Пользовательский поиск

Книга ФАТА-МОРГАНА 2 (Фантастические рассказы и повести). Страница 29

Кол-во голосов: 0

Он ждал ответа.

— Беги отсюда! Беги, глупец! — только и сумел сказать Мелтби.

Ханстон не дрогнул, только лицо его побледнело.

— Единственная опасность, какую мы видим, — сказал он, это трансмиттер «Звездного Роя», если бы им удалось доставить его на корабль. — Он взглянул на Мелтби. — Пока мы не можем расшифровать действия этих трансмиттеров, но одно знаем наверняка: нет связи между трансмиттерами двух разных кораблей. Они по-разному настроены и запрограммированы. Однажды настроенные, они не изменится, что бы с ними ни делали. Но ты должен знать тайну их действия. Открой мне ее. Открой!

Теперь стало ясно, что ему придется атаковать, несмотря на антисвет. Оружием ему пользоваться нельзя, он должен застать противника врасплох. Может, ему удастся заговорить Ханстона. Что за ирония судьбы! Ханстон и его технические эксперты правильно оценили характер опасности, но сейчас, стоя перед человеком, одетым в комбинезон, спереди и сзади которого были трансмиттеры, Ханстон ничего не подозревал.

— Трансмиттеры действуют по принципу, очень похожему на тот, по которому были созданы первые делианские роботы, сказал он, — только здесь использованы оригинальные составляющие. Конструкторы роботов взяли электронный образ человека и из органической материи создали нечто такое, что должно было быть точной его копией. Правда, куда-то вкралась ошибка, поскольку делиане ни в коем случае не были дубликатами оригинальных людей, отмечались даже физические различия. Из этих отличий родилась ненависть, нашедшая выход в резне «роботов» пятнадцать тысяч лет назад. Но это уже история. Ныне трансмиттеры материи превращают организм в поток электронов, а затем воссоздают его, используя процесс реконструкции ткани. Процесс стал так же прост, как включение света и…

Тут-то Мелтби и атаковал. Страх, что Ханстон выстрелит в него, исчез, потому что в последнюю секунду тот заколебался и проиграл, как миллионы людей до него. Пистолет выстрелил, когда Мелтби уже держал Ханстона за запястье. Через мгновенье пистолет выпал из руки Ханстона.

— Каналья! — прошипел он. — Ты знал, что я не выстрелю в наследного вождя гибридников. Предатель!..

Мелтби этого не знал, но не терял времени на решение головоломки. Голос Ханстона смолк, поскольку Мелтби сжал его голову, как в тисках, и прижал его к себе, к своему скафандру.

Ханстон был настолько удивлен, что в решающий момент прекратил сопротивление. Мелтби тут же пропихнул его через трансмиттер внутрь собственной одежды. Еще виднелась дергающаяся ступня, а Мелтби уже рвал крепления комбинезона. Потом он опустил его на пол так, чтобы поверхности трансмиттеров оказались друг против друга, с безумной торопливостью сбросил одежду и, подбежав к контрольному пульту, переставил антисвет на себя, после чего ввел несколько поправок в приборы. Через минуту корабль принадлежал ему. Оставалось только передать главарям группировок его решение и заняться последним вопросом — Глорией.

23

Спустя десять дней капитаны «Звездного Роя» собрались на заседание. Когда Мелтби вошел в зал, Глория сидела с мрачным видом, ни на кого не глядя. Он понял, что она пыталась воспрепятствовать заседанию и вновь проиграла. Сев на место, указанное ему одним из офицеров, он стал ждать вызова. Мелтби знал, что для победы ему нужны действительно сильные аргументы. Ставка стоила всех усилий, которые он уже вложил в эту борьбу и которые только собирался вложить. Он искоса взглянул на эту «ставку», но тут же опустил глаза, встретившись с ее взглядом — холодным и неприступным. Она подошла к нему и сказала:

— Капитан Мелтби, я прошу вас забрать свой иск.

— Благородная леди, — ответил он, — ты нравишься мне и когда сердишься, и когда… отдаешься.

— Я никогда не прощу тебе этой вульгарщины! — гневно воскликнула она.

— Мне очень жаль, что ты считаешь меня вульгарным. Так было не всегда, и ты прекрасно это знаешь.

Она покраснела.

— Я не собираюсь вспоминать то, что мне сейчас неприятно, — сказала она, поеживаясь. — Если бы ты был джентльменом, то не требовал бы разбирательства.

— Надеюсь, ты по-прежнему считаешь меня джентльменом в общепринятом смысле этого слова. Но я не вижу, какую это имеет связь с нашими чувствами.

— Ни один джентльмен не требует от женщины любви.

— Я хочу только возвращения чувства, которое уничтожили силой.

Сверля его взглядом, она сжала кулаки, как будто собираясь ударить.

— Проклятый космический крючкотвор! — воскликнула она. Я жалею… жалею, что вообще пустила тебя в нашу библиотеку.

Мелтби улыбнулся.

— Глория, дорогая, — доверительно сказал он, — я слышал, что ты сама очень хороший знаток космического права. Готов поспорить…

— Я никогда не спорю, — надменно сказала она.

После всего происшедшего ее утверждение было так несправедливо, что Мелтби буквально онемел. Однако тут же улыбнулся еще шире.

— Моя дорогая, — сказал он, — это дело уже выиграно тобой, и ты об этом знаешь. Держу пари, что в глубине души ты хочешь, чтобы выиграл я, и потому не воспользуешься своим единственным аргументом.

— Никаких аргументов нет, — ответила она. — Мы оба хорошо знаем закон, и ты сознательно мучаешь меня этой болтовней.

Вдруг он увидел на ее глазах слезы.

— Прошу тебя, Питер, — умоляюще сказала она, — откажись от этого. Оставь меня в покое.

Мелтби тронула искренность этой просьбы, но он не собирался сдаваться. Эта женщина безоговорочно отдалась ему на планете С Дорадус. Если после освобождения от искусственного психологического давления она не захочет его, то будет свободна.

— Моя дорогая, — продолжал он, — ты боишься сама себя? Помни, что после всего пережитого решение принадлежит тебе. Ты предчувствуешь, что выберешь меня, и в то же время боишься этого. Освободившись от давления, ты можешь захотеть возвращения нашего брака.

— Никогда. Неужели ты думаешь, что я сохраню память о тех событиях, воспоминание о насилии над собой? Можешь ты это понять?

Вдруг он понял, что смотрит на это дело с чисто мужской точки зрения. Женщины видят это иначе. Они должны испытывать потребность вступления в брак без малейшего давления. Это было потрясением для его напряженного сознания, однако он по-прежнему не мог заставить себя произнести слова, которые освободили бы ее.

Мысленно он вернулся к событиям последних десяти дней. Это были дни его славы. Миллиарды людей заключили союз, основываясь на данной им свободе. Первыми протянули друг другу руки делиане и неделиане. После известия, что «Звездный Рой» не попал в руки гибридников, а Земля поддерживает свое первое предложение с небольшими изменениями, правительство Пятидесяти Солнц публично выразило согласие. Мелтби слегка разочаровала реакция на собранные им в библиотеке корабля сенсационные известия, что неделиане это не гуманоиды и не роботы в широком смысле этого слова, а потомки людей, которые помогли бежать первым делианам. Может быть, просто внимание людей занимали другие проблемы. Он надеялся, что в будущем к этому отнесутся по-другому. Неделиане почувствуют родство с жителями Земли, делиане смогут убедиться, что люди не так уж плохи. Основные трудности вызывала проблема гибридников. Без своего порывистого вожака Ханстона, временно находившегося в тюрьме, большинство их как будто смирилось с поражением и приняло предложение Мелтби. В своем выступлении для тайных городов он говорил без обиняков. Выбрав мир, они получат равный статус в правительстве Пятидесяти Солнц. Все корабли главной галактики будут предупреждены об их тактике, и на многие годы гибридники будут обязаны носить опознавательные знаки. Однако делиане могут вступать с браки с неделианами, а запрещение таким парам иметь детей снимается. Поскольку ребенок, рожденный от такого брака, неизбежно будет гибридником, число их будет возрастать. Если эта мутация, согласно с законом, начнет доминировать, Земля готова принять такое положение вещей. Законы, касающиеся такого рода процессов, либеральны и выходят далеко в будущее. Решительно запрещается только агрессия.

29

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru