Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

Император был страшно удивлен, увидев, что из челнока выходит граф Хазимир Фенринг, и жестом пригласил его на флагман. Всем своим видом граф призвал Шаддама к молчанию. Рядом с Шаддамом стоял верховный башар Зум Гарон, решивший сопровождать императора в качестве личного телохранителя. Однако Фенринг попросил ветерана удалиться.

– Это будет частная встреча. Я хочу разобраться, что можно сделать для императора в данной ситуации и как провести переговоры между ним и Гильдией с наименьшим для нас уроном, хм-м-м.

***

Шаддам кипел от ярости и стыда, понимая, что худшее еще впереди…

Когда челнок отвалил от борта флагмана, Шаддам и Фенринг устроились в удобных креслах и некоторое время смотрели на усеянный звездами небосвод. Десять тысяч лет Дом Коррино управлял этим миром. Внизу виднелся безобразный коричневый, надтреснутый шар Арракиса, безобразная бородавка на тщательно ухоженном лице империи.

Шаддам подозревал, что все их разговоры будут записаны подслушивающими устройствами Гильдии, поэтому Фенринг заговорил на условном языке, который он сам придумал, когда он и император были еще детьми.

– На Иксе произошла катастрофа, сир. Я вижу, что и здесь вы попали не в лучшее положение. – Он задумчиво потер подбородок. – Аджидика обманул нас, как я вас и предупреждал.

– А как же амаль? Я же сам его пробовал! Все докладывали мне, что он совершенен: мастер-исследователь, командир сардаукаров и даже ты.

– Это был не я, сир, а лицедел. Амаль никуда не годен. Испытания привели к катастрофе двух лайнеров Гильдии. Я сам видел, как мастер-исследователь умер в судорогах от передозировки амаля, хм-м.

Шаддам отпрянул, краска схлынула с его лица.

– Боже мой, что я мог сделать с Арракисом!

– Амаль отравил ваших сардаукаров на Иксе, что помешало им полноценно сопротивляться нападению Атрейдеса.

– Атрейдеса? На Икс? Что такое…

– Ваш кузен герцог Лето использовал свою армию для того, чтобы восстановить на Иксе династию Верниусов, и посадил в Гран-Пале принца Ромбура. Тлейлаксы, а заодно и ваши сардаукары, полностью разбиты и уничтожены. Но как бы то ни было, я сумел сровнять с землей исследовательский павильон и производственные помещения. Не осталось никаких следов и улик, позволяющих выдвинуть обвинения против Дома Коррино.

Шаддам побагровел, не в силах понять, насколько тяжелое поражение он потерпел.

– Будем надеяться.

– Кстати, вам придется сказать верховному башару, что его сын был убит в сражении.

– Сплошные несчастья. – Ястребиное лицо императора постарело на несколько лет, став вытянутым и изможденным.

– Значит, у нас нет никакой замены пряности?

– Хм-м, нет. Нет даже отдаленной возможности ее создать.

Император откинулся на спинку кресла и начал смотреть на приближавшийся силуэт лайнера Гильдии.

Фенринг не скрывал своего недовольства и отвращения.

– Если бы вам удалось исполнить свой глупый план и опустошить Арракис, то вы положили бы конец не только своему правлению, но и всей империи. Вы бы отбросили нас во времена, предшествовавшие Джихаду, когда межзвездные путешествия были очень медленными и несовершенными.

Тон графа стал наставительным. Укоряя Шаддама, он выставил вперед палец:

– Я много раз предупреждал вас не принимать таких решений, не посоветовавшись предварительно со мной. Вы понимаете, что это было бы вашим падением?

Челнок исчез в чреве лайнера, который проглотил суденышко, как кит мелкую креветку. Никто из представителей Гильдии не вышел встречать императора всей Известной Вселенной, никто не проводил его в каюту.

Пока Шаддам с Фенрингом сидели в своем челноке, ожидая начала переговоров, навигатор включил двигатели Хольцмана и свернул пространство, чтобы доставить обратно в Кайтэйн впавшего в немилость императора, которому предстояло ответить за последствия принятых им решений.

***

Мщение можно осуществить либо путем сложной интриги, либо открытой агрессией. В некоторых случаях удобного момента приходится ждать годами.

Граф Доминик Верниус. «Дневник отступника»

Прошло несколько недель. Шаддам Коррино IV, сидя в своем личном кабинете, смотрел заключительную часть записанной иксианским послом речи бастарда Тироса Реффы. Слушая и смотря, император, не переставая, ругался сквозь зубы, не в силах дать выход обуревавшему его все последние дни бессильному гневу.

За закрытыми дверями Каммар Пилру ожидал объяснений императора. Сам посол не раз смотрел запись, и каждый раз она приводила в смятение его душу.

Шаддам, однако, сохранил хладнокровие.

– Вижу, что был прав, когда приказал перед казнью зашить рот этому мерзавцу.

После возвращения в Кайтэйн император подверг себя добровольному заточению. Сардаукары пытались сохранять порядок на улицах, разгоняя многочисленные демонстрации. Некоторые требовали его отречения, что было бы разумным решением, если бы у Шаддама были наследники мужского пола. Принцесса Ирулан уже получила предложения о бракосочетании от нескольких могущественных Домов.

С каким бы удовольствием Шаддам убил бы всех соискателей, а заодно, может быть, и дочерей. Слава богу, теперь ему не приходится думать, что делать с женой.

После столь впечатляющей военной неудачи даже верные сардаукары были недовольны своим императором, а верховный башар Зум Гарон даже подал официальную жалобу. Сын Гарона погиб во время столкновений на Иксе, но что было еще хуже, по мнению башара, это то, что имперских солдат предали. Они не потерпели поражение, их просто предали. Для Гарона это была большая разница, ибо за всю долгую историю корпус сардаукаров никогда не вкушал горечи поражений. Верховный башар потребовал, чтобы это постыдное пятно было удалено из всех рапортов и донесений. Он также настаивал на воздании воинских почестей своему сыну.

Шаддам не знал, что делать со всеми свалившимися на его голову проблемами.

В других обстоятельствах он никогда не принял бы этого сентиментального и такого самоуверенного теперь иксианского дипломата. Но посол Пилру сумел сохранить все свои проклятые связи, а теперь вообще вознесся вверх на волне победы принца Ромбура.

Чувствуя себя наконец сильным после стольких лет унижения и забвения, Каммар Пилру бросил на стол перед императором лист кристаллической ридулианской бумаги. Шаддам недовольно нахмурился.

– К великому сожалению, сир, вы не воспользовались возможностью провести тщательный генетический анализ Тироса Реффы. Вы могли бы сделать это хотя бы для того, чтобы опровергнуть слухи о его родстве с Домом Коррино. Многие члены Ландсраада, да и просто представители благородных семейств очень болезненно отреагировали на этот вопрос.

Он постучал пальцами по листу, показывая Шаддаму данные экспертизы, совершенно не понятные императору. В течение нескольких десятилетий Пилру игнорировали, оскорбляли и прогоняли, но теперь все изменится к лучшему. Он добьется того, что Шаддам выплатит репарации народу Икса и перестанет сопротивляться реставрации Верниусов на троне Икса.

– К счастью, я сумел взять у Реффы образцы тканей и крови, когда он сидел в тюрьме, – с улыбкой сообщил Пилру. – Как вы видите, здесь имеются неопровержимые генетические доказательства того, что Тирос Реффа действительно был сыном императора Эльруда Девятого. Вы подписали смертный приговор своему родному брату.

– Сводному брату, – огрызнулся Шаддам.

– Я могу без затруднений размножить эти данные и распространить их между членами Ландсраада, сир, – сказал посол Пилру и взял со стола кристаллический лист. – Боюсь, что судьба вашего сводного брата взволнует очень и очень многих.

Посол, конечно, умолчал о подробностях идентификации матери. Никто не должен знать о связи бастарда с давно убитой леди Шандо Верниус. Ромбур знает тайну, и этого вполне достаточно.

– Ваши угрозы ясны мне, посол. – Глаза Шаддама горели в тени поражения, которая витала над ним. – Итак, чего вы хотите от меня?

78
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru