Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

Верховный башар помрачнел.

– Наши войска готовы открыть огонь, сир. Или мне следует отменить приказ, ваше величество?

Если их оставят здесь, то сколько времени пройдет до того, как попавшие в ловушку сардаукары поднимут мятеж?

Шаддам в ярости воззрился на пустой экран системы связи, по которой он только что говорил с представителем Гильдии.

– Я ваш император! Я один определяю политику империи!

Ответа не последовало. Никто даже не услышал Шаддама.

***

Естественный конец власти – ее распад.

Падишах император Идрис I. «Архивы Ландсраада»

В небе над Иксом ярко засветилось пространство, высвободив несколько сотен лайнеров Гильдии, созванных со всех концов империи, включая пять лайнеров, которые доставили на Арракис Шаддама и его воинство.

Величественные суда отбросили гигантские тени на леса, реки и ущелья поверхности планеты. Дым разрушения и битв в подземелье поднимался густыми клубами из вентиляционных шахт. Для громадных кораблей это было возвращение домой, так как все они были построены здесь, в большинстве своем – под надзором Дома Верниусов.

Под землей же продолжалось сражение. Уцелевшие сардаукары – сильнейшие бойцы, – встав спиной к спине, собрались в середине огромного грота и продолжали оказывать ожесточенное сопротивление, явно не собираясь сдаваться. Озверевшие солдаты императора были готовы дорого продать свои жизни победителям.

Окруженный гвардейцами Атрейдеса пленный граф Хазимир Фенринг хранил невозмутимый вид, словно продолжая владеть ситуацией.

– Уверяю вас, я жертва, хм-м. Как имперский министр по делам пряности я был послан сюда самим императором. До нас дошли слухи о незаконных опытах, и когда я слишком многое открыл, мастер-исследователь Аджидика попытался меня убить.

– Я не сомневаюсь, что именно по этой причине вы с таким энтузиазмом встретили наше прибытие. – Дункан показал Фенрингу зазубрину на клинке шпаги старого герцога.

– Честное слово, я был просто очень напуган, хм-м. Вся империя знает, насколько беспощадны солдаты Дома Атрейдесов.

Люди Дункана смотрели на Фенринга с таким видом, словно были не прочь подвергнуть самого графа бесчеловечным опытам тлейлаксов.

Прежде чем Дункан успел ответить, в его приемнике зазвучал зуммер. Нажав сенсор приема, Айдахо приложил динамик к уху и прислушался. Глаза его расширились от восторга. Он без объяснений улыбнулся Фенрингу и повернулся к Ромбуру:

– Прибыла Космическая Гильдия, принц. На орбите зависло множество лайнеров.

– Послание К?тэра! – воскликнул принц Ромбур. – Они услышали его!

Прежде чем Фенринг смог возобновить свои куцые оправдания, воздух в гроте содрогнулся от мощного рокота. В подземелье раздался громоподобный гул.

Над головами собравшихся в центре подземелья сардаукаров воздушный покров, растянувшись, разорвался. Там, где лишь мгновение назад было пустое пространство, неожиданно возник лайнер Гильдии.

Внезапное смещение такого исполинского объема воздуха вызвало волну неимоверно высокого давления, прокатившуюся по пещере. Это была буря, ураган, разметавший сардаукаров. Люди были отброшены к каменным стенам. Без предупреждения гигантское судно просто оказалось здесь, повиснув на высоте каких-то двух метров от пола. Корабль раздавил сардаукаров, оказавшихся под ним, и расшвырял остальных, лишив их последней способности к сопротивлению.

Вид этого зрелища пробудил в Ромбуре воспоминания двадцатилетней давности, когда он и юный Лето вместе с братьями-близнецами Пилру и Кайлеей наблюдали здесь пуск в пространство только что сконструированного лайнера нового класса «Доминик». Навигатор просто свернул пространство и исчез вместе с кораблем из подземелья Икса, сместившись в открытое космическое пространство вселенной.

Сейчас произошло обратное. Лайнер вернулся, ведомый талантливым навигатором, штурманом, который с такой точностью вел лайнер, что смог безошибочно посадить его в пустоту в коре планеты.

Среди всех, кто видел это, воцарилось благоговейное молчание. Стихло бряцание клинков, даже субоиды прекратили кричать и разрушать все, что попадалось им под руку.

Потом представитель Гильдии включил громкоговорители в потолке грота – в искусственном небе подземного мира Икса. Под его сводом раздался громовой голос, произнесший не оставляющие сомнений слова:

– Космическая Гильдия вместе с вами празднует победу принца Ромбура Верниуса и поздравляет его с возвращением на родную планету. Мы приветствуем возврат к нормальному производству и возрождение технологических инноваций.

Стоя рядом с Гурни и Дунканом, Ромбур смотрел на огромный корабль с таким видом, будто не мог поверить в слова, которые только что услышал. Прошло так много времени, больше, чем вся жизнь… Тессия скоро займет подобающее ей место в возрожденном Доме Верниусов.

Чопорное и самодовольное выражение стерлось с лица графа Хазимира Фенринга. Коварный министр по делам пряности потерпел поражение.

***

Жестокость порождает жестокость. Любовь порождает любовь.

Леди Анирул Коррино; запись в дневнике

В коридоре нижнего этажа дворца лежало тело мертвого сардаукара. Мундир убитого был пропитан кровью, натекшей из раны в боку.

Не тратя времени на осмотр трупа, герцог Лето перепрыгнул через мертвого солдата и побежал дальше, понимая, что человек, похитивший его сына, не мог уйти далеко. Лето наступил в лужу крови и теперь оставлял на плитах пола красные следы. На бегу он вытащил из ножен украшенный каменьями кинжал, желая как можно скорее пустить его в ход.

В помещении, примыкавшем к классам и игровым комнатам принцесс, он натолкнулся еще на один труп – женщину из Ордена Бене Гессерит. Пока Лето пытался идентифицировать тело, два сардаукара, вбежавшие в зал вслед за герцогом, ошеломленно вскрикнули. У Лето перехватило дыхание.

Это была Анирул, супруга императора Шаддама IV.

В дверях появилась Преподобная Мать Мохиам, одетая, как и убитая императрица, в черную абу. Она посмотрела на свои пальцы, потом перевела взгляд на восковое лицо мертвой женщины.

– Я опоздала и уже не могла помочь ей. Мне не удалось ее спасти.

Стуча сапогами и оружием, несколько солдат бросились в соседнее помещение, чтобы обыскать его. Лето застыл на месте. Ему вдруг пришло в голову, что императрицу убила сама Мохиам.

Мохиам скользнула взглядом своих птичьих глаз по лицам солдат и поняла невысказанный немой вопрос.

– Конечно, не я убила ее, – сказала она твердо, применив Голос. – Лето, ваш сын цел и невредим.

Окинув взглядом помещение, он увидел, что ребенок действительно лежит на подушке, завернутый в одеяло. У Лето подкосились ноги. Он шагнул вперед, удивляясь собственной нерешительности. У младенца было красное лицо и почти осмысленный взгляд. На висках, как у отца, вились черные волосы, а подбородок мальчик унаследовал от Джессики.

– Да, это мой сын.

– Да, сын, – как эхо, повторила Мохиам, и в голосе ее прозвучала горечь, которую она и не пыталась скрыть. – Как вы и хотели, герцог.

Он не понял, что означал этот тон, да его это и не интересовало. Он был счастлив тем, что его сын уцелел и не пострадал. Он взял младенца на руки и принялся качать его, вспомнив, как он качал Виктора. Теперь у меня снова есть сын! Ребенок широко открыл свои ясные глаза.

– Поддерживайте ему головку. – Протянув руку, Мохиам удобнее уложила ребенка.

– Я неплохо знаю, как это делается.

Он вспомнил, как Кайлея говорила ему те же слова, когда родился Виктор. В душе шевельнулась мгновенная боль.

– Кто похититель? Вы его видели?

– Нет, – ответила Мохиам без малейших колебаний. – Ему удалось бежать.

Недоверчиво посмотрев на Преподобную Мать Мохиам, Лето спросил с подозрением в голосе:

– Каким образом получилось, что мой сын оказался здесь, а похититель спокойно скрылся? Как вы нашли ребенка?

76
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru