Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

***

Простота – самое сложное из всех понятий.

Ментатская головоломка

Император сидел в одиночестве в одном из своих личных банкетных залов. Благодарение Богу, рядом не было его жены. Он исходил слюной в ожидании обеда из шести блюд, который ему должны были с минуты на минуту подать. Сейчас он хотел только покоя, не желая вникать в проблемы и политику. Он не желал даже слушать истории о войнах, которые так часто рассказывал ему старый вояка верховный башар Зум Гарон. Никаких забот, это будет его личный праздник уединения. Сообщения об уничтожении Короны и просмотра голографического фильма об этом событии было достаточно, чтобы возбудить аппетит императора.

Первый поднос, украшенный серебряной сканью, внесла вполне зрелая молодая женщина. Запели фанфары, возвестив появление трех шампуров, с насаженными на них слегка приправленными кусками слинины, приготовленными по всем правилам высокого кулинарного искусства, ставшими украшением подноса. Прислужницы по одному снимали куски мяса с шампуров и каждая, грациозно приседая, отправляла очередной кусок в августейший рот императора. Мясо, пикантное, как и нежнейший, сочный сыр, своим ароматом оживило вкусовые сосочки языка.

Сардаукарские стрелки держали на прицеле прислужниц, на случай, если кто-нибудь из них попробует использовать затупленный шампур как орудие убийства.

Юноша, покрытый золотистым загаром, налил императору бокал кларета, источавшего богатейший букет. Шаддам отпил немного вина между порциями мяса, а прислужницы ждали, когда он насладится напитком, держа наготове следующие куски мяса. Шаддам сделал глубокий вдох, ощутив аромат духов, который источали прислужницы. Декаданс. Вот что в действительности значит быть императором. Он вздохнул и жестом приказал внести следующую перемену.

Следующее блюдо состояло из сочных, особым образом обжаренных ракообразных, многоногих, но безглазых животных, которые водились только в подземных источниках Бела Тегез. Соус был очень простым – он был составлен из масла, соли и чеснока, – но вкус имел просто восхитительный. Две соблазнительные девицы нанизывали на платиновые вилки кусочки нежного мяса и кормили им императора.

Не успели подать следующее блюдо, как в банкетный зал ворвался граф Хазимир Фенринг, расталкивая стрелков и не обращая ни малейшего внимания на их смертоносное оружие.

Шаддам вытер губы салфеткой.

– Ах это ты, Хазимир! Когда ты вернулся? Тебя так долго не было.

Фенринг едва сдержал душившую его ярость.

– Вы разрушили Корону, хм-м? Как вы могли это сделать, не посоветовавшись прежде со мной?

– Члены Ландсраада могут подавать сколько угодно жалоб, но нам удалось поймать Ришез с поличным.

Шаддам ни разу не видел своего старого друга в таком гневе. Император перешел на тайный язык, который товарищи по играм изобрели еще в детстве, чтобы слуги не могли понять, о чем идет речь.

– Успокойся, или я никогда больше не приглашу тебя в Кайтэйн. Мы же обсудили этот вопрос и решили, что должны расчистить рынок для амаля, потеснив меланжу. На Короне мы избавились от весьма крупного незаконного хранилища.

Фенринг стремительно скользнул к столу и уселся рядом с императором.

– Но ты применил атомное оружие, Шаддам. Ты не только напал на Великий Дом, ты еще осмелился применить запрещенное оружие! – Он с силой стукнул кулаком по столу.

Шаддам сделал знак рукой, и девушки мгновенно выпорхнули из зала вместе с подносом вкуснейших раков. В этот момент в зал поспешно вошел мальчик с золотистым медом, но Шаддам жестом прогнал и его и сделал знак нести третье блюдо.

Император решил не повышать голос.

– Великая Конвенция запрещает использовать ядерное оружие только против людей. Хазимир, я же использовал его, чтобы уничтожить рукотворную конструкцию, лабораторный спутник, где Ришезы хранили свою контрабандную пряность. Я действовал в полном соответствии со своим правом.

– Но при этом погибли сотни, если не тысячи, людей. Шаддам равнодушно пожал плечами.

– Они были предупреждены. Если они не захотели вовремя эвакуироваться, то почему я должен нести за это ответственность? Просто тебе не нравится, что я принимаю решения без твоего совета, Хазимир. – Фенринг начал закипать, но император лишь ослепительно улыбнулся. – Смотри, нам несут следующее блюдо.

Двое сильных мужчин внесли тонкую каменную плиту, на которой лежал зажаренный императорский павлин, обложенный ароматическими травами. Коричневая корочка потрескивала от жара.

Прислужницы внесли чистую тарелку, серебряные приборы и хрустальный бокал для графа Фенринга.

– Ты хотя бы позаботился о юридическом обосновании своего нападения, хм-м? Просто для того, чтобы было что отвечать суду Ландсраада.

– Лично мне и без этого все ясно и очевидно. Верховный башар Гарон привез голографический фильм о Короне. Доказательства неопровержимы.

Преувеличенно сдерживая нетерпение, Фенринг сказал:

– Вы хотите, чтобы я добыл настоящие доказательства, сир? Должен ли я проконсультироваться с вашими адвокатами и ментатами?

– О, то есть я хотел сказать, что да. – С этими словами Шаддам вонзил зубы в первый кусок мягкого жаркого, проглотил его и с удовольствием облизал губы. – Отведай, Хазимир.

Граф положил на свою тарелку порцию жареной птицы, но к еде не притронулся.

– Ты слишком сильно волнуешься. Кроме того, я – император и могу делать то, что мне нравится.

Фенринг посмотрел на Шаддама своими большими глазами.

– Не потому ли ты император, что тебя поддерживают такие могущественные силы, как Ландсраад, ОСПЧТ, Космическая Гильдия, Бене Гессерит и другие, хмм-а? Не лишат ли они тебя всего достояния, если ты вызовешь их недовольство?

– Они не осмелятся, – ответил Шаддам и понизил голос. – Кроме того, я единственный мужчина из Дома Коррино.

– Но есть много достойных аристократов, готовых жениться на твоих дочерях и продолжить династию! – Фенринг снова ударил кулаком по столу. – Позволь мне уладить это дело, Шаддам. Я думаю, тебе надо выступить в Ландсрааде не позднее, чем через два дня. Они станут громко роптать. Ты должен представить им обоснования своих действий, и, кроме того, надо заручиться поддержкой максимально возможного числа членов Ландсраада. В противном случае, помяни мои слова, дело закончится мятежом.

– Да, да, конечно. – Шаддам снова обратил свое внимание на еду и щелкнул пальцами. – Ты не останешься попробовать следующую перемену, Хазимир? Нам подадут запеченного канидарского кабана. Тушу сегодня рано утром доставили специальным рейсом Гильдии.

Фенринг решительно отодвинул тарелку и встал.

– Ты задал мне слишком много работы. Придется приступить к ней немедленно.

***

Закон всегда склонен защищать сильного и угнетать слабого. Зависимость от силы разъедает юстицию.

Принц Рафаэль Коррино. Учение о цивилизации

Барон Харконнен всей душой ненавидел надменного премьера Калимара, но не ожидал, что Шаддам применит атомное оружие против Дома Ришезов. Подумать только, атомное оружие! Получив на Арракисе эту новость, барон испытал смешанные чувства, главным из которых был страх за собственную безопасность. Перед лицом такого императорского усердия никто не мог чувствовать себя спокойно, особенно Дом Харконненов, которому было что прятать от закона.

Пользуясь плавающими подвесками, барон расхаживал по залу стратегического штаба в Карфаге, изредка поглядывая в выпуклое окно из армированного плаза. Лучи палящего пустынного солнца лились в помещение, отфильтрованные теплозащитными двухсантиметровыми стеклами.

Приглушенные толстыми плитами плаза и шумом контрольных систем безопасности, с улицы до слуха барона доносились звуки приготовлений к параду, который должен был вскоре начаться на главной площади. Вблизи главного здания выстраивались войска, которые пройдут церемониальным маршем под знойными лучами солнца в полной синей форме.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru