Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

***

Другая Память – это безбрежный и бескрайний океан. Он может помочь только членам нашего Ордена, и то на его условиях. Сестра навлекает на себя большие неприятности, если пытается использовать внутренние голоса Другой Памяти для своих личных нужд. Это то же самое, что стараться использовать море как свой личный плавательный бассейн, что невозможно даже на несколько мгновений.

Кодекс Бене Гессерит

Граф Хазимир Фенринг наконец вернулся в свои апартаменты в Кайтэйне, завершив многотрудное дело – испытание проб искусственной пряности на навигаторах двух лайнеров Космической Гильдии. Проснувшись, он повернулся на бок и с удовольствием осмотрел роскошно убранную спальню. Интересно, подумал он, как скоро будут ясны результаты? Спрашивать об этом напрямую представителей Гильдии было рискованно, поэтому придется наводить справки окольными путями.

Затуманенными сном глазами граф оглядел золотую филигрань на стенах и потолке, картины старинных мастеров и экзотическую резьбу чин-до. Да, здесь было намного более воодушевляющее место, чем засушливый Арракис, чесоточный Икс или утилитарный Джанкшн. Правда, еще более впечатляющей красотой отличалось милое личико его жены Марго, но она давно встала и покинула супружескую постель.

После утомительного путешествия, пересадок из лайнера в лайнер, граф вернулся домой за полночь, но Марго, применив свою методику соблазна, сумела одновременно возбудить и успокоить мужа. Он уснул под утро, убаюканный ее умелыми руками…

Граф не был в столице империи больше трех недель и мог только представить себе, сколько глупостей успел натворить

Шаддам за это время. Надо будет устроить встречу с другом детства и обсудить положение. Хотя Фенринг не собирался до поры до времени рассказывать императору о случае с лицеделом. Министр по делам пряности хотел сначала свести с Аджидикой свои личные счеты, и это будет большое удовольствие, о котором следует пока помалкивать. Только потом он обо всем расскажет Шаддаму, и они весело посмеются над этим случаем.

Сначала надо удостовериться в том, что работа мастера-исследователя увенчалась успехом. Все зависит от качеств амаля. Если отчеты Аджидики окажутся липовыми, то мастеру не следует ждать пощады. Если же успех окажется несомненным, то прежде чем приступить к пыткам, Фенрингу придется выяснить весь ход технологического процесса.

Два его чемодана, прикрепленные к воздушным подвескам, до сих пор стояли на широком туалетном столике и были открыты. Фенринг вздохнул, потянулся и встал с кровати. Зевая, он вошел в ванную, где ему поклонилась служанка – фрименка Мапес. Женщина поклонилась, правда, не слишком низко. Фрименка носила белое платье, которое открывало ее загорелые, покрытые шрамами руки. Фенринга не слишком интересовали ее личные качества, но она была хорошей служанкой и удовлетворяла его как работница, хотя и была начисто лишена чувства юмора.

Он снял трусы и бросил их на пол. Мапес, скривившись, подняла их и положила в ящик грязного белья, прикрепленный к стене. Надев защитные очки, Фенринг голосом включил мотор ванны. Мощный поток горячей воды окатил его усталое тело, приподняв его в воздух. Гидромассажная ванна заработала в полную силу. На Арракисе такая роскошь была непозволительной даже для полномочного министра по делам пряности. Фенринг закрыл глаза. Какое умиротворение…

Вдруг он проснулся. Какое-то чувство подсказало ему, что он упустил сегодня утром несколько важных деталей. Свои чемоданы он ночью оставил на полу, намереваясь распаковать их утром. Но сейчас чемоданы были открыты и стояли на туалетном столике.

В одном из чемоданов была спрятана проба амаля.

***

Мокрый и голый, Фенринг буквально ворвался в спальню. Служанка-фрименка вынимала из чемоданов белье и предметы туалета, укладывая их на место.

– Оставьте это на потом, Мапес. М-м-м, я позову вас, когда вы мне понадобитесь.

– Как скажете. – У Мапес был гортанный, скрипучий голос, словно песок и ветер безнадежно повредили ей голосовые связки. Она неодобрительно посмотрела на лужи воды, оставленные графом. Ее больше возмутил не беспорядок, а бесполезная трата драгоценной влаги.

Однако потайное отделение чемодана оказалось пустым. Встревоженный Фенринг окликнул вышедшую служанку:

– Где мешочек? Я клал его в чемодан.

– Я не видела никакого мешочка, сэр.

Граф принялся лихорадочно рыться в чемоданах, перевернул их и вытряхнул на пол все их содержимое. Его бросило в пот.

Как раз в этот момент вошла Марго, неся поднос с завтраком. Увидев голого мужа, она вскинула брови и одобрительно улыбнулась.

– Доброе утро, дорогой, или мне лучше сказать, добрый день? – Она посмотрела на настенный хронометр. – Хотя нет, до полудня осталась еще целая минута.

На Марго было надето платье из сверкающего парашелка со светло-желтыми живыми иммианскими розами, вплетенными в ткань и придававшими ей тонкий аромат.

– Это ты вытащила из моего чемодана зеленый мешочек?

Такая квалифицированная Сестра Бене Гессерит, как Марго, несомненно, могла без труда обнаружить и более ловко устроенный тайник.

– Я думала, что ты привез его мне в подарок, дорогой. Мило улыбнувшись, она поставила поднос на ночной столик.

– Знаешь, на этот раз у меня было очень нелегкое путешествие, и я…

Марго притворилась рассерженной и надула губки. Она еще утром заметила на мешочке крошечный символ, литеру "а" тлейлаксианского алфавита.

– Куда ты его дела, хм-м?

Несмотря на слова Аджидики, граф не очень-то верил в безвредность амаля и полагал, что это вещество может оказаться не только вредным, но и прямо ядовитым, а поэтому предпочитал испытывать его на других, а не на себе или своей жене.

– Не волнуйся об этом мешке сейчас, мой дорогой. – Серо-зеленые глаза Марго соблазнительно заблестели. – Ты хочешь позавтракать до или после того, как мы возобновим наши ночные занятия? – Она начала наливать ему кофе.

Притворившись беззаботной, Марго решила в постели проверить, насколько напряжен и взволнован ее муж. Фенринг вытащил из шкафа потрепанную дорожную сумку.

– Скажи, куда ты дела мешочек, и я сам возьму его. Оглянувшись от шкафа, граф увидел, как Марго поднесла к губам чашку.

Кофе с пряностью… спрятанный мешочек… амаль!

– Стой! – Фенринг стремительно подлетел к жене и выбил из ее руки чашку кофе. Горячая жидкость разлилась по ковру ручной работы, запачкав и светло-желтое платье. Живые цветы съежились.

– Ты потратил всю пряность, дорогой. – Она была ошеломлена, но старалась сохранить присутствие духа.

– Я уверен, что ты высыпала в кофе не всю пряность, хм-м? Где остаток меланжи, которую ты нашла? – Он попытался взять себя в руки, понимая, что и так выдал слишком много.

– Пряность у нас на кухне. – Она смотрела на мужа пристальным взглядом воспитанницы Бене Гессерит. – Почему ты так странно себя ведешь, мой дорогой?

Ничего не ответив, Фенринг вылил остатки кофе в кофейник и, схватив его, выбежал из спальни.

Придав лицу суровое выражение, Шаддам встал у входа в покои Анирул, скрестив руки на груди. Доктор Сук с завязанными в конский хвост волосами встал рядом с императором. Вещающая Истину Мохиам отказалась впустить их в спальню.

– Только врачи Бене Гессерит могут лечить некоторые недомогания, сир.

***

Доктор Сук, мужчина с румяным лицом, широким приплюснутым носом и покатыми плечами почти выплюнул в лицо Мохиам гневную тираду:

– Не надо думать, что Община Сестер понимает в медицине больше, чем врачи, прошедшие внутренний цикл обучения в Школе Сук.

Шаддам скорчил недовольную гримасу.

– Вы говорите бессмыслицу. После безобразного поведения в зоопарке моя жена нуждается в особом уходе.

Император только притворялся озабоченным. На самом же деле его больше интересовал доклад верховного башара, который с минуты на минуту должен был прибыть с Короны во главе своей военной флотилии. Каким увлекательным будет его рассказ!

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru