Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

– Герцог Лето Атрейдес своей атакой застал нас врасплох, – сказал верховный магистр, выступая перед народом. – Мы видели, как император опустошил Зановар и уничтожил ришезианскую Корону.

В души слушавших своего лидера людей начал вползать страх, и магистр почувствовал это.

– Но мы не станем покорно ждать, когда нас, как баранов, поведут на бойню! Конечно, наша планета не может противостоять нашествию сардаукаров, но мы дорого продадим свои жизни.

Высадившийся на Сансине экспедиционный корпус начал располагаться там со зловещей неторопливостью. Верховный башар обратился к народу Биккала со своим, как обычно, кратким обращением:

– По приказу императора Шаддама Четвертого ваша планета будет подвергнута осаде за преступное хранение незаконно полученной меланжи. Осада будет продолжаться до тех пор, пока держатель лена либо признает свою вину, либо докажет свою невиновность.

За этим обращением не последовало ни предупреждений, ни ультиматума.

Обложившие планету сардаукары, держа ее под прицелом в течение суток, сумели до безумия напугать население. За эти сутки верховный магистр пять раз выступал с речами. В одних он выражал благородное негодование, в других же молил императора о милости.

Лидер Биккала и совет министров собрались на экстренное заседание за закрытыми дверями, чтобы обсудить создавшееся положение. В центре зала, на возвышении, за круглым столом, сидел верховный магистр, тучный мужчина с рыжими усами и роскошной светлой бородой. Министры расположились вокруг его стола. Одетый в зеленую тогу магистр мог на своем вертящемся стуле поворачиваться к любому из выступавших, но вождь Биккала по большей части просто сидел на своем месте, тупо уставившись в пространство, понимая, что положение планеты абсолютно безнадежно.

Министры были одеты в тесно облегавшие брюки и белые рубашки с руническими символами, обозначавшими их официальный ранг и общественное положение.

– Но у нас нет меланжи, она закончилась! – хрипло воскликнула одна женщина-министр. – Да, нас обвинили, но император не сможет доказать, что у нас вообще была эта пряность. Где у него улики?

– Какая разница? – возразил другой министр. – Он знает, что она была и что мы с ней делали. Кроме того, мы должны были уплатить налог императору. Взятка – это, знаете ли, тоже вид дохода.

Министры продолжали спор на повышенных тонах, накаляя и без того неспокойную обстановку.

– Если Дом Коррино действительно хочет получить свой налог, то, может быть, нам стоит посчитать стоимость меланжи и выплатить императору большой штраф, частями, естественно.

– Но эдикт против незаконного хранения пряности говорит не только об уклонении от уплаты налогов. Речь идет о сути сотрудничества между Великими и Малыми Домами, при этом эдикт препятствует независимому поведению любого Дома, опасному для устойчивого положения ОСПЧТ.

– Дело кончится тем, что сардаукары блокируют нас и уморят голодом. Наша планета не может обеспечить себя всем необходимым.

Чувствуя, что его министры близки к откровенной панике, верховный магистр затуманенным взором посмотрел на экран, чтобы проследить за положением приближавшегося имперского флота.

– Сэр, на Сансин только что прибыли два больших транспорта с припасами, корабли доверху нагружены продовольствием, – доложил министр, сидевший за спиной магистра. – Может быть, нам стоит их захватить. Транспорты предназначены для какого-то Малого Дома, так что беспокоиться не о чем. Возможно, это наш последний шанс.

– Захватывайте, – сказал верховный магистр и встал, давая понять, что заседание окончено. – Это хотя бы что-то. Надо, правда, подумать, где изыскать более крупные средства.

До того, как имперские силы успели захватить перевалочную станцию астероидного торгового центра на Сансине, биккальские войска успели провести дерзкую операцию по захвату продовольствия. Два транспорта были подобраны, словно лежавшие у дороги никому не нужные яблоки.

Когда флот сардаукаров приблизился к планете, его корабли не стали уничтожать систему безопасности. Напротив, противник держался в некотором отдалении, постоянно напоминая о своем грозном присутствии. Сардаукары были готовы блокировать любую попытку проникнуть извне на Биккал или на близлежащие астероиды.

Эмоционально неуравновешенный верховный магистр был в восторге от удачно проведенной операции.

– Мы их пересидим, – объявил он в своей очередной речи, произнесенной на этот раз из кабинета по планетной видеоакустической системе. Магистр был в своей официальной тоге, но без бороды, которую он сбрил, чтобы подчеркнуть свой аскетизм и готовность к жертвам. – У нас есть продовольствие, рабочие руки и собственные ресурсы. Нас обвинили ложно!

Толпы, внимавшие магистру на улицах, оживились, однако чувствовалось, что люди охвачены тревогой.

– Император окажется в могиле раньше, чем мы сдадимся. – Биккальский вождь поднял сжатый кулак. Народ зааплодировал.

Между тем имперские силы продолжали сжимать кольцо блокады вокруг планеты.

***

Ошибка, случай и хаос – вот принципы организации вселенной.

Имперские исторические анналы

– Мы давно не играли с тобой в ролевой мяч, Хазимир, – сказал Шаддам, потянувшись к сложной электронной игрушке. Он был в прекрасном настроении. Еще бы, ему удалось отыграть у Фенринга целое очко! Друзья детства расположились в личных покоях императора на верхнем этаже дворцового комплекса.

Отвлекшись от мяча, граф отошел от игрового стола и вышел на балкон. Сколько раз за пролетевшие годы они с Шаддамом затевали хитроумные интриги именно за этой игрой. Кстати, оригинальная идея создать синтетическую меланжу родилась тоже здесь, за игрой в мяч. Теперь, зная об измене тлейлаксианского мастера-исследователя и о его смертоносном лицеделе, Фенринг жалел о том, что они вообще ввязались в эту авантюру. Тесты с лайнерами тоже закончились катастрофически.

Но император не желал ничего слушать.

– У тебя слишком живое воображение, – сказал он. – Я получил сообщение Гильдии из первых рук. Мне сказали, что обнаружена загрязненная пряность, полученная из незаконного хранилища на Биккале. Гильдия убеждена, что это намеренное отравление и стало причиной катастроф лайнеров. Твой амаль тут ни при чем.

– Но мы не можем утверждать это с уверенностью, сир, хм-м? Гильдия не будет раскрывать дефекты в конструкции пропавших лайнеров, но мне все же кажется подозрительным, что два больших корабля потерпели крушение после того, как я…

– Какая связь может быть между Биккалом и исследованиями Аджидики? – раздраженно воскликнул Шаддам. – Никакой!

Оптимистические доклады мастера-исследователя вместе с заверениями подполковника Кандо Гарона полностью убедили императора о появлении настоящей синтетической пряности.

– Скажи, ты лично, во время своих инспекционных поездок на Икс, нашел какие-нибудь объективные доказательства того, что амаль неэффективен, вопреки заявлениям Аджидики?

– Как таковых, доказательств у меня нет, сир.

– Поэтому перестань искать отговорки, Хазимир, и давай играть дальше.

Игровой механизм зажужжал, и император вытянул манипуляционный рычаг. Тяжелый мяч подпрыгнул и пролетел сквозь сложную систему препятствий. Шаддам набрал еще одно очко и весело рассмеялся.

– Ну как? Попробуй теперь меня обойти. Глаза Фенринга вспыхнули нехорошим огнем.

– Ты долго практиковался, Шаддам, хм-м? У тебя, видно, не было более важных имперских забот?

– Хазимир, ты скулишь, потому что проигрываешь.

– Я еще не проиграл, сир.

Темное ночное небо Кайтэйна было расцвечено пастельными тонами северного сияния. Недавно падишах император приказал запустить на орбиту спутники с редким газом, который очень легко ионизировался солнечным ветром, светясь при этом живыми яркими красками. Картина весьма живописно дополняла яркие созвездия. Шаддам любил красивое небо.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru