Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

Решив взять то, что оказалось под рукой, пока никто не помешал, ментат сунул за пояс дуэльный кинжал и парализующую дубинку. Пока Джессика сползала с кровати, Питер быстро и умело завернул ребенка в одеяло. Она все равно не успеет до него доползти.

Он увидел, как по шелковому подолу ночной рубашки расползается алое пятно. Джессика встала, но потом зашаталась и повалилась на пол. Де Фриз подхватил ребенка, подразнил им мать, а потом выбежал в коридор. Даже пока он бежал по коридору, стараясь на ходу утихомирить орущего ребенка, ментатский ум одну за другой развертывал все возможности.

Их было так много…

***

Выйдя из Зала Речей Ландсраада после удачной речи, благосклонно принятой высоким собранием, Лето гордо поднял голову. Его отец восхитился бы таким поведением сына. На этот раз он все сделал правильно. Лето не стал спрашивать разрешения что-либо сделать, он просто известил их о своих действиях, а они были необратимыми.

Скрывшись из вида собрания, Лето почувствовал, что у него дрожат руки, хотя он очень мужественно держался во время самого выступления, ничем не выдав своего волнения. По аплодисментам он понял, что большинство членов Ландсраада от души восхитились его действиями. Его деяния станут легендарными в устах аристократов Великих Домов.

Однако политика порой совершает странные и капризные повороты. Приобретенное в один из моментов, может быть утрачено в следующий. Многие делегаты аплодировали ему лишь под влиянием общего подъема, а полное осмысление происшедшего наступит позже. Даже если это и так, то несомненно одно – сегодня Лето приобрел новых союзников. Осталось сделать главное – установить, чего он, собственно говоря, добился своими дерзкими действиями.

Однако теперь настала пора навестить Джессику.

Быстрым шагом герцог пересек вымощенную брусчаткой овальную площадь. Оказавшись во дворце, он не стал подниматься по лестнице, а воспользовался лифтом, который доставил его к родильному залу. Наверное, его ребенок уже родился!

Но когда Лето вышел на площадку верхнего этажа, путь ему преградили четверо вооруженных до зубов сардаукаров. За ними Лето увидел охваченную смятением толпу придворных, среди которых было много Сестер Бене Гессерит.

Он сразу увидел завернутую в большую белую накидку Джессику, лежавшую в большом кресле. Она казалась слабой и маленькой. Вид возлюбленной потряс Лето. Кожа Джессики была мокрой от пота и прозрачной от боли.

– Я – герцог Лето Атрейдес, кузен императора. Леди Джессика – моя официальная наложница. Дайте мне пройти к ней.

Не дожидаясь разрешения, он сам проложил себе дорогу, применив прием, которому научил его Дункан Айдахо.

Увидев своего герцога, Джессика потянулась к нему, вырвавшись из рук склонившихся над ней Сестер, и попыталась встать.

– Лето!

Он обнял ее и подхватил на руки, боясь спросить о ребенке. Неужели он родился мертвым? Если это так, то почему Джессика не в родильном зале и к чему эти меры безопасности?

К нему подошла Преподобная Мать Мохиам. Ее лицо выражало недовольство и гнев. Джессика попыталась что-то сказать, но вместо этого разразилась рыданиями. Он заметил, что под ногами возлюбленной образовалась лужа крови. Лето с трудом мог говорить, но все же задал роковой вопрос:

– Мой ребенок умер?

– У вас сын, герцог Лето, вполне здоровый мальчик, – сухо и коротко сказала Мохиам. – Но его похитили. При этом убили двух гвардейцев и двух медицинских Сестер. Тот, кто это сделал, очень хотел заполучить младенца.

Лето не сразу понял страшный смысл сказанного. Он лишь еще крепче прижал к себе Джессику.

***

На протяжении эпох, отмеченных остовами погибших планет, человек, сам того не ведая, был геологической и экологической силой, не осознающей своей мощи.

Пардот Кинес. «Долгий путь на Салусу Секундус»

Лайнеры Гильдии блокировали Арракис. Барон Харконнен почти физически ощущал эту мертвую хватку, которая сдавила ему горло, мешая дышать. Весь день из транспортных люков продолжали вылетать боевые суда сардаукаров. Барон никогда в жизни не испытывал такого страха.

Умом барон понимал, что император никогда не испепелит Арракис, как он сделал это с Зановаром, но отнюдь не исключалась возможность избирательного уничтожения Карфага. Вместе с Владимиром Харконненом.

Видимо, мне надо снаряжать корабль и скорее уносить отсюда ноги.

Но ни один челнок не мог уже покинуть планету. Всем без исключения космическим кораблям Харконнена было запрещено взлетать. У барона не было иного пути бегства, кроме как пешком уйти в пустыню. Кроме того, он еще не дошел до такой степени отчаяния, чтобы сделать это. Пока.

Стоя внутри наблюдательного плазового колпака на башне карфагского космопорта, барон смотрел, как оранжевый огненный хвост прочертил небо. Из брюха лайнера вылетел еще один челнок. По системе связи последовало распоряжение встретить прибывших. Это было беспрецедентно. Так барона еще никогда не унижали.

Этот проклятый Шаддам обожает играть в солдатики и вечно красуется в военной форме, а теперь вообще ведет себя как вселенский драчун. Наблюдательные спутники барона были уничтожены все до единого. Какого дьявола хочет от меня император?

Глядя на прибывающий челнок сквозь пелену наступающих сумерек, барон скорчил недовольную гримасу. Вестовые передали приказ барона в космопорт, и на демаркационной линии взлетно-посадочной зоны выстроились небольшие подразделения. Силикатное покрытие дорожек и полос отдавало накопленный за день жар. В воздухе стоял удушливый запах испаряющихся с мостовых смазочных масел и других химикатов. Вокруг стояли обездвиженные космические суда.

На горизонте, на фоне пылающего огненного заката поднялось огромное облако пыли – еще одна из проклятых здешних пыльных бурь.

На поле приземлился небольшой челнок. Готовясь к встрече, барон чувствовал себя, как загнанный в угол зверь. Тот воинский контингент, который барон привез с Гьеди Первой, не мог противостоять вторжению такого масштаба. Если бы в его распоряжении было чуть больше времени, он вызвал бы из Кайтэйна Питера де Фриза, который взял бы на себя обязанности дипломатических переговоров, которые позволили бы разрешить это очевидное недоразумение.

Передвигаясь на воздушной подвеске навстречу свите представителей ОСПЧТ и Гильдии, барон вымученно улыбался всем своим брыластым лицом. Из усовершенствованного челнока вышел альбинос – представитель Гильдии в специальном костюме, снабженном меланжевой маской. Рядом с ним выступал жилистый и продубленный ветрами всей империи верховный башар, а чуть сзади, зловеще улыбаясь, шел ментат, аудитор ОСПЧТ. Барон скользнул своими паучьими глазами по фигуре ментата. Этот человек может создать реальные трудности.

– Добро пожаловать, добро пожаловать! – Барон с трудом скрывал свой страх и подавленность, хотя любому, даже не очень внимательному наблюдателю было ясно, что Владимир Харконнен нервничает. – Естественно, я готов сотрудничать с вами любым доступным мне способом.

– Да. – сказал вместо приветствия альбинос – представитель Гильдии, вдохнув облако меланжевого газа, поступавшего из толстого воротника комбинезона, – вы будете сотрудничать с нами независимо от вашего желания.

***

Все трое прибывших чиновника вели себя с беспримерным высокомерием.

– Но… сначала вы должны объяснить мне, что преступного я совершил. Кто выдвинул против меня ложные обвинения? Заверяю вас, что произошла какая-то досадная ошибка.

Ментат-аудитор и верховный башар подошли ближе.

– Вы предоставите нам доступ ко всей финансовой и транспортной документации. Мы хотим проверить все добывающие машины, все склады и все декларации об объемах производства. Только тогда можно будет сказать, в чем заключается ошибка.

К первым двум подошел и легат Гильдии.

– Не пытайтесь что-либо скрыть.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru