Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

Сидя в приемном зале и ожидая начала прений и слушаний, он испытывал мало удовольствия. Теперь он хорошо понимал, почему его престарелый отец так остро нуждался в меланжевом кофе. Даже граф Фенринг, не оставивший своего патрона в беде, был не в силах ободрить и развеселить императора. Сколько же жерновов висит на шее правителя империи!

Однако он все еще император и может сделать кое-кого несчастным.

Рядом с Шаддамом расхаживал Фенринг, полный первобытной животной энергии. Все двери, кроме входной, были заперты. Из зала удалили даже охрану.

Шаддам сгорал от нетерпения.

– Они будут здесь с минуты на минуту, Хазимир.

– Все это выглядит как-то по-детски, сир, не так ли, хм-м?

– Однако это доставляет радость, и не притворяйся, что ты со мной не согласен, Хазимир. – Он фыркнул. – Кроме того, это одна из привилегий императора.

– Наслаждайтесь, если можете, – сказал Фенринг и отвел взгляд.

Двойная бронзовая дверь медленно открылась. Сардаукары ввезли в зал знакомую, ужасную по виду машину, которая скрипела, дребезжала и звенела на ходу. Скрытые от глаз лезвия вращались внутри чудовищного механизма. Электрические цепи с треском искрили.

Много лет назад тлейлаксианские палачи требовали выдачи Лето Атрейдеса во время конфискационного суда, надеясь бросить его в эту машину, порезать его тело на тонкие ломтики и откачать кровь, чтобы приготовить из срезов и крови нужные им образцы генетического материала. Шаддам всегда думал, что у этой машины огромные воспитательные возможности.

Фенринг, взглянув на машину, презрительно поджал губы.

– Этот механизм придуман специально для того, чтобы издеваться, мучить и причинять боль. Если ты хочешь знать мое мнение, Шаддам, то я скажу, что это машина с человеческим разумом, хм-м! Может быть даже, это нарушение запрета Великого Джихада.

– Я нисколько не удивлюсь этому, Хазимир.

За машиной шли шестеро арестованных мастеров Тлейлаксу. С них сняли рубашки, ибо было известно, что они часто прячут в рукавах смертоносное оружие. Это были представители Тлейлаксу, прибывшие во дворец несколько месяцев назад. Их арестовали и интернировали в Кайтэйне после провала проекта «Амаль». Прежде чем мир успел узнать о смерти Аджидики, Шаддам приказал задержать этих тлейлаксов.

Фенринг был очень недоволен, подозревая, что по крайней мере один из этих мастеров – лицедел, скоморох, который играл перед императором его, Фенринга, чтобы убедить властителя в успехе предприятия по производству искусственной пряности. Аджидика талантливо придерживался тактики проволочек, чтобы оттянуть момент расплаты и успеть бежать. Слава богу, эта затея ему не удалась.

Со своей стороны, Шаддам не видел в этих пленниках индивидуальности. Все эти гномы для него были одинаковыми, на одно лицо.

– Ну, – крикнул он на них. – Становитесь возле своей машины, только не вздумайте сказать, что вы не знаете, для чего она предназначена.

С унылым выражением лиц пленные тлейлаксианские мастера выстроились вокруг дьявольского приспособления.

– Вы, тлейлаксы, доставили мне массу хлопот. Из-за вас я столкнулся с величайшим кризисом за все время моего правления, и думаю, что было бы справедливо переложить часть этого бремени на ваши плечи. – Он вгляделся в их лица. – Выберите одного из вас для того, чтобы я смог посмотреть, как работает ваше приспособление, а после демонстрации вы разберете ее на части.

Охранники подошли к тлейлаксам и дали им инструменты. Пленники, мелкорослые человечки с серой кожей, не говоря ни слова, посмотрели друг на друга. Потом один из мастеров выступил вперед и включил машину, присоединив источник питания к угловатой плите кожуха устройства для казни. Неуклюжая машина пробудилась с таким ревом, что император и его гвардейцы вздрогнули.

Фенринг просто кивнул своим мыслям, поняв, что половина эффективности этого дьявольского прибора заключается в его психологическом воздействии на жертву.

– Мне кажется, что вы затрудняетесь с выбором, хм-м? – Мы выбрали, – провозгласил один из тлейлаксов. Не говоря ни слова, все шестеро влезли на край машины и прыгнули в мясорубку. Они упали внутрь, попав в объятия винтов, резаков и микротомов. В качестве злой шутки машина вдруг выплюнула из своего чрева сгустки крови, куски плоти и мелкие осколки костей. Все это посыпалось на головы Шаддама и Фенринга. Сардаукары успели разбежаться в стороны.

Шаддам сплюнул от отвращения и накидкой стер с себя грязь. Фенринг, на которого это происшествие не произвело большого впечатления, просто вытащил из глаза комочек мяса. Машина для вивисекции продолжала кашлять и скрежетать. Тлейлаксы не издали ни стона, ни крика.

– Мне думается, что это решило проблему с вашим лицеделом, – объявил Шаддам, хотя в тоне его не чувствовалось большого удовлетворения.

***

Истина часто несет с собой внутреннюю необходимость перемен. Когда такая перемена возникает против воли людей, ответом на нее чаще всего бывает жалобный крик: «Почему нас никто не предупредил?» В действительности они просто не слушали, а если слушали, то не запоминали.

Преподобная Мать Харишка. «Собрание речей»

После нескольких недель волнений ударные волны нераскрытых заговоров и запутанных тайн все еще прокатывались по Кайтэйну. Теперь оставалось лишь потушить слишком явные очаги тлеющего огня, оценить политические издержки, обменяться одолжениями и взыскать долги.

Одетый в красный мундир старого герцога, украшенный сверкающими пуговицами и медалями, Лето Атрейдес сидел на возвышении в центре Зала Речей Ландсраада. Предстоявшее заседание должно было стать отчасти наказанием, отчасти расследованием… и отчасти торгом для заключения сделок.

Император Шаддам Коррино сидел в одиночестве на отведенном ему месте.

Рядом с Лето расположились шестеро представителей Гильдии и равное количество аристократов, включая недавно восстановленного в правах принца Ромбура. По периметру зала пестрой радугой были расставлены знамена Великих Домов – эмблемы и гербы действительно напоминали радугу после прошедшего ливня. Среди знамен был стяг Дома Верниусов, заменивший флаг, который был спущен и публично сожжен после того, как граф Доминик Верниус был объявлен отступником. Самым большим было знамя Дома Коррино, по обе стороны от которого стояли такие же большие знамена ОСПЧТ и Космической Гильдии.

В обитых черным бархатом ложах красного дерева разместились аристократы, леди, премьер-министры и послы всех

***

Великих Домов. Недалеко от Лето сидела официальная делегация Дома Атрейдесов, включая Джессику и ее сына, которому было сейчас всего несколько недель от роду. Вместе с ними были Гурни Халлек, Дункан Айдахо, Туфир Гават и несколько отличившихся храбростью офицеров и солдат армии Атрейдеса. Тессия тоже была здесь, с гордостью взирая на рвоего супруга. Ромбур щеголял новым протезом, изготовленным доктором Юэхом, который, работая, на чем свет стоит ругал своего недисциплинированного пациента.

Для представителей потерпевших урон Домов Икса, Тали-гари, Биккала и Ришеза был приготовлен стол обвинения. Премьер Калимар, гордо выпрямившись, следил за слушаниями своими металлическими глазами, полученными от тлейлаксов.

Больше других виновный в происшедших несчастьях Бене Тлейлакс вообще не был представлен на слушаниях. Посланцы этой расы, только недавно пребывавшие при императорском дворе, куда-то бесследно исчезли. Лето не был расположен выслушивать длинный список их преступлений и недостойных деяний, но мог сказать, что в этом собрании многие поспешат обвинить Бене Тлейлакс во всех смертных грехах, требуя для него самого сурового наказания.

На первом утреннем заседании, позвонив в колокольчик, престарелый президент ОСПЧТ поднялся на трибуну.

– Во время недавних больших потрясений было сделано немало ошибок. Других удалось избежать лишь с превеликим трудом.

79
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru