Пользовательский поиск

Книга Дюна: Дом Коррино. Содержание - ***

Кол-во голосов: 0

***

Минутная оплошность может стоить жизни.

Оружейный мастер Фредре Гиназ

Лайнер Космической Гильдии вынырнул из свернутого пространства в неверной точке и на огромной скорости вошел в плотные слои атмосферы Валлаха IX.

Ошибка навигатора.

Огромный, как комета, корабль вспорол атмосферу, издавая невероятный скрежет и рев. Внешний корпус расплавился от трения о воздух. Пассажиры не успели даже вскрикнуть.

В течение многих столетий планета Ордена Бене Гессерит охранялась от нашествий защитными экранами, способными уничтожить любой корабль, без разрешения приблизившийся к ее поверхности. Исполинский корабль был обречен в тот момент, когда соприкоснулся с первым, внешним уровнем энергетического защитного поля.

Потерявший управление лайнер шипел от жара, теряя металлическую оболочку, которая слетела с него, как шелуха с луковицы. Мелкие осколки пронзили атмосферу и ударили по земле, как выпущенная из множества орудий шрапнель. Остатки лайнера оказались разбросанными по площади в тысячи квадратных километров.

У навигатора не было ни малейшего шанса дать сигнал бедствия или сообщить что-либо до того момента, когда его корабль перестал существовать.

Когда на центральный пульт стали поступать первые сигналы с защитного поля, сообщившие о гибели лайнера Космической Гильдии, Верховная Мать Харишка немедленно составила послание, которое надо было отправить на Джанкшн. К несчастью, сделать это можно было только после прибытия другого лайнера, а к тому времени Гильдия, вероятно, будет знать о катастрофе из других источников.

Тем временем, уже через несколько часов после катастрофы, происшедшей в ранние утренние часы, Сестра Кристэйн во главе команды послушниц высадилась на месте катастрофы, в глуши, едва обозначенной на карте. Сестры начали работу в высокогорном районе, куда упал самый крупный фрагмент лайнера.

Сестра Кристэйн прищурила свои темные глаза от ослепительного блеска девственно-белого снега и осмотрела оставшиеся в месте столкновения трещины и воронки на изъеденной ветрами поверхности вечно холодных гор. Снег и лед растаяли вокруг искореженных и изломанных металлических частей корпуса и обшивки космического судна. От наиболее крупных обломков к небу до сих пор поднимались струи горячего пара. С помощью резаков и сварочных аппаратов рабочая команда могла бы вскрыть некоторые обломки и добраться до скрытых в раскаленной массе тел, но Кристэйн сомневалась, что стоит тратить на это усилия. Здесь не могло быть ни одного уцелевшего человека.

Сестру всю жизнь обучали искусству спасения в чрезвычайных ситуациях, но сейчас ей нечего было делать, она могла только наблюдать. Этот лайнер был обречен в момент, когда вышел из свернутого пространства.

Кристэйн пока не была Преподобной Матерью, поэтому она не обладала доступом к Другой Памяти многих предшествовавших поколений. Однако во время встречи у Верховной Матери, когда обсуждался план действий, Харишка сказала, что такого не было тысячи лет. Во всяком случае, Сестры Другой Памяти не помнили такой катастрофы.

В истории были известны случаи, когда навигаторы допускали незначительные ошибки в расчетах, но крупные провалы случались редко, в анналах Космической Гильдии сообщалось о десятке таких случаев с момента основания Гильдии, которая существовала уже более десяти тысяч Лет. Во времена последних битв Джихада существовал определенный риск использования свернутого пространства при перелетах, но когда были открыты свойства меланжи стимулировать предзнание, межзвездные путешествия стали практически безопасными.

Происшедшая трагедия наложит свой отпечаток на жизнь многих последующих поколений, вызвав мощный отголосок во всех концах необъятной империи.

***

Два дня спустя на Баллах IX прибыли инспекторы и спасатели Космической Гильдии. На поверхность планеты высадились многочисленные команды и соединения. Тысячи рабочих с тяжелым инструментом и оборудованием. Люди разрезали на части металлические обломки и отсылали на анализы образцы. Сестры хотели соблюсти свои тайны, представители Гильдии – свои, не желая оставлять на чужой планете ни одного остатка секретного космического судна и его содержимого.

Кристэйн разыскала человека, руководившего операциями Гильдии на месте катастрофы. Им оказался крупный плотного телосложения мужчина в светло-зеленом комбинезоне с тесно посаженными глазами и толстыми губами. Внимательно присмотревшись, Кристэйн поняла, что этот человек ошеломлен масштабами трагедии.

– У вас есть какие-то конкретные подозрения, сэр? Можете ли вы каким-то образом объяснить происшедшее?

Мужчина отрицательно покачал головой. – Пока нет. Для того чтобы проанализировать все данные, потребуется время.

– Что еще вы можете сказать?

Несмотря на молодость, сестра-коммандо вела себя уверенно, властно задавая вопросы. Кроме того, она воспользовалась Голосом, заставив собеседника отвечать на вопросы рефлекторно.

– Это был один из кораблей класса «Доминик». Таких лайнеров всего два. Они были построены в последние дни правления Дома Верниусов, при этом были соблюдены все нормативы. Корабли эксплуатировались в течение двадцати лет и не имели никаких претензий.

Кристэйн посмотрела на него своими большими глазами.

– У вас есть основания считать, что конструкция лайнера вдруг по какой-то причине могла стать ненадежной?

Представитель Гильдии отрицательно покачал головой, изо всех сил, но безуспешно, стараясь сопротивляться воздействию Голоса. Лицо его исказилось, настолько сильно он не желал отвечать. Но силы были явно неравны.

***

– У нас пока не было времени установить подробности. Пока я воздержусь от каких-либо комментариев.

Когда действие Голоса прошло, представитель Гильдии очень разволновался из-за того, что успел сказать этой странной женщине, и поспешил отойти подальше от Кристэйн.

Сестра-коммандо принялась обдумывать возможные причины. При этом она смотрела, как тысячи рабочих фрагмент за фрагментом разбирают остатки погибшего лайнера. Скоро здесь не останется ни одного вещественного доказательства катастрофы. Вечными свидетелями катастрофы станут лишь ужасные зияющие вмятины на поверхности Валлаха IX.

***

Судьба и надежда редко говорят на одном языке.

Оранжевая Католическая Библия

Войдя в демонстрационный зал исследовательского павильона, Хайдар Фен Аджидика остановился у прозрачного купола. Разум его пел, заряженный энергией, представлявшиеся безграничными возможности сияли всеми цветами радуги.

В эту секретную комнату Аджидика входил, испытывая восторг и душевный трепет. Каждый раз он предвкушал, насколько вырос новый захваченный на Арракисе червь, который прожил в неволе уже несколько месяцев. Аджидика радовался, скармливая червю аджидамаль, который эта тварь поглощала с невероятной жадностью. На протяжении многих лет крошечные черви, которых привозили на Ксуттух, погибали сразу, как только лишались привычной обстановки Арракиса. Но этот выжил и, мало того, стал расти. Аджидика не сомневался, что такое чудо произошло только благодаря синтетической пряности.

Аджидика, проявив незаурядный иронический юмор, назвал лабораторного червя в честь покойного тлейлаксианского лидера.

– Давайте-ка посмотрим на вас, мастер Зааф, – произнес он с жестокой усмешкой. В это утро он и сам поглотил аджидамаля больше, чем обычно, добыв его непосредственно от втиснутого в лабораторный чан тела Мираль Алехем. Он чувствовал, как работает чудодейственное средство, усиливая в десятки и сотни раз его способности к мышлению и действию.

Славно!

Нажав кнопку в основании купола, мастер-исследователь принялся с нетерпением ждать, когда затуманенный плаз станет прозрачным. Вот под плазовой оболочкой проступили контуры червя. Стена колпака была осыпана песком, словно червь бушевал здесь в пароксизме судорог.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru