Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

Ромбур видел, что К?тэр умирает от усилия, буквально убивая себя в попытке выжать все возможное из передатчика. Истощенный повстанец издавал отчаянный безмолвный крик.

Прежде чем они сумели отсоединить рого от К?тэра, передатчик заискрил и задымился. Аппарат перегрелся и его электрические цепи начали плавиться. Кристаллические стержни рассыпались черными хлопьями. Лицо К?тэра напоминало теперь лицо удавленного. Лицо стало напряженным, словно от невыносимой боли. Нервные синапсы разрушались в мозгу, мешая говорить.

Своей единственной уцелевшей рукой Ромбур оторвал сенсоры от горла и головы К?тэра, но тот безвольно повалился на пол каморки. Зубы его клацнули, тело дернулось, глаза затуманились и навсегда закрылись.

– Он умер, – сказал Гурни.

Охваченный глубокой печалью, Ромбур обнял останки павшего борца, самого верного из людей, когда-либо служивших Дому Верниусов.

– После столь долгой борьбы спи с миром в свободной земле. – Он нежно погладил остывающий лоб покойного.

Принц-киборг встал и, сохраняя на лице небывало мрачное выражение, вышел из кладовой в сопровождении Гурни Халлека. Ромбур не знал, успешной ли оказалась передача К?тэра и как Гильдия отреагирует на его призыв, если она вообще услышала его.

Но если они сегодня не получат подкрепления, то битва может закончиться неудачей.

Иксианский аристократ с непреклонным видом обратился к людям Атрейдеса:

– Давайте покончим с ними.

***

Для того чтобы произвести в организме генетические изменения, его надо поместить в опасную, но не смертельную окружающую среду.

Апокрифы Тлейлаксу

После бесславной смерти Хайдара Фен Аджидики граф Фенринг увидел, что Атрейдесы, не шутя, одерживают победу над имперскими сардаукарами.

Это очень тревожное развитие событий.

Его удивило, что спустя столько лет герцог Лето оказался способен на такую дерзкую военную операцию. Вероятно, семейные трагедии, которые сокрушили бы другого человека, только закалили в Лето волю к борьбе.

Однако это была блестящая стратегия, основанная на внезапном нанесении удара, а иксианские предприятия станут великолепным призом для такого Великого Дома, как Атрейдесы, даже после двух десятилетий неумелого хозяйничанья тлейлаксов. Фенринг не мог поверить в то, что Лето просто так, безвозмездно, передаст управление Иксом принцу Ром-буру.

На экране большого монитора он видел, как солдаты Атрейдеса, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, медленно приближаются к исследовательскому павильону. Оставалось мало времени на то, что необходимо было сделать. Надо уничтожить все свидетельства выполнения программы «Амаль» и улики его, Фенринга, личного в нем участия.

Император начнет искать козла отпущения, но Фенринг ни при каких обстоятельствах не собирался играть эту роль. Мастер-исследователь Аджидика проиграл свое шоу и теперь валяется среди раздутых, как свиные туши, тел безмозглых женщин. Несколько таких баб, все еще соединенных трубками с системами жизнеобеспечения, лежали среди мелкорослых мужчин, создавая картину какого-то непристойного сексуального действа.

Покрытое стигмами тело Аджидики могло послужить еще одной, последней цели…

Оставшиеся в живых ученые Тлейлаксу были страшно напуганы. Сардаукары кинулись на поле битвы, бросив исследовательский павильон на произвол судьбы. Зная, что граф – представитель императора, тлейлаксы искали его совета. Может быть, некоторые из них полагали, что Фенринг в действительности не кто иной, как лицедел Зоал, как изначально планировал Аджидика. Может быть, они будут подчиняться его приказам, хотя бы в течение недолгого времени

Фенринг взобрался на помост и воздел вверх руки, подражая манерам мастера-исследователя в последние минуты его жизни. От перевернутых чанов исходил отвратительный запах, не говоря уже о вони обычных человеческих экскрементов.

– Мы остались без защиты, – крикнул он, – но я знаю, как спасти всех вас, хм-м!

Оставшиеся в живых ученые воззрились на Фенринга с недоверием, смешанным с последней надеждой.

Граф знал планировку исследовательского павильона, и сейчас его глаза рыскали в поисках подходящего помещения.

– Вы слишком ценны для императора, чтобы он мог вас потерять.

Он велел ученым собраться в комнате с одним выходом.

– Вы должны собраться здесь и затаиться. Я приведу сюда подкрепление.

Он насчитал двадцать восемь человек, остальных нападение, видимо, застигло в административном корпусе. Ну, о тех позаботится толпа иксианцев.

Фенринг спустился с моста на первый этаж лаборатории. Когда обреченные ученые зашли в комнату, Фенринг, улыбаясь, встал в двери.

– Никто вас здесь не найдет. Тсс. – Он запер дверь. – Предоставьте остальное мне.

Эти мелкорослые дурачки поняли, что их надули, только когда Фенринг был на изрядном расстоянии от запертой двери. Он не обратил внимания на приглушенные крики и стук кулаков о бронированную дверь. Эти исследователи, вероятно, знали все подробности, касающиеся программы «Амаль». Для того чтобы они не болтали лишнего, пришлось бы убить их всех по одному, а это было бы очень неудобно. Таким же путем он избавится от них одним махом с минимальными затратами сил и времени. Что ни говори, а он все-таки министр, а значит, очень занятой человек.

Первый этаж лаборатории и системы жизнеобеспечения аксолотлевых чанов были буквально набиты канистрами с опасными веществами, легковоспламеняющимися жидкостями, кислотами и взрывоопасными смесями. Фенринг надел на лицо защитную маску, которую достал из шкафа с аварийной укладкой, и, как талантливый домушник, принялся рыскать по шкафам и емкостям, сливая вместе жидкости, открывая вентили баллонов и соединяя ядовитые порошки. Он не обращал внимания на дергающиеся в последних судорогах женские тела, в беспорядке валявшиеся на полу, тела, изуродованные тлейлаксами ради получения синтетической пряности.

Результат был так близок. План Аджидики почти сработал.

Фенринг остановился возле бездыханного тела молодой женщины, которую когда-то звали Кристэйн. Она была военной женщиной Бене Гессерит. Он внимательно присмотрелся к ее обнаженной плоти. Живот выступал вперед – матка была сильно растянута, превратившись в фабрику, призванную служить целям Тлейлаксу. От женщины не осталось ничего человеческого, это была машина, химический завод.

Вглядываясь в восковое лицо Кристэйн, Фенринг вспомнил свою замечательную красавицу жену Марго. Она сейчас в Кайтэйне, потягивает чай и болтает с придворными дамами. Он очень ждал встречи с ней, желая расслабиться и отдохнуть в ее объятиях.

Сестра Кристэйн никогда не пошлет на Баллах IX свое проклятое донесение, а Фенринг не станет рассказывать о таких подробностях. Они с Марго очень любят друг друга, но у каждого из них есть свои маленькие тайны.

За стенами лаборатории послышались звуки сражения. Силы Атрейдеса поражали последних сардаукаров, защитников лабораторного корпуса. Имперские войска еще продержатся некоторое время, вполне достаточное, чтобы он успел уничтожить все следы.

Он поднялся на следующий, более высокий уровень и окинул прощальным взглядом первый этаж исследовательского павильона. Какой беспорядок! Перевернутые канистры, разлитые ядовитые жидкости, пузырящийся газ, разбросанные тела, разбитые чаны. Отсюда не был слышен стук в дверь запертых в смертельном капкане тлейлаксов.

Граф Фенринг, не оглядываясь, бросил в нижний зал зажигательное устройство. Газы и химикаты быстро вспыхнули, но у графа осталось время на спокойный уход. Он удалился своей обычной ленивой походкой. Сзади раздались взрывы.

За спиной Фенринга разгоралось пламя, пожиравшее лабораторию – аксолотлевые чаны, протоколы исследования свойств амаля и все прочие улики, – но Фенринг и не думал спешить.

Исследовательский павильон взорвался, когда Дункан Айдахо и его люди прорвали укрепления имперских войск, расчистив себе путь к лаборатории.

72
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru