Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

Любопытно, однако, что приемные мешки, присоединенные к телам женщин – мешки, в которых скапливалась синтезированная искусственная пряность, – были пусты. Тела были живы, но выключены. Все, кроме одного.

Аджидика подвел Фенринга к обнаженной молодой женщине, которая лишь недавно была поймана и присоединена к системе производства. Женщина была мужеподобна, с плоской грудью и коротко остриженными темными волосами. Закрытые глаза глубоко запали.

– Посмотрите на этот экземпляр, граф. Очень здорова, хорошо тренирована. Она будет отличаться высокой производительностью, правда, нам надо отрегулировать ее матку так, чтобы она синтезировала предшественник амаля. Потом мы присоединим к ней остальных и будем производить еще больше.

Фенринг не нашел ничего эротичного в этом вялом куске полумертвой плоти по сравнению с Марго, бывшей воплощением женской красоты.

– Чем же она отличается от других?

– Это шпионка, граф. Мы поймали ее, когда она проникла в лабораторию, переодевшись мужчиной.

– Удивительно, почему все эти женщины в свое время не переоделись мужчинами и не скрылись от вас?

– Эта была шпионкой Ордена Бене Гессерит. Фенринг не смог скрыть удивления.

– Общине Сестер известно о наших операциях?

Будь проклята эта Анирул. Мне следовало давно ее убить.

– Ведьмы каким-то образом догадываются о том, что мы здесь делаем. Поэтому в нашем распоряжении не так уж много времени. – Аджидика сложил руки на животе и начал разминать пальцы. – Так что вы не можете меня сейчас казнить. Вы не посмеете остановить эту работу. Император должен получить свой амаль. Наши мелкие противоречия мы сможем Урегулировать позже.

Фенринг вскинул брови.

– Вы называете катастрофу лайнера с потерей всех его пассажиров «мелким расхождением»? Вы хотите сказать, что я должен просто забыть, как ваш лицедея покушался убить меня? Хм-м.

– Да! Да, именно это я и хочу сказать. В устройстве вселенной эти и им подобные события совершенно незначительны. – В глазах маленького человечка вспыхнул огонь безумия. – Я не могу позволить, чтобы вы чинили мне препятствия, граф Фенринг. Важность моей работы несопоставима ни с вами, ни с Домом Коррино, ни с самой империей. Мне нужно лишь еще немного времени.

Фенринг обернулся, чтобы отдать приказ сардаукарам, но сдержался, увидев странный взгляд, которым они смотрели на Аджидику. В этом взгляде безошибочно читалась безусловная животная преданность, которая, как громом, поразила графа. Он никогда не сомневался в верности сардаукаров и не предполагал, что она вообще может быть поставлена под вопрос. Эти люди впали в зависимость от синтетической пряности, их организмы дали трещину под действием искусственной меланжи. Значит, мастер-исследователь успел и им промыть мозги?

– Я не позволю вам остановить меня. – В голосе Аджидики прозвучала явная угроза. – Во всяком случае, не сейчас.

Тлейлаксы, работники лаборатории, привлеченные шумом, сгрудились в исследовательском павильоне и тесно обступили Фенринга со всех сторон. Некоторые из них могли оказаться лицеделами. Фенринг почувствовал в животе холодок. Впервые за всю жизнь ему стало по-настоящему страшно. К тому же здесь он был совершенно один.

Много лет он принижал способности Аджидики, но теперь видел, что мастер-исследователь умудрился привести в движение грандиозный план. Окруженный со всех сторон, Фенринг осознал, что может не выбраться живым с этой планеты.

***

Ожидание. Кажется, что время замедляет свой бег. Когда же закончится этот кошмар? Тянется бесконечная вереница дней, но надежда не умирает.

К?тэр Пилру. Фрагмент дневника

Человек-машина остановился возле корпусов оружейного завода. За годы тлейлаксианской оккупации сборочные конвейеры, на которых производились сложные машины и чудеса технологии, не ремонтировались или использовались не по назначению. Никто не следил за их состоянием. Захватчики не обладали достаточными знаниями для того, чтобы поддерживать в рабочем состоянии хитроумные механизмы, а квалифицированные иксианские рабочие, пассивно сопротивляясь, безучастно смотрели, как приходят в негодность замечательные машины.

Буквально несколько дней назад заклинило последний узел конвейера, который и без того уже много лет работал со скрежетом и перебоями. Двигатели задымились, раздался грохот, и конвейер остановился, транспортирующий механизм с треском развалился на части. Никто из рабочих не двинулся с места.

Подземный мир медленно скатывался к беспорядку и распаду. Ремонтные бригады равнодушно разобрали сломанные механизмы, но у тлейлаксианских господ не было запасных частей для замены изношенных узлов. Рабочие, стоявшие у Других станков, старательно притворялись занятыми, так как сардаукары и мастера Тлейлаксу шныряли вокруг сломанного конвейера, выискивая виновников мнимого саботажа. Над головами летали камеры наблюдения, фиксировавшие малейшие нарушения порядка.

Принц Ромбур прятался на открытом месте. Он просто стоял, как статуя, возле гудевшего, как улей, предприятия.

Иксианские рабочие изредка окидывали его взглядом, но не замечали и не узнавали. Годы угнетения умертвили мысли и чувства людей.

Покрытое шрамами лицо и металлический свод черепа принца были выставлены напоказ, словно знаки почета. Искусственная кожа с механических конечностей была содрана, и обнажились блоки, электронные детали и механические усилители. Это была наилучшая маскировка. Ромбур был сейчас похож на одного из бесчисленных биоиксианцев. Для достижения большего сходства Гурни вымазал принца грязью. Ромбур по своему состоянию не мог притвориться совершенным человеком, но зато мог прикинуться гораздо менее разумным, чем был на самом деле.

От перегоревших моторов к потолку подземного города поднимались густые клубы едкого дыма, который мощные вентиляторы гнали в систему фильтров. Но самые лучшие очистные системы не могли уничтожить запах страха, витавший в толпах невинных людей, обитавших в ставшем страшным подземелье.

Своими наполовину синтетическими глазами Ромбур внимательно вникал в мельчайшие детали того, что видел вокруг. Он испытывал одновременно отвращение, тошноту и гнев, видя распад и унижение некогда великого и чудесного города. Принц едва сдерживал себя. Зрелище упадка было невыносимым. Час расплаты приближался. Скоро здесь высадится герцог Атрейдес со своей армией, и к этому времени Ромбур надеялся посеять семена недовольства и активного сопротивления.

Ромбур сдвинулся с места и пошел, совершая намеренно неуклюжие механические движения, подражая реанимированным биоиксианцам. Над головой по-прежнему висело тесное удушливое облако дыма.

Незаметный в толпе рабочих и охранников, Гурни Халлек подал принцу условный сигнал. Рядом с Гурни стоял какой-то изможденный человек. Ромбур вдруг понял, что знал этого человека во времена своей безмятежной юности. Пораженный страшной переменой, Ромбур смог лишь прошептать:

– К?тэр Пилру!

Когда-то это был энергичный, излучавший оптимизм молодой человек, темноволосый, небольшого роста, как и его брат-близнец Д?мурр. Правда, в каком-то смысле изменения, происшедшие с К?тэром, были еще страшнее, чем те генетические мутации, которые претерпел его брат-навигатор. Глаза запали и потеряли блеск, темные волосы торчали в разные стороны немытыми слипшимися косицами.

– Мой… принц?

В шепоте прозвучала неуверенность. Слишком много было разбитых надежд и несбыточных иллюзий. К?тэр был настолько поражен ужасными изменениями внешности наследника Дома Верниусов, что был близок к обмороку.

Гурни, как тисками, сжал локоть К?тэра.

– Тише, вы оба. Мы не должны привлекать к себе внимание. Нам нельзя больше оставаться здесь, на открытом месте.

– У меня… есть место, – сказал К?тэр. – Даже несколько мест.

– Нам надо распространить обращение. – Тихий голос Ромбура был исполнен решимости. – Надо обратиться ко всем, кто сдался, и ко всем, кто сохранил в сердце хотя бы искру надежды. Мы прибегнем даже к помощи субоидов. Скажите всем, что вернулся принц Икса. Свобода перестала быть несбыточной надеждой, настал час освобождения. Здесь нет места сомнениям и вопросам. Мы готовы взять власть на Иксе.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru