ген бесстрашия сразу от четырех предков. Это значит, что при удачном скрещивании все его потомки получат ген бесстрашия в активной форме.

— Он опасен? — спросил командир спецназа со свойственным его профессии лаконизмом.

— Ген бесстрашия? — переспросил ученый, не вполне уяснив вопрос.

— Нет, его носитель, — уточнил спецназовец.

Ему предстояло захватить этого гуманоида живым и невредимым и желательно не потерять при этом никого из своих бойцов. Так что боевые характеристики противника лучше узнать заранее.

Но ученый явно затруднялся с ответом.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru