Пользовательский поиск

Книга Дюна. Батлерианский джихад. Содержание - * * *

Кол-во голосов: 0

На протяжении всех столетий, прошедших после свержения власти титанов и их унизительного поражения в битве с Омниусом, они все время изо всех сил старались восстановить свой утраченный статус властителей. Иблис, однако, полагал, что кимеки перехлестывают через край, воздвигая циклопические статуи и пирамиды только для того, чтобы чувствовать себя более важными и значительными. С напыщенным видом они расхаживали по Земле в своих гротескно-картинных, но устаревших механических телах, занимаясь, кроме того, разбойничьими военными набегами и завоеваниями.

Иблису было интересно, насколько россказни о великих деяниях титанов соответствуют действительности. В конце концов, разве можно оспаривать мнение тех, кто контролирует ход истории? Вполне возможно, что представители дикого типа людей, жившие на планетах Лиги, имели противоположный взгляд на завоевания титанов-кимеков.

Он вытер пот со лба и вдохнул кремнистый запах горячей пыли, поднятой со дна строительного котлована, взглянул на дисплей электронного блокнота, сверив ход работ с расписанием, и убедился, что все идет в строгом соответствии с планом.

У Иблиса было отличное зрение. Приглядевшись, он сразу заметил одного из рабочих, который, устроившись в тени стены, прилег поспать, хотя время отдыха еще не наступило. Улыбнувшись, Иблис снял с пояса «стимулятор», орудие, испускавшее импульсные лучи, и направил его на левую ногу провинившегося раба. Раб хлопнул ладонью по слегка обожженному месту и открыл веки, сонно хлопая глазами. Окончательно проснувшись, человек поднял голову и увидел высоко над собой Иблиса Гинджо.

– Ты что, хочешь узнать меня с плохой стороны? – зарычал Иблис. – Что будет, если Аякс решит посмотреть, как идет строительство, и увидит тебя спящим? Как ты думаешь, кого он убьет раньше – тебя или меня?

Совершенно ошарашенный раб встал и, пошатываясь спросонья, отправился к своим товарищам, которые, потея, тащили огромные камни, и с удвоенной энергией снова принялся за работу. Некоторые боссы прибегали к убийствам рабочих, делая это в назидание и устрашение другим, но Иблис не придерживался такой тактики и поклялся себе, что не будет делать этого никогда, так как считал такую систему порочной и расточительной. Он был уверен, что она только подорвет то магнетическое воздействие, которое он умел оказывать на подчиненных ему людей. Нет, Иблис просто демонстрировал свое разочарование, и пристыженный раб старался изо всех сил загладить свою вину, вдесятеро увеличив свое прилежание и трудолюбие.

Один раз в несколько дней Гинджо произносил перед рабочими импровизированные зажигательные речи. По такому случаю рабочие получали дополнительный паек воды и перерыв в работе. Этот подход стимулировал рабочих так, что потом они с лихвой наверстывали упущенное, трудясь с удвоенной энергией. Сам способ произнесения речей, построение фраз, подбор слов – все это вызывало у рабов прилив бодрости и трудового энтузиазма. Роптали лишь немногие, спрашивая, почему их должно волновать возведение еще одного не нужного им монумента, но роль лидера как раз и заключается в том, чтобы уметь убеждать.

Иблис ненавидел роботов-поработителей не меньше, чем его подчиненные, но научился тик искусно скрывать свои чувства, что власть имущие машины действительно полностью ему доверяли. Иногда в своих мечтах Иблис видел, как он уничтожает машинный всемирный разум и сам становится на его место. Тогда он перестанет быть каким-то доверенным человеком. Подумать только, он станет Иблисом Гинджо, правителем Вселенной, всезнающим и вездесущим!

Мысленно он одернул себя и очнулся от приятных, но глупых грез. Реальность – суровый учитель и беспощадный наставник. Такой же, как вид кимека на фоне безоблачного неба. Если Иблис не успеет вовремя закончить строительство пьедестала для обелиска, Аякс придумает для всей его команды и для него лично какое-нибудь экстравагантное наказание.

Руководитель работ не имеет права отставать от графика.

* * *

Каждый из нас влияет на поступки окружающих нас людей.

Ксавьер Харконнен. Заметки для подчиненных

В течение нескольких дней терсеро Ксавьер Харконнен засиживался допоздна, разрабатывая планы обороны Лиги. После ночи любви с Сереной – залогом их счастливого будущего – он целиком посвятил себя защите свободного человечества от мыслящих машинных монстров.

На Салусе он проводил практические занятия с личным составом, готовил и обучал будущих бойцов, выставил дополнительные корабли охранения на периметре системы защиты для того, чтобы укрепить передовую линию обороны, усилил сеть слежения, чтобы обеспечить разведку возможностью раннего обнаружения объектов, приближающихся к Салусе из открытого космоса. Инженеры и ученые разобрали и исследовали боевые механические корпуса кимеков, брошенные на руинах Зимин. Инженеры хотели найти в этих системах слабые или уязвимые места. Ксавьер всеми фибрами своей души, каждой клеточкой своих искусственных легких ненавидел мыслящие машины.

Он страстно желал как можно больше времени проводить с Сереной, иногда думая о том, куда они поедут в свое свадебное путешествие, но движимый гневом и чувством вины за происшедшее на Гьеди Первой, Ксавьер с головой погрузился в важную работу. Если бы он тогда сосредоточился на задачах своей миссии, а не бредил о Серене, как влюбленный школьник, то, возможно, сумел бы найти изъяны в обороне планеты и указал на них, дав возможность магнусу приготовиться к обороне. Даже если бы он тогда настоял на немедленном пуске вторичных защитных полей, то генератор разрушающего поля не допустил бы столь сокрушительной катастрофы. Но сейчас уже слишком поздно кусать себе локти по этому поводу.

Незначительная на первый взгляд ошибка могла привести к непоправимым катастрофическим последствиям. Ксавьер поклялся себе, что никогда, ни под каким видом, ни по каким причинам не станет пренебрегать своими обязанностями. Серена поймет его, если ему придется из-за этого проводить с ней меньше времени.

На экстренных заседаниях главного штаба была выработана новая военная стратегия Армады, предусматривавшая объединение ресурсов наличных военных космических кораблей всех формирований милиции и внутренней гвардии планет Лиги. В деталях обсуждались оборонительные потребности и тактическое значение каждой планеты. Был изменен набор солдат и офицеров в Армаду. На военные рельсы были переведены предприятия, выпускавшие ракеты и вооружение.

Ксавьер надеялся, что этих мер будет достаточно.

На стенах его кабинета в верхнем этаже здания Объединенного штаба висели полные карты звездного неба. Все рабочие столы были завалены распечатками и донесениями нижестоящих штабов. Каждый шаг по реорганизации оборонительных систем и вооруженных сил утверждался начальниками Объединенного штаба, которые затем обсуждали эти меры с вице-королем Батлером.

Когда Ксавьеру удавалось поспать, он обычно ложился у себя в кабинете или в подземном бункере. Иногда он по нескольку дней не возвращался домой в имение Танторов, и мать часто посылала к нему на службу маленького Вергиля с любимыми кушаньями Ксавьера.

Как это ни странно, но Серена не давала о себе знать. Он не имел ни малейшего представления о том, где она находится и чем занимается. Для себя Ксавьер решил, что она по горло загружена своими жизненно важными делами. Молодые любовники были очень похожи своей одинаковой способностью видеть важные приоритеты и независимо им следовать, не оглядываясь на другого.

Решив во что бы то ни стало оживить и реформировать оборонительную систему Лиги, Ксавьер потерял представление о времени и жил на стимулирующих таблетках и возбуждающих напитках. Он перестал замечать течение времени, порой не понимая, который час, и зная только, на какой срок назначено следующее важное совещание штаба. Вот и сейчас он, прищурившись от утомления, посмотрел в окно на расстилавшийся внизу мирный город, освещенный фонарями, свет которых тепло мерцал в непроглядной темноте. Давно ли наступила ночь? Часы летели, словно мелкие щепки, несущиеся с вершины холма в бурном весеннем потоке.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru