Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

Правда, дети не всегда удовлетворяли его больше, чем взрослые, которые перед лицом неизбежной смерти проявляли куда большую изобретательность и серьезность, спасая свою жизнь. У детей недоставало воображения, чтобы осознать, какая судьба им уготована, и их редко охватывал настоящий, истинный страх. Кроме того, многие дети сохраняют невинную веру в Бога, наивное упование на защитника, который непременно спасет их. Они верили и молились до самых последних мгновений своей жизни.

Однако в деревнях Раббан открыл новый способ работы с детьми, который доставил ему большое удовольствие. Это было большое эмоциональное удовлетворение, теплым огоньком согревавшее душу. Ему нравилось наблюдать за выражением лиц родителей, на глазах которых ребенка сначала пытали, а потом убивали…

В третьей деревне, Червячки, Раббан нашел, что чувство унижения и ужаса можно усилить, если разбросать устрашающие баронские прокламации не после, а до нападения. Тогда заложники будут точно знать, какая судьба им уготована, еще до того, как начнется отстрел.

В такие моменты Раббан гордился тем, что и он – Харконнен.

***

Нам не нужен статус Великого Дома, потому что мы заложили самое основание империи. Все властители должны поклониться нам, чтобы достичь своих целей.

Хартия Комитета Советников Космической Гильдии

Служащий Гильдии корчился на больничной койке, извиваясь от боли, с искаженным от мук лицом. Отравление пряностью.

Четыре специалиста стояли вокруг постели больного, переговариваясь друг с другом, но ни у одного из них не было никаких идей насчет того, как лечить несчастного пациента. Тело его беспрерывно дергалось, на губах выступила пена, лоб покрылся сальным потом.

Специалисты поместили координатора Гильдии в стерильную палату, которая была скорее лабораторией, чем лечебным учреждением. Высокопоставленные служащие Гильдии потребляли так много меланжи, что редко нуждались в медицинской помощи, поэтому число коек в госпиталях Джанкшн было весьма ограниченным. Даже когда Гильдия была вынуждена прибегать к услугам докторов Сук, те часто оказывались бессильными, так как вследствие приема больших доз пряности обмен веществ больных непредсказуемо изменялся, так же, как и у этого больного.

– Вопросов много, но нет никаких данных, – сказал один из специалистов. – Кто-нибудь понимает, что здесь происходит?

– Его организм так отреагировал на меланжу, – сказал другой специалист, человек с подсиненными седыми волосами и такими кустистыми бровями, что они почти закрывали ему глаза.

– Но почему обычная доза служащего Гильдии вдруг оказалась несовместимой с его обменом веществ? Это же абсурд, – сказал третий специалист. Хотя все эти люди выглядели по-разному, говорили они одинаково. Возникало впечатление, что это четырехглавое создание, которое советуется само с собой.

По телу больного прошла особенно сильная судорога. Специалисты замолчали и посмотрели друг на друга.

На прикроватном мониторе вспыхнула лампочка. Пришли данные анализов, отобразившиеся на экране. Один из специалистов внимательно прочитал полученную информацию.

– Подтверждено и верифицировано. Сама меланжа загрязнена. – Он скользнул глазами по строчкам. – Химический состав меланжи не соответствует норме, и организм больного отверг ее.

– Но каким образом меланжа может быть загрязнена? Может быть, это умышленное отравление?

Специалисты посоветовались и изучили дополнительную информацию. В палате горел яркий свет, отражавшийся от стерильных белых стен и делавший людей похожими на призраков. Все четверо встали на расстоянии от кровати, наблюдая, как бьется в судорогах координатор Гильдии. Бедняга был оглушен и вряд ли понимал, что в палате есть еще кто-то кроме него.

– Он будет жить? – спросил один.

– Кто же может это знать?

– Это уже второй случай, – сказал специалист с синими волосами. – Мы знаем, что навигатор на заблудившемся лайнере тоже дышал загрязненной меланжей.

– Допрос пассажиров все еще продолжается. Эта новая проблема еще не получила широкую огласку в империи.

– Нет, это уже третий случай, – сказал другой специалист. – Выясненный нами факт объясняет причину катастрофы лайнера на Валлахе IX. В империи что-то странное происходит с меланжей.

– Но мы сами не можем вычленить что-то общее в причинах проблемы. Этот человек принял большую дозу меланжи, которая, как показало расследование, была куплена у какого-то биккальского торговца. По-видимому, Верховный магистрат распродает нелегальные запасы пряности, опасаясь ультиматума императора. Однако два навигатора получили пряность из других источников, а именно – из запасов Гильдии.

– Это какая-то тайна.

– Должно быть, произошла утечка ядовитой пряности.

– Все операции по добыче и обработке меланжи находятся под контролем императора. Нам необходима помощь Дома Коррино.

В мрачном согласии все специалисты одновременно повернулись к окну, за толстыми стеклами которого виднелось блеклое Поле Навигаторов. Как раз в этот момент механический кран устанавливал на поле мемориальный знак в честь двух погибших в последних катастрофах навигаторов Гильдии. На Поле появился бак навигатора, которому предстояло сейчас отправиться в рейс к далеким мирам. Перед рейсом каждый навигатор должен поклониться праху погибших товарищей и пообщаться с древним сердцем Космической Гильдии – Оракулом Бесконечности.

Между тем отравленный пряностью координатор Гильдии начал кричать так громко, что у него горлом хлынула кровь. Он корчился, как жертва пытки в подвале средневековой инквизиции. Подойдя к кровати, специалисты услышали треск рвущихся мышц и ломающегося позвоночника. Через несколько секунд они констатировали смерть.

– Мы должны известить об этом Шаддама Четвертого, – в унисон решили специалисты. – У нас нет другого выбора.

***

Манера, в какой вы задаете вопросы, выдает ваши ограничения – этот ответ вы примете, этот отвергнете или растеряетесь от его непонимания.

Карбен Фетр. «Безумие имперской политики»

После уроков, преподанных Зановару и Ришезам, Шаддам IV почувствовал, что дела наконец пошли по нужному ему руслу. Теперь, если только удастся перерезать поток пряности с Арракиса, он зажмет в кулак всю империю…

Мастер-исследователь Аджидика прислал еще один, полный оптимизма доклад, в котором сообщил, что амаль прошел самые жесткие испытания и признан соответствующим по качеству естественной пряности. Кроме этого доклада пришло отдельное послание от подполковника Гарона, усердного сына верховного башара. В своем письме подполковник подтверждал все, сказанное Аджидикой. Лучших новостей трудно было ожидать.

Шаддам желал начать полномасштабное производство искусственной пряности немедленно, сейчас. У императора больше не было терпения ждать.

Одетый в серо-черный сардаукарский мундир с золотыми эполетами, Шаддам сидел за изящным письменным столом и с интересом наблюдал трансляцию заседания Совета Ландсраада. Эти ослы продолжали обсуждать правомочность нанесения ядерного удара по Короне. Было, однако, ясно, что у оппозиции нет никаких шансов обвинить Шаддама или склонить Ландсраад к вынесению вотума недоверия императору.

Почему бы им просто не бросить это безнадежное дело?

Граф Фенринг выглядел усталым и расстроенным после возвращения с Икса и Джанкшн, но этот человек слишком сильно волнуется из-за происков Ландсраада. Шаддаму же не было до этого никакого дела. Кажется, теперь все шло как нельзя лучше.

В своем послании мастер-исследователь Аджидика почему-то, как бы между прочим, поинтересовался здоровьем министра по делам пряности. Это показалось императору странным. Может быть, Хазимир был в стрессовом состоянии уже на Иксе? Надо бы отослать графа назад на Арракис…

Подняв глаза, Шаддам увидел, как в его личный кабинет входит канцлер Ридондо. Верный слуга вопреки обыкновению был возбужден и очень нервничал. Ридондо редко волновался даже по поводу самых запутанных интриг дворцовой политики.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru