Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

– Это удовлетворит нас, император Коррино. Меня это удовлетворит еще больше, чем вас.

Он так давно ждал этого момента, но какая досада, что такая простая мысль не пришла ему в голову с самого начала. Как он мог пропустить такую очевидную возможность? Как только он уничтожит единственный источник естественной меланжи и начнет распространять в империи меланжу синтетическую – амаль, – существование каких-то крох естественной пряности станет несущественным.

– Кроме того, что я оставлю в силе блокаду Биккала, я пошлю крупные силы сардаукаров на Арракис. – Он дугой выгнул бровь. Если удастся избежать платы за транспортировку громадного воинского контингента, то он, пожалуй, сможет получить еще большую выгоду. – Естественно, я надеюсь, что Гильдия обеспечит эту операцию своими лайнерами.

– Конечно, – ответил легат, играя на руку Шаддаму. – Мы предоставим вам столько лайнеров, сколько вы потребуете.

***

Жизнь улучшает возможности окружающей среды поддерживать жизнь. Жизнь делает питательные вещества более пригодными для усвоения. Она высвобождает энергию и делает ее пригодной для использования биологическими системами, передавая энергию от организма к организму.

Имперский планетолог Пардот Кинес

Под командованием Туфира Гавата корабли Атрейдеса с гуманитарной помощью на борту приблизились к запретной зоне блокированного Биккала. Ментат, ведший флотилию, не представлял ни для кого угрозы, но и не собирался сворачивать с курса. Суда Лето были почти не вооружены, их вооружения не хватило бы даже на то, чтобы отогнать прочь банду космических пиратов.

Заметив флотилию, имперские корабли ощетинились оружием, показывая свою непобедимую мощь.

Пока корабли Гавата двигались к кордону, от имперских сил оторвались два корвета и приблизились к флотилии. Га-ват не стал дожидаться, когда командиры этих кораблей начнут ему угрожать, и первым обратился к ним:

– Наши корабли движутся под флагом герцога Лето Атрейдеса с гуманитарной миссией. Мы везем продовольствие и медикаменты для голодающего населения Биккала.

– Поворачивайте обратно, – грубо ответил имперский офицер.

Любой из этих корветов мог легко уничтожить всю флотилию Атрейдеса, но ментат не дрогнул.

– Я вижу, что вы левенбрех. Назовите мне свое имя, чтобы я мог занести его в постоянную память. – Он не мигая смотрел в камеру видеосвязи. Офицеры такого ранга никогда не принимают важных решений.

– Торинн, сэр, – ответил левенбрех сухим официальным тоном. – У вашего Дома нет здесь никаких дел. Поворачивайте свою флотилию и возвращайтесь на Каладан.

– Левенбрех Торинн, мы можем помочь людям внизу выжить, пока они пытаются заменить растительность резистентными к заразе формами зеленых насаждений. Неужели вы откажете в помощи этим людям продовольствием и медикаментами? Цель блокады, насколько мне известно, заключается не в этом.

– Ни один корабль не имеет права нарушить кордон блокады, – настаивал на своем Торинн. – Нельзя нарушать карантин.

– Я вижу, но не могу понять. Вы, как я вижу, тоже не понимаете этого. Я хочу говорить с вашим начальником.

– Верховный башар занят другими делами, – проговорил левенбрех, стараясь казаться непреклонным.

– Тогда нам остается занять его еще больше. – Гават дал сигнал своим кораблям продолжать движение, не спеша и не сворачивая с первоначального курса.

Два корвета попытались преградить путь флотилии, но Гават отдал приказ на боевом языке Атрейдесов, и корабли рассыпали строй, огибая вражеские суда, как подводные камни. Левенбрех продолжал подавать сигналы, но безуспешно. Растерянность его стала еще больше, когда он понял, что Га-ват попросту игнорирует его приказы.

Наконец, Торинн вызвал подкрепление. Гават знал, что младшему офицеру не простят такой ошибки – он не смог остановить мирную флотилию из неповоротливых грузовых судов.

От группы боевых кораблей отделились еще семь более мощных судов и приблизились к кораблям Атрейдеса. Ментат понимал, что наступил самый опасный момент, так как башар Зум Гарон, такой же старый ветеран, как и сам Гават. был поставлен в трудное положение, будучи уверенным, что это либо ловушка, либо обманный маневр, призванный обеспечить ложное прикрытие планеты, оставленной без военной защиты. На обветренном лице Гавата не отражались никакие эмоции. Это действительно был обманный маневр, но не тот, которого ожидали сардаукары.

Наконец суровый башар обратился непосредственно к Туфиру Гавату:

– Вам было приказано повернуть назад. Немедленно выполняйте приказ, иначе вы будете уничтожены.

Туфир увидел, что его подчиненные вот-вот поддадутся страху, но продолжал сохранять твердость.

– Тогда, вне всякого сомнения, сэр, вы лишитесь поста командующего, а император потратит много времени, улаживая политические последствия уничтожения мирной флотилии, доставившей гуманитарный груз для страдающего от голода населения. Шаддам Коррино прикрылся поистине фиговым листком, чтобы оправдать свою явную агрессию против Биккала. Какое оправдание придумает он на этот раз?

Суровый башар сардаукаров нахмурил брови.

– В какую игру ты играешь, ментат?

– Я не играю в игры, верховный башар Гарон. Мало найдется людей, осмеливающихся бросать мне вызов. Ментаты всегда побеждают.

Старый Гарон насмешливо фыркнул.

– И вы хотите заставить меня поверить в то, что Дом Атрейдесов посылает Биккалу помощь? Не прошло и восьми месяцев как ваш герцог подверг Биккал жестокой бомбардировке. Неужели Лето с тех пор до такой степени смягчился?

– Вы не понимаете кодекса чести Атрейдесов так же, как ваш левенбрех не понимает сути карантина, – наставительным тоном произнес Гават. – Лето Справедливый наказывает виновных и оказывает помощь тем, кто в ней нуждается. Разве это не те же принципы, на которых Дом Коррино основал свое правление после битвы при Коррине?

Суровый башар ничего не ответил. Вместо этого, перейдя на кодовый язык, он отдал приказ. Еще пять боевых кораблей сошли с орбиты и окружили суда Атрейдеса.

– Мы не разрешаем вам проход. Император отдал нам недвусмысленный приказ.

Туфир попытался сменить тактику:

– Я уверен, что его императорское величество Шаддам Четвертый не станет чинить препятствий своему кузену, желающему оказать помощь народу Биккала. Может быть, нам стоит обратиться непосредственно к императору? Я могу подождать, пока вы будете тянуть время, а люди – умирать.

Ни одно другое семейство Ландсраада не осмелилось бросить вызов императорской блокаде, особенно учитывая непостоянство настроения Шаддама. Если Гават добьется успеха от имени Лето, то другим Домам станет стыдно, и этот стыд заставит их последовать примеру Атрейдеса и помочь людям, страдающим от болезни растений, накормить ни в чем не повинное население Биккала, дать ему силы для борьбы со страшной заразой. Возможно, это станет актом пассивного сопротивления последним действиям императора.

Ментат Атрейдеса продолжал говорить:

– Отправьте сообщение в Кайтэйн. Мы сами не можем заразиться, так как намереваемся сбросить с орбиты контейнеры с грузом, не совершая посадку на поверхность планеты. Дайте императору Коррино шанс продемонстрировать благородство и великодушие Дома Коррино.

Суда сардаукаров продолжали сжимать кольцо вокруг кораблей Лето. Верховный башар Гарон сказал свое последнее слово:

– Вы пойдете на Сансин, Туфир Гават. Останьтесь там и ожидайте дальнейших инструкций. С промежуточного астероида сейчас отправится лайнер Гильдии. Я лично отправлюсь во дворец и представлю ваше требование императору.

Военные корабли сопроводили непокорную флотилию на Сансин – станцию посадки на ближнем к Биккалу астероиде.

Воин-ментат отпустил последнее замечание в адрес упрямого башара:

– Не теряйте времени, сэр. На Биккале голодают люди, а у нас есть продовольствие. Не отказывайте им в пище слишком долго.

В действительности, однако, Гават был доволен уже тем, что сумел отвлечь на себя хотя бы эти имперские силы.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru