Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

– Кажется, я слышал, что император назвал преступлением хранение таких количеств пряности, – с улыбкой крикнул Стилгар своим товарищам. – Разве это не честь, помочь Коррино в поддержании справедливости? Может быть, Лиету стоит попросить Шаддама объявить нам благодарность.

Рассмеявшись злой шутке, Тьюрок развернул громоздкое судно и завис на малой высоте над землей. Фримены забрались на борт, таща с собой извивающихся, искалеченных харконненовцев.

Нагруженный орнитоптер медленно пролетел над деревней, но увеличил скорость, как только вылетел в открытую пустыню и направился в сторону ближайшего сиетча. Прислонившись спиной к вибрирующей стойке, Стилгар внимательно вгляделся в лица своих утомленных бойцов. Посмотрел он и на обреченных пленников, которым вскоре предстояло навсегда успокоиться в объятиях мучительной смерти. Стилгар улыбнулся своим людям, которые сняли маски, обнажив обветренные бородатые лица. В тусклом свете каюты орнитоптера их глаза с голубыми белками сияли торжеством.

– Пряность и вода для племени, – сказал Стилгар. – Неплохая добыча для одного дня.

Рядом с ним застонал и открыл глаза один из плененных солдат. Это был тот самый испуганный юноша, которого Стилгар приметил с самого начала. Охваченный жалостью, Стилгар решил, что этот несчастный изведал уже достаточно мук, и, обнажив крис, молниеносно перерезал молодому солдату горло, приложив затем к ране губку, чтобы сберечь драгоценную воду.

Другие харконненовцы не дождутся такой милости.

***

Удивительно, насколько глупы могут быть люди, собранные в группы, особенно если эти группы без рассуждения следуют за своими лидерами.

Государство: взгляд Бене Гессерит. Любое государство есть не более чем абстракция

Императорский флот прибыл на Корону без предупреждения. Это была уже вторая операция объявленной Шаддамом Великой Меланжевой Войны. Восемь боевых крейсеров и фрегатов. Это была демонстрация силы более внушительная, чем та, в ходе которой были уничтожены самые густонаселенные города Зановара.

Военные корабли подошли к Короне и для начала произвели короткое расследование. По системе связи верховный башар Зум Гарон огласил свой ультиматум.

– Мы здесь по приказу падишаха императора. Вы, Дом Ришезов, обвиняетесь в незаконном хранении не внесенной в регистрационные документы меланжи, чем нарушили законы, установленные имперским судом и судом Ландсраада.

Суровый командующий замолчал в ожидании ответа. Посмотрим, насколько виноватыми они себя чувствуют.

Из административных корпусов Короны раздались протестующие вопли, дублированные минутой спустя из правительственных кабинетов столицы Ришезов.

Стоя в командной рубке флагмана, верховный башар отказался принимать во внимание этот бессвязный лепет. Он снова заговорил в микрофон полевой связи.

– По приказу его высокочтимого величества императора Шаддама Четвертого мы произведем обыск для обнаружения контрабандной меланжи. При ее обнаружении вся пряность будет конфискована, а станция Корона полностью уничтожена. Таков приказ императора.

Два императорских фрегата скользнули в причальные доки. Ришезианские глупцы попытались заблокировать ворота остальных доков, но в этот момент два крейсера открыли огонь, разнеся вдребезги ворота и разметав в космосе воздух, имущество и мертвые тела.

Заскрежетали причальные вороты военных кораблей, и крючья, вонзившиеся в створки ворот доков, открыли причалы закрытого корпуса искусственного спутника планеты. Гарон передал следующее предупреждение:

– Любое сопротивление будет подавлено чрезвычайными методами. Мы даем вам два часа на эвакуацию Короны. Если мы найдем нужным уничтожить спутник, то все оставшиеся на нем по истечении срока ультиматума также будут уничтожены.

Выйдя из командной рубки, Зум Гарон спустился на причальный уровень. На Короне не было средств сопротивления императорским сардаукарам. Впрочем, таких средств не было ни у кого в Известной Вселенной.

Ветеран ввел в помещения лабораторий целый полк своей отборной гвардии. В металлических коридорах начали звенеть сигналы тревоги, замигали лампочки, завыли сирены. Изобретатели, техники и лаборанты начали грузиться в эвакуационные суда. Стоя на высоком помосте, башар приказал своим солдатам разделиться на группы и начать обыск. Те же отлично понимали, что для успешного поиска придется задержать и подвергнуть пытке несколько человек из персонала станции.

Из лифта административного центра, словно пушечное ядро, выкатился человек с цветущим круглым лицом и бросился к начальнику сардаукаров.

– Вы не можете сделать это, сэр! Я – директор лабораторий Флинто Киннис, и говорю вам, что двух часов явно мало. У нас нет достаточного количества судов. Только для людей придется вызывать корабли с Ришеза, не говоря уже о ценнейшем оборудовании. Для эвакуации потребуются по меньшей мере сутки.

На обветренном лице Гарона не было ни малейшего сочувствия.

– Никто не смеет обсуждать приказы императора или не подчиняться им в какой бы то ни было форме.

***

Он кивнул своим солдатам, и те, открыв огонь, разрезали напополам несчастного директора, который продолжал, размахивая руками, что-то доказывать.

Солдаты углубились на территорию гигантской лабораторной станции.

Однажды, частным образом пригласив Гарона на обед, император разоткровенничался и открыл башару свои истинные намерения. Император отчетливо понимал, что во время операции погибнет много гражданских лиц, но считал нужным преподать урок, подобный зановарскому, чтобы укрепить свои позиции.

– Единственное, чего я требую, – подчеркнул Шаддам, подняв палец, – это полного изъятия всей контрабандной меланжи, какую вам удастся найти. Достаточное количество пряности заткнет рты ОСПЧТ и Гильдии.

Он улыбнулся, довольный своим планом.

– Потом с помощью ядерного заряда уничтожьте Корону.

– Сир, использование атомного оружия запрещено законом…

– Чушь! Мы дадим им шанс эвакуироваться, и акция сведется просто к уничтожению железной космической конструкции. Корона – это всего-навсего орбитальная пылинка.

К удивлению Шаддама, ему не удалось сразу убедить в этом Гарона.

– Не утруждайте себя юридическими нюансами, башар. То, чего я хочу, легче всего достигается взрывами ядерных зарядов. Это напугает Ландсраад больше, чем тысяча предупреждений.

Зум Гарон многое повидал на Салусе Секундус, славно воевал во время подавления эказского мятежа. Он знал, что приказы императора выполняются беспрекословно, без обсуждения, и в таком же духе воспитал своего сына, талантливого и подающего надежды Кандо.

В течение получаса к поверхности планеты вылетела первая группа эвакуационных судов. Ученые суетились, собирая протоколы опытов и невосполнимые разработки научных проектов. Многие потеряли слишком много времени на сборы, и когда вышли на причальные палубы, то обнаружили, что все корабли уже улетели.

Внизу, в «Триад-центре» премьер-министр Эйн Калимар в бессильной ярости требовал дополнительного времени, чтобы связаться с судом Ландсраада. Рядом с ним ломал руки и выкрикивал бессвязные мольбы престарелый граф Ильбан Ришез, но это тоже не возымело никакого действия. Одновременно ришезианцы пытались запустить с планеты спасательные корабли, но время шло, и начальник сардаукаров очень сомневался, что эти корабли смогут прибыть вовремя.

Тем временем солдаты продолжали методично обыскивать лабораторные помещения в поисках предполагаемого незаконного хранилища меланжи. Недалеко от бронированного центрального помещения Короны они обнаружили двух ополоумевших от науки изобретателей: лысого ученого с покатыми плечами и погруженного в себя человека с сумасшедшими глазами, казалось, продолжавшего свои изыскания, не обращая внимания на происходящее.

Этот последний шагнул вперед, пытаясь прийти в себя и вразумить Гарона.

– Сэр, я работаю над одним жизненно важным проектом и должен вывезти отсюда все мои записи и хрупкие опытные образцы. Эту работу нельзя провести в другом месте, а ее результаты могут оказать влияние на судьбу империи.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru