Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

– Но ничего подобного мы здесь не нашли, – сказал ментат-аудитор.

Сжав кулаки, верховный башар подался вперед.

***

– Тем не менее у нас достаточно оснований, чтобы удалить отсюда Дом Харконненов.

Легат Гильдии сделал глубокий вдох, приблизив нос к диффузору меланжевого газа, расположенному в воротнике куртки.

– Это так, но мы все равно не получили ответы на наши вопросы.

Шаддам сложил губы трубочкой, что, по его мнению, должно было означать глубокое раздумье. Жаль, что здесь нет Хазимира Фенринга. Министр по делам пряности именно сейчас готовит к отправке первую партию амаля. Куски мозаики складывались самым чудесным образом.

– Понятно. Хорошо, тем не менее башар и я определим, каким должен стать наш ответ, – сказал император. В течение нескольких дней дело будет решено. Он посмотрел на блокнот ментата. – Мы должны изучить эту информацию. Возможно, мои советники смогут придумать теорию, объясняющую изменение свойств пряности.

Зная настроение императора и чувствуя, что разговор с гостями окончен, башар встал, чтобы проводить легата и аудитора к двери.

После того как дверь закрылась, Шаддам повернулся к своему верховному башару.

– Как только их челнок вернется на лайнер, объяви тревогу на нашем флоте и приведи его в боевую готовность. Рассредоточь суда, и пусть они займут огневые позиции против городов Карфага, Арракина, Арсунта и других многонаселенных центров планеты.

Гарон с каменным лицом выслушал этот страшный приказ.

– Все, как на Зановаре, сир?

– Именно так.

Сардаукарская армада без предупреждения спустилась ниже лайнеров, почти войдя в верхние слои атмосферы Арракиса. Орудийные порты открылись. Пушки были готовы к стрельбе. Шаддам сидел на командном пункте, отдавал приказы и делал заявления – больше для мемуаров, чем для пользы дела.

– Барон Владимир Харконнен признан виновным в тяжких преступлениях против империи. Независимые аудиторы ОСПЧТ и инспекторы Гильдии нашли неопровержимые улики, поддерживающие упомянутое суждение. Как я уже показал на Зановаре и на Короне, мой закон – это закон империи. Справедливое возмездие Коррино следует быстро и неотвратимо.

Гильдия, без сомнения, сначала воспримет его действия как блеф, но потом их ждет большое удивление. Силы уже рассредоточены и готовы к удару. Теперь сардаукарам потребуется очень мало времени, чтобы испепелить планету и уничтожить всю меланжу.

Навигаторы Гильдии потребляют ужасающие количества меланжевого газа. Бене Гессерит – тоже постоянный покупатель меланжи, и по мере роста Ордена они потребляют все больше и больше пряности. Большинство членов Ландсраада тоже пристрастились к пряности. Империя никогда не сможет обойтись без этого зелья.

Я – император, и они сделают все, что я им прикажу.

Даже без советов Хазимира Фенринга он тщательно все взвесил и обдумал, предусмотрев любую возможность. Что будет делать Гильдия после того, как он уничтожит Арракис? Улетит на своих лайнерах и оставит его здесь? Они не осмелятся этого сделать. Потом они не получат ни грамма синтетической пряности.

Он махнул рукой и начал подготовку к полномасштабной бомбардировке планеты.

После этого все в империи пойдет по-другому.

***

Моя жизнь окончилась в тот день, когда тлейлаксы вторглись в наш мир. Все годы борьбы я оставался мертвецом, которому нечего терять.

К?тэр Пилру; фрагмент дневника

Столкновения продолжались среди производственных зданий и технологических центров. Субоиды, чей гнев теперь не знал удержу, срывали форму с мертвых сардаукаров, снимали с них оружие и без цели стреляли по уцелевшим промышленным предприятиям.

За спиной Ромбура стояла статуя, которую тлейлаксы воздвигли в честь своей победы. Голова скульптуры отвалилась во время сражения и разлетелась на мелкие куски от удара о мостовую.

– Это никогда не кончится.

Вместе с повстанцами войска Атрейдеса захватили помещения в сталактите, туннели и сам Гран-Пале. Остатки сардаукаров сражались на дне грота, где когда-то Дом Верниусов строил свои лайнеры. Кровопролитию, казалось, действительно не будет конца.

– Нам нужны иные союзники, – предложил К?тэр. – Если мы докажем, что загрязненная пряность послужила причиной смерти двух навигаторов – один из которых приходился мне родным братом, – то Космическая Гильдия безоговорочно станет на нашу сторону.

– Они уже пообещали нам это, – сказал Ромбур. – Но предполагалось, что мы закончим дело без их ее вмешательства.

Гурни был явно озабочен.

– Гильдии здесь нет, и мы не сможем быстро с ней связаться.

Темные глаза К?тэра блеснули. Налитые кровью, они были все же полны непоколебимой решительности.

– Возможно, я смогу это сделать.

Он повел их в маленькую, по видимости, давно заброшенную кладовую. Ромбур внимательно смотрел, как К?тэр любовно собирает свой сделанный из подручных средств передатчик рого, хранившийся в старом контейнере. Странный прибор был тронут ржавчиной и обуглен. Было видно, что его часто ремонтировали. В пазы были вставлены кристаллические силовые стержни.

Руки К?тэра дрожали, когда он налаживал свое приспособление.

– Даже я сам не знаю точно, как работает этот прибор. Он приспособлен к электрохимическим особенностям моего сознания, и с его помощью я сумел войти в контакт с моим братом-близнецом. У нас была очень тесная связь. Хотя его мозг сильно мутировал и перестал походить на человеческий, я все же хорошо его понимал.

Воспоминание о Д?мурре едва не заставило его расплакаться, но он сдержал слезы. Руки его, правда, продолжали дрожать.

– Теперь мой брат мертв, а рого сильно поврежден. Это последний кристаллический стержень, и он, как это ни странно, сработал во время последнего сеанса связи с братом. Возможно, если я использую достаточную энергию, то смогу хотя бы шепнуть словечко другим навигаторам. Может быть, они не поймут всех сказанных слов, но поймут, что требуется их немедленное прибытие.

Ромбур был подавлен всем, что происходило сейчас вокруг него. Он не предвидел ничего подобного и сказал:

– Если ты сможешь вызвать сюда представителей Гильдии, мы сможем показать им, что делал здесь Шаддам за завесой секретности.

К?тэр с такой силой сжал механическую руку принца-киборга, что электрические сенсоры уловили это давление.

– Я всегда хотел делать то, что необходимо, мой принц. Если я смогу помочь, то для меня это будет величайшей честью.

Ромбур увидел странную решимость в глазах этого человека, одержимость, превосходящую всякие разумные границы.

– Сделай это, – сказал принц.

К?тэр взял в руки электроды и присоединил к голове сенсоры – к темени, к затылку и к горлу.

– Я не знаю емкости этого прибора, но постараюсь пропустить максимум энергии через него и через себя. – Он усмехнулся. – Это будет триумфальный клич и мольба о помощи, мое самое громкое послание за все прошедшие годы.

Когда рого был полностью заряжен, К?тэр, набираясь мужества, сделал глубокий вдох. В прошлом он всегда разговаривал с братом вслух, понимая, что в действительности Д?мурр воспринимает не слова, а мысли, которые сопровождают слова. На этот раз К?тэр не станет говорить вслух, он сконцентрирует всю свою энергию ради передачи мыслей на огромные расстояния.

Нажав кнопку передачи, он послал в пространство разряд мыслей, пучок отчаянных сигналов любому навигатору, который услышит его, устроив космический праздник. Он не знал, что откажет первым – рого или его собственный мозг, но чувствовал, что соединение произошло, и передача началась.

Челюсти К?тэра судорожно сжались, губы растянулись в сардонической улыбке, обнажив зубы, глаза зажмурились так сильно, что на веках выступили слезы. По лбу и вискам тек пот. Кожа стала ярко-красной, на висках вздулись жилы.

Эта передача по своей энергии на порядки величин превосходила все сеансы связи с Д?мурром… Но на этот раз у него не было необъяснимого единения с близнецом.

71
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru