Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

***

Почему мы должны находить странным или трудным для понимания тот факт, что любое возмущение в верхних эшелонах власти доходит до низов общества? Невозможно скрыть циничную и жестокую жажду власти.

Каммар Пилру. Посол Икса в изгнании; речь в Ландсрааде

***

Уцелевшие сардаукары, численность которых уменьшилась более чем вдвое, продолжали ожесточенно сопротивляться. Одурманенные сильным стимулятором, безразличные к боли и тяжелым ранам, императорские бойцы утратили всякий страх за свою жизнь.

Один из сардаукаров повалил молодого солдата Атрейдеса на землю, просунул затянутую в перчатку руку сквозь защитное поле и выключил его, а потом впился зубами в горло противника.

Дункан Айдахо не мог понять, почему элитный корпус императора с таким ожесточением защищает Тлейлаксу. Было ясно, что молодой Кандо Гарон никогда не сдастся, даже если останется один на горе трупов своих товарищей.

Дункан решил сменить тактику и сосредоточиться на цели, а не на противнике. Огненные стрелы летали вокруг Айдахо, как искры большого костра, но он не обращал на них никакого внимания. Дункан вскинул вверх руку и зычно крикнул на боевом языке Атрейдесов:

– Вперед, к Гран-Пале!

Люди герцога отступили от обезумевших сардаукаров и обошли их, построившись в фалангу во главе с Дунканом Айдахо. Продвигаясь к дворцу, командир Атрейдеса поражал попадавшихся на пути врагов шпагой старого герцога.

Стуча сапогами по каменным плитам потолочных этажей, они углубились в лабиринт переходов, ведущих к расположенным в сталактите административным зданиям. Мост, соединявший проходы с Гран-Пале, охранял один сардаукар в изорванной окровавленной форме. Увидев людей Дункана, бегущих к нему, он прижал к груди гранату и сорвал чеку, взрывая мост. Тело его взлетело к потолку искусственного неба вместе с огнем и обломками моста.

Пораженный Дункан приказал своим людям отойти от взорванного моста и начал искать другой путь к перевернутой пирамиде иксианского дворца. Как драться с этими смертниками?

Оглядывая местность в поисках другого моста, Дункан обнаружил транспортную платформу, врезавшуюся в один из балконов Гран-Пале. Ясно, что вел ее какой-то сумасшедший. Повстанцы сыпались с платформы и бежали внутрь дворца, издавая воинственные крики.

Дункан повел своих солдат по другому мосту, и они наконец вступили в верхние этажи Гран-Пале. Тлейлаксы – администраторы и ученые – бросились искать укрытия, громко моля о пощаде, сразу вспомнив имперский галахский язык. Некоторые солдаты Атрейдеса начали стрелять по ним, но Дункан призвал своих людей к порядку.

– Не тратьте времени на этот хлам. Этими людьми мы займемся позже.

Они побежали дальше, в некогда великолепно убранные, а ныне пришедшие в запустение помещения.

Бойцы Дункана проникли в верхние, расположенные в коре уровни и, воспользовавшись лифтовыми шахтами, устремились в грот, где развернулось наиболее ожесточенное сражение. Боевые кличи и крики раненых эхом отдавались под громадными сводами, смешиваясь с тошнотворным запахом смерти.

Личный взвод Дункана достиг главной приемной дворца и вступил на выложенный разноцветными плитами пол. Там развернулось довольно странное сражение между бывшими пассажирами разбитой транспортной платформы и разъяренными сардаукарами. Весь пол приемной был усеян осколка-Ми плаза и обломками камня.

В сутолоке схватки Дункан сразу увидел характерный силуэт принца-киборга. Рядом с ним дрался трубадур Гурни

Халлек. Боевой стиль Гурни не отличался изяществом и не мог впечатлить оружейного мастера Гиназа, но бывший контрабандист обладал врожденным умением владеть любым оружием.

Люди Дункана, выкрикивая имена герцога Лето и принца Ромбура, ворвались в приемную, переломив в свою пользу ход сражения. Субоиды и граждане Икса с новой силой кинулись в бой.

В этот момент распахнулась дверь бокового прохода, и на поле боя, крича и стреляя, появились несколько забрызганных своей и чужой кровью сардаукаров. Волосы их были растрепаны, лица покрыты ранами, но они упрямо шли вперед. Подполковник Кандо Гарон повел своих людей в самоубийственную атаку.

Своими налитыми кровью глазами Гарон сразу увидел принца и бросился к нему. В обеих руках Гарона было по клинку. Обе шпаги были красны от запекшейся на них крови.

Дункан узнал сына верховного башара, увидел смерть в его глазах и кинулся ему наперерез. Много лет назад он не смог предупредить старого герцога и тот был убит обезумевшим салусанским быком. Дункан поклялся, что никогда больше не допустит такой неудачи.

Ромбур стоял возле разбитой платформы, направляя действия повстанцев, и не видел бежавшего к нему Гарона. Повстанцы продолжали спрыгивать с транспортной баржи, подхватывая оружие убитых сардаукаров. Стена за спиной Ромбура была разрушена. В ней зияла дыра, сквозь которую было видно дно гигантского грота.

Дункан стремительно атаковал Гарона. Двое бойцов столкнулись. Их защитные поля, соприкоснувшись, издали звонкий грохот. Момент движения был настолько силен, что противники отлетели друг от друга.

Гарон, отклонившись от своей цели, оказался на пороге зияющего провала, скользя по осколкам оконного плаза. Решив вместо принца убить еще несколько врагов, Кандо лихорадочно огляделся и увидел троих иксианцев, стоявших близко от провала. Он сгреб их в охапку и, двигаясь, как бульдозер, столкнул в пропасть.

Гарон тоже оказался на самом краю, но в последнее мгновение успел ухватиться за металлический штырь, к которому раньше крепились стыки плазовых окон. Он повис над бездной, ухватившись одной рукой за штырь. Лицо его превратилось в маску звериного усилия, губы растянулись в страшной ухмылке, обнажив зубы. Сухожилия на шее натянулись так, что, казалось, вот-вот порвутся. Он висел на одной руке, преодолевая силу тяжести бешеной злобой и неукротимостью.

Видя безнадежное положение командира сардаукаров и зная, что Гарон – сын верховного башара, Ромбур на протезах подошел к краю пропасти. Ухватившись рукой за край стены, он наклонился вперед и протянул Гарону свою механическую искусственную руку. В ответ на предложенную помощь Гарон лишь яростно зарычал.

– Возьми руку! – приказал Ромбур. – Я вытащу тебя при условии, что ты прикажешь своим войскам сдаться. Икс мой.

Подполковник сардаукаров не сделал даже попытки протянуть руку своему спасителю.

– Я предпочту умереть, чем спастись с твоей помощью. Стыд хуже смерти. Предстать перед отцом с позором гораздо большая боль, чем ты можешь себе представить.

Принц-киборг уперся ногами в пол, протянул руку и словно тисками сжал запястье Гарона. Он вспомнил потерю семьи, боль от ожогов после взрыва на клипере.

– Нет такой боли, какой я не могу себе представить, подполковник.

Несмотря на сопротивление и протесты Гарона, принц начал вытаскивать его наверх.

В этот момент сардаукар протянул свободную руку к своему поясу и в мгновение ока обнажил острый как бритва нож.

– Почему бы тебе не погибнуть вместе со мной?

Гарон злобно усмехнулся и нанес удар звенящим лезвием. От этого удара из синтетических сухожилий брызнули искры, но сила была недостаточна для того, чтобы перерубить протез.

Не дрогнув, Ромбур продолжал тащить молодого офицера и почти вытащил его на край провала. Дункан поспешил на помощь принцу. С обезумевшим от страшной решимости лицом Кандо Гарон нанес еще один удар своим ножом, на этот раз металл и пластик поддались. Гарон сумел разрубить сухожилия и синтетические суставы, сильно повредив протез. Когда Ромбур отпрянул назад, глядя на дымящуюся культю протеза, Кандо Гарон, не издав ни крика, ни даже шепота, полетел в пропасть на дно грота.

Солдаты Атрейдеса и повстанцы быстро захватили Гран-Пале. Дункан облегченно вздохнул, хотя битва еще не окончилась.

После разгрома сардаукаров и самоубийства Гарона повстанцы с мрачным удовлетворением принялись сбрасывать в пропасть тлейлаксов, расплачиваясь с ними за те казни, когда так же, с балкона Гран-Пале, ненавистные захватчики сбрасывали ни в чем не повинных иксианцев.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru