Пользовательский поиск

Книга Гаяна. Содержание - ГЛАВА ПЕРВАЯ Освенцимская тетрадь

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Бергофф берется за пистолет. В лаборатории Топ-Чанг. Бегство.

1

Корреспонденция Хоутона привела рыбного короля в состояние, по всей вероятности, близкое к ярости тигра, попавшего в ловушку. Не помня себя, он нажимал кнопку звонка и кричал:

— Немедленно разыщите этого пьяницу, этого бумагомарателя, живым или мертвым!

— Будет исполнено, сэр, сию же минуту… — голос секретаря затих уже по ту сторону двери.

Бергофф забегал по обширному кабинету, опрокидывая стулья, цепляясь ногами за ковровую дорожку; его раздражало сейчас все, даже собственное отражение в узком высоком зеркале.

Едва успела наполовину приоткрыться дверь, как он ринулся к ней и что было силы нанес удар в нижнюю часть показавшегося бледного, покорного лица. Секретарь неестественно дернул головой и без звука вытянулся у порога.

— О'кэй, — раздался из-за двери веселый голос Боба. — Такой удар принес бы немало хлопот самому Паулю Андерсону! Не завидую тому, кому он достался… — Перешагнув неподвижное тело, Хоутон добавил более серьезно: — Насколько я понял со слов этого бедняги, вы меня звали.

Бергофф оторопело посмотрел на веснушчатую физиономию Боба, на секретаря, который, даже будучи нокаутированным, сохранял на своем бескровном лице выражение учтивости, и понял, что произошла ошибка.

Удар как бы разрядил его гнев.

— Вы удивительно счастливый человек, Боб, — криво усмехаясь, выдавил он. — Но это удача обреченного… Вы еще пожалеете, что я ошибся! Тем строже и изобретательнее я буду теперь.

— Уж не хотите ли вы сказать, что этот превосходный прямой правой предназначался мне? — хладнокровно спросил Боб. — Что случилось?

— Ты еще вздумал прикидываться, негодяй! — завизжал Бергофф и дрожащими руками стал швырять в ноги Хоутону лежавшие на столе газеты. — А это что? А это что?.. — приговаривал он.

— Только и всего? — улыбнулся Боб. — Это все правда, что там написано. Но я сразу не сказал вам, чтобы сделать приятный сюрприз. Наконец, я журналист, и у меня в крови передавать сенсацию только в газету.

— Болван! Идиот! Ты же привлек в Пито-Као внимание всего мира!..

— Ваша правда. Все это так удивительно!

— Это мой остров, тупица, и я не желаю, чтобы чья-либо нога ступала сюда без моего разрешения, особенно сейчас!.. — вырвалось у Бергоффа.

— Вы боитесь? — вдруг с ненавистью взглянул на него Хоутон. — Теперь я знаю, что творится здесь!..

Рыбный король невольно отступил на шаг. Таким он еще никогда не видел Хоутона.

— Я раздавлю тебя, мерзавец! — с присвистом произнес он.

— Если дело обстоит таким образом, — вспыхнул Боб, — то я принимаю войну! Ты боишься сейчас людей, потому что могут открыться твои махинации с развалиной Джексоном и то, что готовится в лаборатории Дорта.

— Так это ты сообщил по радио?! — вскричал Бергофф.

— Да, я!

Бергофф извлек из кармана пистолет, но Боб ударом ноги выбил оружие и ухватил миллионера за горло. Бергофф дал ему подножку, они оба упали и сцепились в отчаянной борьбе.

Силы их были примерно равны, и исход схватки мог зависеть от любой случайности. Все же больше возможности победить имел Бергофф, потому что Боб быстро утомлялся. Бергофф скоро понял это и старался всячески вымотать Хоутона, парализовать его волю, используя самые болевые приемы.

Оба понимали, что борьба эта не может закончиться перемирием. Поймав левую кисть Боба, Бергофф резко вывернул ее, вынудив противника застонать от боли и лечь на спину. Пистолет теперь лежал всего в полуметре от борющихся. Бергофф уже потянулся к нему одной рукой, другой продолжая выворачивать слабеющую руку Боба, как вдруг тяжелый удар сзади оглушил его, и он, тупо посмотрев на Хоутона, ткнулся головой ему в плечо.

Секунду спустя Боб поднялся, всклокоченный, в изорванной одежде. Рядом с ним стояла бледная Паола с разбитой бутылкой в руках.

— Не стоило бы тебе ввязываться в это дело, — прерывисто дыша, сказал он,

— Ненавижу это змеиное гнездо, — тихо ответила Паола.

— Теперь бежать! Обоим, — сказал Боб.

— Да, надо.

— Надо, но вместе нам бежать рискованно: может быть погоня.. У меня есть другой план… Но сперва надо покончить с этими двумя, — Боб кивнул на бесчувственного Бергоффа и секретаря.

— Прикончить?!

— Ты меня не так поняла. Веревки есть?

Паола подумала, кивнула и выбежала из комнаты.

2

Сознание возвращалось к Бергоффу будто отдельными, разрозненными кадрами из старого, давно позабытого фильма. Связанный по рукам и ногам, он стал ворочать во все стороны головой, в которой еще звенело от сокрушительного удара.

В противоположном углу комнаты, так же крепко связанный, лежал секретарь. Увидев, что Бергофф приходит в себя, он не удержался от горестного восклицания:

— О сэр!

— Вы живы? — спросил Бергофф.

— Разве это жизнь, сэр, видеть вас в таком состоянии?

— Так освобождайте же меня.

— Увы, сэр. Я к чему-то привязан.

— Черт возьми, я тоже точно прикован к галере.

Впервые в жизни попав в положение, уравнявшее их, секретарь смутился и не знал, как продолжать разговор, чтобы не уронить чести патрона.

— Я трижды звал Паолу, но она почему-то не идет, — пожаловался Бергофф.

— Я полагаю, сэр, что мисс Паола не придет.

— Что ты мелешь, болван!

— Прошу прощения, сэр, но мне показалось, что она разбила бутылку о… о вашу… Извините меня, сэр, я не рискую договаривать до конца.

В углу послышалось пыхтение, треск веревок, затем в адрес Паолы понесся поток отборных ругательств.

Секретарь скромно молчал, чтобы не прерывать хода мыслей своего хозяина.

— Неужели никто так и не зайдет к нам? — наконец произнес Бергофф.

— Осмелюсь напомнить, сэр, что, согласно вами заведенному порядку, вас запрещено беспокоить.

— Что же, мы так и будем лежать целую неделю?

— Никак нет, сэр. В девятнадцать часов вас освободят.

— Почему именно в девятнадцать?

— На этот час вы вызвали господина Курца, и он…

— О черт! Проклятие этому безмозглому идиоту. Он совершенно не способен нести свои обязанности. А может быть, он придет раньше?

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru