Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

– С каких пор Община Сестер стала интересоваться Иксом? – требовательно спросил К?тэр.

– Ты очень красноречиво рассказывал о Мираль Алехем. Она тоже была Сестрой нашего Ордена.

К?тэр не мог в это поверить. В темноте он коснулся руки Кристэйн.

– Пойдем со мной, я покажу тебе безопасное место, где ты сможешь остановиться.

Передвигаясь перебежками из тени в тень, он повел Кристэйн по улицам некогда прекрасного города. В тусклом свете искусственной ночи К?тэр не заметил в фигуре Кристэйн обычной женской округлости. При известной осторожности она действительно вполне может сойти за мужчину.

– Я рад, что ты со мной, – сказал он, – но я очень боюсь за тебя.

***

Невежественный друг хуже ученого врага.

Абу Хамид аль Газали. Лепет философов

Леди Анирул бродила по коридорам дворца, выйдя из своих покоев, чтобы скрыться от вездесущей медицинской Сестры Йохсы, когда на одном из поворотов она неожиданно столкнулась с быстро идущим куда-то графом Хазимиром Фенрингом.

– М-м-м, простите меня, миледи. – Он быстро окинул жену императора оценивающим взглядом своих огромных бегающих глаз. – Очень приятно видеть вас в добром здравии. Хорошо, очень хорошо. Я слышал о вашей болезни, и ваш муж был очень ею обеспокоен.

Анирул никогда не нравился этот скользкий пронырливый человечек. Внезапно пробудившиеся голоса Другой Памяти ободрили ее, и Анирул перестала сдерживаться.

– Возможно, у меня был бы настоящий муж, если бы не ваше постоянное вмешательство, граф Фенринг.

От неожиданности Хазимир отпрянул.

– Что вы хотите этим сказать, хм-м? Я провожу большую часть времени вне Кайтэйна, постоянно разъезжая по важным делам. Как я могу вмешиваться в ваши отношения?

Его большие глаза сузились. Он продолжал испытующе смотреть на женщину.

Подчиняясь импульсу, она решила вступить с ним в словесную пикировку и понаблюдать за его реакциями, чтобы больше узнать о сути этого неприятного человека.

– Тогда расскажите мне о проекте «Амаль», о тлейлаксах… и об Иксе.

Лицо Фенринга едва заметно покраснело.

– Боюсь, что вы все же страдаете провалами памяти. Может быть, мне стоит позвать доктора Сук?

Она гневно посмотрела на него.

– У Шаддама не хватит прозорливости и интуиции, чтобы самому замышлять все эти сложные схемы, так что идеи он черпает у вас. Скажите мне, зачем вы это делаете?

Хотя было видно, что граф готов ударить императрицу, он усилием воли сдержался. Машинально Анирул приняла оборонительную стойку, слегка переместив центр тяжести и приведя в готовность мышцы. Хорошо поставленным ударом ноги она могла теперь убить графа на месте.

Фенринг ухмыльнулся, даже глядя на жену императора с такого близкого расстояния. Живя с Марго, он научился наблюдать мельчайшие детали и нюансы.

– Боюсь, что ваши сведения неверны, миледи, хм-м? Хотя в кармане графа лежал парализующий нож, сейчас ему хотелось бы иметь какое-нибудь более мощное оружие. Он отступил назад на полшага и сказал наиспокойнейшим тоном:

– При всем моем уважении к вам, мне кажется, что у вас слишком сильное воображение, миледи.

Он неловко поклонился и торопливо удалился.

Глядя вслед спешившему прочь Фенрингу, Анирул почувствовала, что шум голосов под сводами ее черепа резко усилился. Сквозь пелену лекарственной одури прозвучал голос, которого она так долго ждала, голос покойной Вещательницы Лобии.

– Это было очень по-человечески с твоей стороны. Очень по-человечески и очень глупо.

Затерявшись в лабиринте коридоров, Фенринг принялся размышлять о размерах понесенного им ущерба. В эти нестабильные времена Община Сестер может подорвать сами основы могущества императора, если обратится против него.

Если Шаддам падет, то я пойду на дно вместе с ним.

Впервые за все время Фенринг всерьез подумал о том, что надо убить жену Шаддама. Конечно, она умрет от случайной причины.

***

В Зале Речей Ландсраада аристократы и послы открыто заговорили о мятеже. Представители Великих и Малых Домов выстроились в очередь к подиуму и, встав на него, либо, раскрасневшись, возмущенно выкрикивали свои обвинения, либо говорили с ядовитым спокойствием. Экстренное заседание продолжалось всю прошедшую ночь и весь день без перерыва на отдых.

Императору Шаддаму, однако, все это было глубоко безразлично. Он совершенно безмятежно сидел в своем богато украшенном кресле, установленном в Большом Зале. Аристократы кипели гневом, переговаривались между собой. Все были страшно злы. Не заседание Ландсраада, а хулиганская сходка. Шаддам был разочарован, видя их грубое поведение.

Сложив свои холеные руки на коленях, он, развалившись, сидел в своей ложе. Если это заседание пройдет, как запланировано, то императору не придется говорить ни слова. Он уже вызвал в Кайтэйн дополнительный контингент сардаукаров с Салусы Секундус, хотя было очень сомнительно, что придется военной силой усмирять эту ничтожную гражданскую смуту.

Оправившись от своего недавнего недомогания, леди Анирул, все еще несколько оглушенная и бледная, сидела на своем второстепенном месте, одетая в традиционную черную абу, как на том настоял сам император. Рядом с ней стояла Вещающая Истину Гайус Элен Мохиам в такой же накидке, что и Анирул. Их присутствие ясно говорило всем, что Община Сестер поддержит нынешнего правителя империи. Давно настало время ведьмам выполнить свои обязательства и завуалированные обещания.

Перед тем как выслушать открытые жалобы Ландсраада, Шаддам приказал выступить своим юристам, которые изложили его позицию, приведя в обоснование многочисленные прецеденты и технические детали.

Потом подиум занял первый посланник Космической Гильдии. Гильдия перевезла на Корону императорские войска для нападения, и Гильдия защищала свое решение, тоже ссылаясь на свои прецеденты и приводя подходящие аналогии. Благодаря экспедиции на Корону Гильдия получила половину захваченной пряности и, конечно, будет теперь держать сторону Дома Коррино.

Шаддам сидел, всем своим видом выражая царственную уверенность в себе.

Потом на подиум поднялся президент ОСПЧТ, сутулый человек с серебристой бородкой. Его громкий голос гулко разносился по залу.

– ОСПЧТ поддерживает право императора устанавливать порядок и поддерживать его на всей территории империи. Закон против хранения пряности давно является частью имперского кодекса. Хотя все вы яростно жалуетесь, но ведь сами же прекрасно осведомлены о существовании этого закона.

Он оглядел зал, ожидая возражений, потом продолжил:

– Император много раз предупреждал всех, что намеревается добиться исполнения этого закона. Но тем не менее даже после наказания Зановара за это преступление Ришезы глупо проигнорировали волю правителя.

Президент ОСПЧТ ткнул длинным пальцем в сторону сидевших в зале делегатов.

– Какие улики были против Дома Ришезов? – крикнул с места какой-то аристократ.

– Мы имеем на этот счет слово императора Коррино. Для нас этого вполне достаточно. – Президент ОСПЧТ помолчал, дав своим словам отчетливо прозвучать во враждебном молчании зала. – Кроме того, в тайном заседании мы все видели голографический фильм о хранилище пряности на Короне, откуда конфисковали контрабандную меланжу.

Президент сошел с подиума, но потом вернулся и добавил:

– Позиция императора юридически обоснована, и вы не можете обвинять его, пытаясь тем самым прикрыть собственные преступления. Если вы нарушаете эдикт о хранилищах пряности, то делаете это по собственной злой воле. Прерогатива императора – использовать любые средства для поддержания политической и экономической стабильности, опирающейся на исполнение закона.

Шаддам с трудом подавил улыбку. Анирул посмотрела на мужа, потом в зал, на толпу непокорных представителей Ландсраада.

Наконец Били Ридондо позвонил в колокольчик, чтобы восстановить порядок. Глядя на собравшихся аристократов, он громко провозгласил:

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru