Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

Пожалуй, Фенринг был охвачен слишком сильным восторгом.

– Ты хочешь отравить меня, Хазимир?

Министр по делам пряности едва не упал от удивления.

– Ваше величество! Как вы могли подумать об этом? – Он прищурил глаза. – Вы же понимаете, что у меня была масса возможностей убить вас на протяжении многих лет, но я не воспользовался ни одной из них, не так ли, хм-м?

– Да, это правда. – Шаддам посмотрел пакетик на свет.

– Я сам попробую это, если вам станет от этого легче. – Фенринг потянулся за пакетиком, но Шаддам отвел руку.

– Довольно, Хазимир. Мне достаточно твоих заверений. – Император положил на язык немного порошка, потом еще, а затем отправил в рот все содержимое пакета. Пребывая в небесном экстазе, император дождался, когда порошок растворится на языке, вызывая знакомое меланжевое покалывание. Стимуляция оказалась дивной. Шаддам почувствовал прилив бодрости и энергии. Он широко улыбнулся.

– Очень хорошо. Я не чувствую никакой разницы. Это… это не правдоподобно хорошо.

Фенринг поклонился, словно выполнение проекта было его единоличной заслугой.

– У тебя есть еще? Я хотел бы заменить амалем ежедневную порцию меланжи. – Шаддам заглянул в пакетик, словно надеясь отыскать там завалявшиеся крошки чудесной субстанции.

***

Фенринг отступил на полшага назад.

– Увы, сир, я очень спешил, и мне пришлось довольствоваться только этой малой дозой. Однако, с вашего благословения, я скажу мастеру-исследователю Аджидике, чтобы он приступил к полномасштабному производству искусственной пряности, не опасаясь недовольства короны, хм-м. Думаю, что ваше позволение сильно ускорит процесс.

– Да, да, – сказал Шаддам, махнув рукой. – Возвращайся на Икс и позаботься о том, чтобы в этом деле не было никаких проволочек. Я слишком долго ждал этого часа.

– Слушаюсь, сир. – Фенринг начал проявлять беспокойство, явно стремясь как можно быстрее уйти, но император ничего не замечал.

– Теперь надо найти способ уничтожить пряность на Арракисе, – предался приятным мечтам Шаддам, – тогда вся империя выстроится у моих дверей с протянутой рукой. У них не будет выбора, и все они придут ко мне за амалем.

Погрузившись в размышления, он начал машинально барабанить пальцами по столу.

Фенринг подошел к выходу, низко поклонился и вышел.

Выйдя наружу, лицедел оставался в личине Фенринга ровно столько времени, сколько потребовалось, чтобы отойти подальше от дворца. Еще один тлейлакс остался при дворе, внедренный туда самим Аджидикой, но лицедел был счастлив вернуться живым на Ксуттух.

Шаддам услышал новость, которую хотел услышать, и теперь мастер-исследователь Аджидика мог беспрепятственно продолжать свою работу. Его великий план скоро принесет свои плоды.

***

Когда ты чувствуешь давление ограничений, то начинаешь умирать в тюрьме, которую сам для себя выбрал.

Доминик Верниус. «Эказские мемуары»

К?тэр привел Ромбура и Гурни в расположенный глубоко под землей квартал субоидов, в обширное помещение со сложенными из грубо обтесанного камня стенами. Когда-то здесь был промежуточный продуктовый склад, но в связи с уменьшением поступления продовольствия многие такие помещения пришли в запустение. В первую ночь, оказавшись здесь вдалеке от посторонних глаз, Ромбур и Гурни обсудили дальнейшую стратегию. Из-за задержки с лайнером у них оставалось меньше времени, чем они надеялись.

Лихорадочным шепотом, сидя под тусклым плавающим светильником, К?тэр рассказал прибывшим о том, как все эти годы занимался саботажем, как тайная помощь Атрейдеса помогла ему произвести несколько тайных взрывов на предприятиях тлейлаксов. Но жестокость завоевателей и негласное присутствие на планете сардаукаров отняли у народа Икса всякую надежду завоевать свободу собственными силами.

У Ромбура не оставалось иного выхода, как сообщить К?тэру печальную весть о смерти его брата Д?мурра, который погиб от загрязненной пряности, но смог продержаться ровно столько, чтобы спасти переполненный пассажирами корабль Гильдии.

– Я… я знал, что с ним что-то случилось, – севшим от волнения голосом сказал К?тэр, не желая рассказывать трагическую историю Кристэйн. – Я говорил с ним в тот момент, когда это произошло.

Слушая рассказ о злоключениях К?тэра, иксианский принц никак не мог понять, каким образом этот террорист-одиночка, этот верный подданный Верниусов, смог продержаться, выжить и сохранить волю к борьбе. Гнет почти свел его с ума, но он продолжал свое дело.

Но скоро все изменится. Ромбур чувствовал, что его охватывает все больший и больший энтузиазм. Тессия может по праву им гордиться.

Незадолго до искусственного рассвета они с Гурни выскользнули на поверхность, до конца разобрали боевое судно, на котором прибыли на планету, и доставили в подземелье оружие и оснащение. Этого будет достаточно для небольшого восстания, при условии, конечно, что удастся эффективно использовать имеющееся оружие.

И при условии, что удастся найти достаточное количество бойцов.

В уединенной комнате с каменными стенами Ромбур стоял, как живой символ. В течение нескольких дней по планете распространился слух о возвращении принца. Теперь охваченные благоговейным чувством люди, тщательно отобранные К?тэром и Гурни, под любыми предлогами уходили с работы, чтобы посмотреть на Ромбура. Они входили в помещение по одному. Само присутствие принца вселяло в них надежду. Они слышали обещания о его возвращении много лет, но теперь полноправный принц Икса из Дома Верниусов наконец вернулся домой.

Ромбур выглянул в коридор и увидел, что там столпились рабочие, ожидавшие своей очереди войти. У некоторых были удивленные, расширенные глаза, некоторые плакали, не стесняясь своих слез.

– Посмотри на них, Гурни. Это мой народ. Он не предаст меня. – Он мимолетно улыбнулся. – Но если они встанут против Дома Верниусов, несмотря на все, что сделали, с ним тлейлаксы, то тогда, видимо, не стоило затевать борьбу за освобождение этой планеты.

Люди продолжали тайно прибывать в подземелье, чтобы пожать механическую руку принца-киборга, словно он воскрес из мертвых. Некоторые люди падали на колени, другие смотрели ему в глаза, словно бросая вызов его способности освободить свой народ от иноземного ига.

– Я знаю, что вы много раз разочаровывались, – говорил Ромбур повзрослевшим усталым голосом, какого никогда прежде не слышал Гурни. – Но на этот раз победа на Иксе обеспечена.

Люди внимательно слушали обращенную к ним речь. Ром-бур расценил это как чудо и свою великую ответственность.

– В течение нескольких дней вам надо наблюдать и ждать. Готовьте возможности. Я не призываю вас подвергать себя опасности, пока не призываю. Но вы должны понимать, когда настанет подходящее время. Я не могу рассказать вам обо всех деталях, потому что у тлейлаксов много ушей.

По собранию прошел ропот, несколько человек из сорока собравшихся здесь оглянулись, отыскивая лицеделов.

– Я – ваш принц, полноправный граф Дома Верниусов. Верьте мне. Я не подведу вас. Скоро вы будете освобождены, и Икс станет таким, каким он был прежде, во времена правления моего отца Доминика.

Люди немного оживились, кто-то даже крикнул:

– Мы освободимся от тлейлаксов и сардаукаров? Ромбур повернулся к этому человеку:

– Императорские солдаты имеют не больше прав находиться здесь, чем тлейлаксы.

Лицо принца помрачнело.

– Кроме того, Дом Коррино совершил отдельное преступление по отношению к Дому Верниусов. Смотрите сами.

Гурни выступил вперед и включил портативный голографический проектор. В помещении возникло объемное изображение худого, избитого человека, сидевшего в сырой темной камере.

– Перед тем как выйти замуж за Доминика Верниуса, моя мать Шандо была наложницей императора Эльруда IX. В свое время она родила от него побочного сына, что было нам неизвестно. Мальчика назвали Тиросом Реффой и взяли на воспитание в Дом Талигари, где его наставником стал добрый доцент. Следовательно, Реффа – мой сводный брат по материнской линии.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru