Пользовательский поиск

Книга Ген бесстрашия. Содержание - 1

Кол-во голосов: 0

Диме Бернатовичу с благодарностью за имя для свирепой расы моторо-мотогалов и за конструктивную критику, цитировать которую не буду, дабы не вводить читателей во искушение.

Мы старания утроим,

Построение устроим

И пройдем железным строем

Накануне перед боем.

Пусть не кажется порою,

Что сражаться будет просто —

Мы отважные герои

Очень маленького роста

Андрей Макаревич

Поймали однажды инопланетяне русского, немца и поляка и посадили каждого в одиночную камеру без окон, без дверей, без щелей, без мебели и вообще без ничего.

Дали им по два литых шарика из неизвестного материала, который не берет даже плазменный резак с температурой в миллион градусов, и сказали:

— Тот, кто сумеет нас удивить с помощью этих шариков, останется жив. А кто не сумеет — того мы съедим.

По прошествии некоторого времени заходят инопланетяне к немцу, а он шариками жонглирует.

Засмеялись пришельцы и говорят:

— Ну что ж тут удивительного? Разочаровал ты нас. Вот тебе соль, перец, специи, натрись хорошенько — и на сковородку.

Заходят к поляку — а тот с шариками чего только не вытворяет. То в ухо засунет, из другого достанет, то в рот положит, через пупок выдернет, и еще много чего. Жить захочешь — и не так раскорячишься.

Покачали гуманоиды головами, поцокали языком и говорят:

— Да, уж удивил так удивил. Мы всегда считали, что ваша физиология для таких фокусов не приспособлена. Можешь, пожалуй, домой собираться. Вряд ли русский тебя переплюнет.

И ушли к русскому.

Возвращаются — озадаченные и озабоченные, и говорят поляку с неподдельным прискорбием:

— Увы, друг, не повезло тебе. Вот соль, перец, специи, натрись хорошенько — и на сковородку.

— Да что же такое сделал этот русский?! — вскричал поляк в изумлении.

— Да, так… — ответили пришельцы. — Он один шарик сломал, а другой потерял.

Анекдот
* * *

Иные времена, иные нравы.

Это случилось, когда свирепая и безжалостная раса моторо-мотогалов вырвалась на просторы Вселенной и завоевала половину Галактики, установив от ядра до самых до окраин свое страшное моторо-мотогальское иго.

Моторо-мотогальская сверхсветовая бронекавалерия захватывала беззащитные планеты одну за другой, и покоренные народы безмолвно стонали под гнетом, пока не нашлась цивилизация, которая сумела дать отпор спесивым завоевателям.

Прежде раса миламанов больше всего на свете любила музыку и танцы, но еще сильнее она любила свою свободу и ради ее сохранения превратила все свои планеты в единый военный лагерь, где о музыке и танцах вспоминали лишь в редкие часы досуга.

Но несмотря на это, свободолюбивые миламаны проигрывали борьбу, где ставкой была их жизнь вместе с музыкой и танцами. Вездесущая бронекавалерия уже вторглась в самое сердце звездного скопления миламанов, и спасти их могло только одно — ген бесстрашия, который делает воинов непобедимыми.

Но ген бесстрашия никак не давался в руки, тем более, что за ним охотились не только миламаны. Коварные мотогалы делали все, чтобы опередить своих соперников в этой охоте.

И все же миламаны были первыми, кому улыбнулась удача. Они нашли ген бесстрашия на одной слаборазвитой планете в неизученной части галактики, куда не долетали боевые звездолеты враждующих армий. И перед лучшими из лучших миламанских воинов встала задача срочно и скрытно доставить носителя бесценного гена на родину расы миламанов.

Гнусавый закадровый текст

1

Поскольку для покоренных народов все моторо-мотогалы были на одно лицо, каждый из них имел свои уникальные знаки отличия. Но даже это не всегда помогало, и только одного жестокого завоевателя все узнавали с первого взгляда, даже не успев прочитать его имя, крупными буквами написанное на спине.

Это был генерал Забазар, начальник Главного штаба союзнических войск, величайший храбрец и мудрейший военачальник. Семь орденов «Героин Мотогаллии» на его груди говорили сами за себя.

Наиболее храбрых моторо-мотогальских воинов, отдавших всю свою жизнь совершению подвигов, называли «героинами», потому что их храбрость была обусловлена наркотиком, который выделяли в кровь железы внутренней секреции.

Но орден «Героин Мотогаллии» вручался только тем, кто действительно совершил подвиг, а это удавалось далеко не всякому.

Количество подвигов, совершенных генералом Забазаром, не поддавалось исчислению, но общеизвестная скромность великого военачальника не позволяла ему принимать награды слишком часто, тем более что они и так не помещались у него на груди, и некоторые второстепенные знаки почета — «За кошмарную храбрость», «За лютую ненависть», «За образцовое растерзание врага» и многие другие — украшали сверху донизу рукава генеральского мундира. А маленькая, но особо ценная наградная брошь «Кровавое сердце» была пришпилена к его носовому платку.

Вытирая этим платком безволосый череп, генерал Забазар метеором промчался перед строем союзнических войск, сильнее обычного хромая на обе ноги.

Добровольцы из числа покоренных народов стояли не шелохнувшись. Они знали, как страшен бывает гнев начальника Главного штаба, когда он не в духе. А сегодня он был явно не в духе, ибо череп его, в обычные дни серый с зелеными прожилками, на этот раз имел ярко-синий цвет.

— Да здравствует моторо-мотогальское иго! — пролаял строй, когда генерал поравнялся с портретом Всеобщего Побеждателя.

— Ура! — буркнул генерал и стукнул себя кулаком в сердце.

Сердце и без того пошаливало, но иначе было нельзя. Даже прославленные генералы обязаны приветствовать портрет Всеобщего Побеждателя, не скрывая своего восторга и преданности.

Добравшись до своей рабочей резиденции, генерал почувствовал себя совершенно разбитым, и доклад дежурного по Вселенной бодрости ему не добавил.

— Самые худшие подозрения подтвердились, мой генерал, — сообщил дежурный с непроницаемым выражением лица. — Миламаны действительно нашли ген бесстрашия, но нам пока не удалось установить, где и в каком виде.

— Что значит — не удалось установить?! — рявкнул генерал, не скрывая гнева.

Дежурный по Вселенной не подчинялся Забазару непосредственно, но был младше по званию, по возрасту и по количеству наград, а потому начал оправдываться, и вид его превратился в непроницаемо-виноватый.

— Разведка лезет из кожи вон, чтобы раздобыть необходимую информацию. Но речь идет о неисследованной части галактики. Там очень легко затеряться и очень трудно кого-нибудь найти.

Генерала Забазара этот ответ не удовлетворил, но разведка ему тоже не подчинялась. К тому же он знал, что разведчики действительно лезут из кожи вон в буквальном смысле слова, поскольку чрезмерное перенапряжение сил вызывает у них внеплановую линьку.

Однако напряжение сил волновало Забазара меньше всего. Ему нужен был результат, а разведка вот уже много дней кормила его одними обещаниями. А поисковые звездолеты в это время мыкались в неисследованной части галактики, как слепые котята, не в силах обнаружить инверсионный след миламанских кораблей.

И похоже, все шло к тому, что транспорт с геном бесстрашия на борту придется перехватывать на ближних подступах к звездному скоплению миламанов, а поручат это дело наверняка ему, генералу Забазару, потому что кроме него во всей Мотогаллии нет ни одного военачальника, который гарантировал бы выполнение подобной задачи на 100 процентов.

Однако начальнику Главного штаба союзнических войск такая перспектива совсем не нравилась. Хотя бы потому, что он тоже не был уверен в успехе на все сто.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru