Пользовательский поиск

Книга Формула гениальности. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

– Не хотелось никого отрывать от работы. Дел у вас сейчас перед жатвой невпроворот.

Бисен вынес из юрты низенькие стульчики, и гости немного присели с дороги. Бурулхан-апа угостила гостей свежим кумысом.

– Работы сейчас действительно много, но и вы не часто приезжаете в область, – сказал Шатырбаев.

– Не удается никак выбраться из Алма-Аты, – ответил Наркес.

– Ну, раз попали в наши руки, – улыбнулся Ахмет Тенгизович, – то теперь так просто мы вас не отпустим. Нас ждут. – Он встал с места и мягким жестом руки указал в сторону машины: – Прошу вас Сакан и Бисен быстро разобрали палатку и вместе с другими вещами погрузили ее в газик.

Один из приехавших работников, молодой человек лет тридцати, в черном костюме и галстуке, отвел в сторону Бисена и что-то сказал ему. Чабан виновато опустил голову. Это не ускользнуло от внимания Наркеса.

Приехавшие гости направились к машинам.

Наркес попрощался с Бурулхан-апой и крепко пожал руку Бисену:

– Не расстраивайтесь из-за разных слов, Бисеке. Я очень рад, что близко познакомился с вами. Приезжайте в Алма-Ату с Бурулхан-апой. Я буду вас ждать. – Он еще раз крепко и сердечно пожал руку чабана.

Лицо Бисена посветлело.

– Спасибо, Наке, что приехали к нам, – потеплевшим голосом сказал он. – Мы никогда не забудем вашего приезда к нам.

– Ну, Бисеке, до свидания. – Сакан обнялся с родственником. – Все так быстро получилось. Не обижайтесь. Приезжайте к нам в город чаще.

Он поцеловал по очереди всех своих маленьких племянников, затем направился к газику.

Наркес сел в «Волгу» секретаря райкома, и машины одна за другой тронулись в обратный путь.

Уже в пути Наркес обернулся и посмотрел назад. Бисен стоял на возвышении неподалеку от юрт и долго смотрел вслед машинам, пока они не скрылись за ближайшим перевалом.

14

В Джамбуле Наркес пробыл еще неделю и вернулся в Алма-Ату.

Дома его ждали немалые новости. В письмах и телеграммах, пришедших в его отсутствие из-за рубежа и подготовленных ему Алтынай, землячкой Шолпан, учившейся в университете, Наркеса извещали об избрании его действительным членом в Академии наук Польши, Франции, Англии, Австрии, Румынии, Болгарии, Швеции, Италии, Дании. Сообщали об избрании почетным доктором наук университета в Лодзи, Сорбоннского, Карловского, Ягеллонского, Лейпцигского, Оксфордского университетов.

Вечером пришла Алтынай и, увидев, что Наркес вернулся, отдала ему ключ от квартиры и ушла обратно в общежитие.

Наркес немного позанимался своими делами, потом, подумав о чем-то, позвонил Баяну.

– Привези записи, которые ты вел с марта до этого времени, – сказал он, Немного спустя приехал Баян. Юноша окреп, посвежел, загорел. В руках у него была толстая общая тетрадь.

– Ну, как дела? Что нового у тебя? – спросил Наркес.

– Скоро поедем на сельхозработы. Меня экстерном перевели на четвертый курс. Мурат Муканович пригласил меня работать с ним в области теории чисел. Сказал, чтобы я готовил кандидатскую диссертацию по Великой теореме Ферма.

– Ну что ж, пока у тебя все хорошо. – Наркес внимательно посмотрел на юного друга. – Ну, а здоровье как?

– Нормально. От тех ощущений, которые были весной, не осталось и следа.

– Это были временные явления кризисного периода.

– Вообще, тебе обязательно надо заниматься спортом, чтобы уравновесить большие умственные нагрузки, да и вообще окрепнуть. И чем напряженнее будут тренировки, тем лучше.

– Я и занимаюсь. Хожу на каратэ.

– Давно занимаешься?

– С июня, как почувствовал себя крепче.

– А почему именно на каратэ?

– Не так просто ответить на этот вопрос, Наркес-ага. Каратэ – это величайший пластический танец в сочетании с самыми совершенными и уникальными приемами схватки, которые выработаны тысячелетиями. Каратэ – это величайшее достижение человечества в области спорта за всю его историю. Каратэ – это борьба в танце, каратэ – это танец в борьбе, – с подъемом сказал юноша и, немного помолчав, серьезно и убежденно добавил:

– Мужчина должен быть суперменом. И желательно даже суперчемпионом в сфере своей основной деятельности.

Наркес внутренне улыбнулся, но не подал вида.

– Ну, а записи как, регулярно ведешь? – взглянул он на толстую тетрадь, которую Баян держал под мышкой.

– Регулярно. – Баян протянул записи.

– Надо будет вести их до конца года. На днях я приступлю к монографии, и они будут нужны. – Наркес помолчал и снова спросил: – Работаешь над чем-нибудь?

– Работаю, – ответил Баян. – Надеюсь, что скоро закончу.

Наркес стал внимательно листать тетрадь – Записи велись аккуратно. Каждый день юноша подробно записывал все, что он делал, чем занимался, свои мысли и ощущения. Внимание Наркеса привлекли несколько записей, сделанные в разное время

3 августа.

Истинное честолюбие похоже на истинную любовь: в обоих случаях человек всеми силами души стремится стать лучше, чем он есть в настоящее время. Даже когда он превосходит всех, он хочет превосходить самого себя. И желание это – бесконечно,

6 августа.

Можно, конечно, достичь в жизни всех внешних атрибутов благополучия: положения, богатства, устойчивой респектабельности, думая только о себе, но великим можно стать, только думая о народе и человечестве.

8 августа.

Чем больше я думаю о физических, интеллектуальных и нравственных способностях человека, тем больше прихожу к выводу, что человек не только космическое, но и фантастическое существо.

Заинтересовавшись, Наркес перевернул страницу.

10 августа.

Человеческой натуре присущи два величайших свойства: гениальность разума и гениальность души. Первое из них дает титанов познания, искусства и практического действия. Второе встречается неизмеримо реже и рождает Жанну д'Арк и других титанов любви к людям. Второе свойство совершеннее первого. Ибо люди, наделенные величайшим разумом и талантом, постоянно оспаривают первенство между собой. История сохранила бесчисленное множество примеров тому. Микеланджело и Леонардо да Винчи, Бюффон, и Вольтер, Лев Толстой, всю жизнь отрицавший Шекспира и в конце концов признавший его, Б„рлиоз, завидовавший непостижимому музыкальному гению Паганини, Шиллер, восклицавший: «Ах, этот человек Гете! Он вечно стоит поперек моего пути», и множество других примеров. Но даже титаничнейшие натуры, наделенные гениальным разумом, застывают в немом и благодарном восхищении перед титанами гениальной души. Созерцая умственным взором их бытие, они забывают о своем соперничестве, о всех обидах, которые они нанесли друг другу, и останавливаются, пораженные, перед величием человеческой души, состоящей из одной только любви к людям. Ибо в этом мире нет ни соперничества, ни вражды, ни самой крохотной мысли о себе, а есть только безграничная, ни с чем не соизмеримая любовь к людям. Каждая гениальная душа словно говорит людям: «Поменьше думай о себе, побольше думай о других, люби людей, помогай им. Всю жизнь, не зная устали, борись со своим стремлением выпятить себя, возвысить себя над людьми хоть на йоту и, если ты победишь в этой трудной, ни с чем не сравнимой борьбе, ты станешь таким, как я. И будешь не изредка любоваться зрелищем великой любви к людям, а будешь носить эту любовь в себе постоянно…»

Титанов разума потрясает тот факт, что мысль, обращенная у большинства людей роковым образом только в сторону личных собственных интересов, у гениальных душ полностью отворачивается от своего субъекта-носителя и всецело обращается в сторону человечества. Из этого восхищения и рождаются величайшие творения писателей, скульпторов, музыкантов и художников. Так была воплощена в мраморе, книгах, симфониях и полотнах Жанна д'Арк и другие гении любви к людям.

Не раскрывает ли и не объясняет ли явление титанов любви к людям истинные начала мира – любовь ко всему сущему, заложенную в его основу? Не зовет ли оно к высшему самопожертвованию и высшему служению людям, одной из форм которого является и деятельность гениального человека?

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru