Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

К?тэр может гордиться ею.

Электрошок поразил ее в спину, развернул в воздухе, ударил по нервам. Она упала на спину, упала тяжело, не в силах сдвинуться с места…

Когда имперские солдаты приблизились к распростертой на полу Кристэйн, сработала взрывчатка. Тело Мираль Алехем испарилось, взрывная волна разрушила несколько близстоящих аксолотлевых чанов. В лаборатории вспыхнул пожар, над рыжими языками пламени поднимался столб густого дыма. Приведенные в действие противопожарные системы распылили в воздухе порошок, заполнивший помещение зловещим туманом. Парализованная Кристэйн почти ничего не видела.

На нее в упор смотрели крысиные глазки тлейлаксианского мастера. Он трясся от ярости.

– Ты разрушил мой лучший аксолотлевый чан, тот, который был мне нужен больше других.

– Кристэйн получила достаточную подготовку, чтобы отчасти понимать этот гортанный тайный язык. Тональность и мимика серых лиц восполняли то, что она не могла понять.

– Уничтожено четыре чана, мастер Аджидика, – тонким голоском доложил еще один тлейлакс.

Кристэйн задрожала, не в силах вымолвить ни слова. По крайней мере ей удалось освободить Мираль и еще нескольких женщин от этой мерзости.

Мастер склонился над Кристэйн, чтобы поближе рассмотреть пленника. Аджидика дотронулся до ее кожи.

– Ты не один из нас.

Охранники разорвали одежду, обнажив изящные формы Кристэйн.

– Женщина!

Аджидика провел пальцами по крепким грудям, испытывая неудержимое желание причинить этой женщине боль за то, что она уничтожила единственный чан, производивший аджидамаль. Но сейчас надо было решить другой вопрос.

– Сильная женщина детородного возраста, мастер-исследователь, – сказал один из ассистентов. – Может быть, зацепим ее на крючок?

Аджидика подумал о сильных биологических веществах и лекарствах, разрушающих личность, которые можно было применить.

– Сначала, прежде чем уничтожать ее разум, мы должны ее допросить. – Склонившись над Кристэйн, он злобно зашипел:

– Ты долго будешь страдать за то, что сделала.

Кристэйн почувствовала, что ее подняли и понесли. В нос ударил кислый запах пряности. Она приказала своему организму расщепить газообразное вещество, витавшее в воздухе лаборатории, и проанализировать его состав.

Пряность… нет, не настоящая меланжа. Это что-то другое.

Сильные руки положили ее на пустой стол с системой трубок и насосами. Интересно, сколько времени еще ей удастся сохранять сознание? Как и любая Сестра Бене Гессерит, она обладала способностью расщеплять лекарства и яды, по крайней мере в течение недолгого времени. За победу на Иксе! Она вспомнила эти страстные слова, сказанные ей К?тэром. Как жаль, что она не может их сейчас громко выкрикнуть.

Кристэйн чувствовала, как ее засасывает дьявольский, изобретенный тлейлаксами механизм, секреты которого ей предстоит узнать против ее воли…

***

Королевства, как политические единицы, стали исчезать на Древней Земле тогда, когда увеличилась скорость транспортного сообщения, а земное время-пространство стало уменьшаться. Выход в космическое пространство ускорил процесс распада королевств. Для разбросанных по вселенной одиноких людей император превратился в путеводный маяк и символ объединения. Люди повернулись лицом к императору и говорят: «Смотрите – Он объединяет нас. Он принадлежит всем нам, а мы принадлежим Ему».

«Комментарий Тлейлаксу» неизвестного автора

Пальцы Фенринга непроизвольно сжимались в кулаки, когда он вспоминал предателя Аджидику и его убийцу-лицедела. Но прежде чем вернуться на Икс, надо было разобраться с другими неприятностями здесь, в Кайтэйне.

Например, ликвидировать последствия глупостей Шаддама.

В личной юридической библиотеке императора не было ни книг, ни фильмов, ни текстов, ни старинных свитков. Однако Фенринг и Шаддам имели доступ к информации, для хранения которой потребовалось бы помещение в десять раз большее, чем зал библиотеки. Для этого к услугам графа и императора были семь ментатов и пять высококвалифицированных юристов. Для того чтобы добыть нужные сведения, надо было лишь просмотреть представленные этими специалистами данные.

Император с надменным и царственным видом задал свои вопросы, и теперь ментаты с напряженными лицами, облизывая вымазанные соком сафо губы, смотрели пустыми глазами в пространство, мысленно перерабатывая фолианты юридических трактатов. Юристы держали наготове записывающие устройства, чтобы зафиксировать любой казус или прецедент, выгодный императору.

В углу помещения стояла алебастровая статуя морского конька, из раскрытой пасти которого бил фонтан. Только шум его струй нарушал неестественную тишину библиотеки.

Фенринг принялся нетерпеливо расхаживать перед фонтаном.

– Обычная процедура предусматривает поиск юридического обоснования до совершения действий, могущих привести к мятежу в империи, не так ли, хм-м? На этот раз у вас, сир, нет достаточного количества меланжи, чтобы задобрить

ОСПЧТ и Космическую Гильдию. – Но мы же смогли найти оправдание моему ядерному удару, Хазимир. То же самое будет и в деле с Биккалом. Мы и здесь найдем выход из положения.

– Итак, если я правильно тебя понял, Шаддам, ты не связан Великой Конвенцией только потому, что применил отравляющие вещества против растений, а не против людей, да, хм-м? Но это же чистой воды абсурд!

Шаддам метнул на семерых ментатов быстрый взгляд, словно это издевательское предположение могло послужить серьезным оправданием. Ментаты дружно кивнули и еще глубже погрузились в море информации.

– Многие Дома ободряют мою позицию, – сказал император, поджав губы. – Биккал сам навлек на себя несчастье, без нашего прямого вмешательства. Как же можно говорить о мятеже?

– Ты что, оглох и ослеп, Шаддам? Ходят разговоры о войне против тебя, о насильственном свержении твоего режима.

– Эти разговоры слышны в зале Ландсраада?

– Нет, об этом шепотом говорят в кулуарах,

– Дай мне имена этих шептунов, и я сам ими займусь. – Император сделал глубокий вдох и медленно выпустил воз-Дух. – Если бы у меня были герои, такие же верные люди, какие окружали моего отца много лет назад.

В больших глазах Фенринга сверкнула злая ирония.

– Как во времена мятежа на Эказе, хм-м? Мне кажется, что тогда такими верными людьми стали Доминик Верниус и Пауль Атрейдес.

Лицо Шаддама скривилось.

– Там были люди получше. Например, Зум Гарон.

Тихо бормоча, ментаты между тем обменивались информацией, так как каждый из них обладал большим, но ограниченным объемом памяти, и каждый имел доступ к своему массиву информации. Массивы эти не пересекались между собой. Однако ответов на поставленные вопросы все еще не было.

Шаддам внимательно посмотрел на воду, льющуюся из пасти морского конька, и, понизив голос, заговорил.

– Теперь, когда у нас есть амаль, вся эта склока меня совершенно не интересует. Я хочу, чтобы ты вернулся на Икс и лично проследил за развертыванием полномасштабного производства искусственной пряности. Пора действовать и брать инициативу в свои руки.

Фенринг побледнел.

– Сир, сначала я хотел бы дождаться результатов экспертизы Гильдии по поводу загрязненной меланжи, отравившей навигаторов и служащих Джанкшн. Я по-прежнему не убежден…

Шаддам побагровел от гнева.

– Довольно проволочек! Черт возьми, я уверен, что ты никогда не будешь ни в чем убежден, Хазимир. Я слышал отчет от мастера-исследователя, а он не осмелился бы лгать, и от подполковника сардаукаров. Твой император доволен результатами, и это все, что ты должен знать. – Император взял себя в руки и даже отечески улыбнулся Фенрингу. – У нас будет масса времени на исследование и улучшение формулы потом, так что перестань волноваться. Все обернется для нас к лучшему, вот увидишь.

Он хлопнул по спине своего старого друга.

– Займись лучше делами на Иксе.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru