Пользовательский поиск

Книга Дюна. Батлерианский джихад. Содержание - * * *

Кол-во голосов: 0

* * *

Снова и снова, без устали поднимаясь, как приливная волна, религия разрушает великие империи, подтачивая их изнутри.

Иблис Гинджо. Набросок плана джихада

Покоренная планета Земля стала самым подходящим местом для установки грандиозных монументов, прославляющих великие (как им самим казалось) деяния титанов.

Руководитель работ шагал вдоль высокой деревянной платформы, на которой трудились люди, возводившие еще одно циклопическое воплощение суетного, исполненного гордыни порождения нездорового воображения кимеков. Люди были хорошими мастерами и преданными помощниками, но сама работа казалась руководителю совершенной бессмыслицей. Украшенный орнаментом пьедестал будет закончен и укреплен специальными высокопрочными дугами, на нем установят колоссальную статую идеализированного, давно утраченного человеческого облика титана Аякса.

Иблис Гинджо был одним из самых ценных доверенных людей на Земле и очень серьезно относился к своей работе. Сейчас он внимательно следил за толпами рабов, которые, словно муравьи, трудились далеко внизу. Иблис убеждал их проявлять прилежание, подстегивая их старание и скрупулезность умело подобранными словами и материальными поощрениями, хотя в глубине души он сам считал преступлением растрачивать ценную энергию, верность и соленый пот тяжкого труда на такого бессердечного и жестокого быка, как Аякс.

Но что делать, такова жизнь. Каждый человек должен безропотно исполнять свою роль в механизме гигантской машины цивилизации. Иблис был обязан обеспечивать бесперебойную работу этой машины – по крайней мере на вверенном ему участке.

Непосредственная инспекция и слежение за ходом работ не входили в круг должностных обязанностей руководителя, так как подчиненные ему доверенные люди точно так же могли стоять здесь под палящими лучами солнца и надзирать за рабами. Но Иблис предпочитал это занятие всем другим своим обязанностям. Зная, что он смотрит на них, рабы работали с гораздо большим усердием. Иблис Гинджо испытывал чувство гордости, видя, что могут совершить люди, если ими умело управлять, а сами рабы искренне желали доставить удовольствие своему начальнику.

Если бы он не находился сейчас здесь, то ему пришлось бы проводить множество утомительных часов, следя за подготовкой рабов и их распределением по разным рабочим командам. Часто попадались необузданные особи, к которым надо было применять особые методы обучения и воспитания. А ведь были и такие, кто ожесточенно сопротивлялся, чем создавал массу проблем, мешавших гладкому течению производственных процессов.

Эразм, этот странный независимый и эксцентричный робот, недавно издал приказ подвергать исследованию каждого нового пленного хретгира с планеты Гьеди Первая, обращая особое внимание на тех особей человеческого вида, которые проявляли признаки независимости и тенденцию к лидерству. В обязанности Иблиса входило поставлять роботу кандидатов для исследований, естественно, не привлекая при этом внимания к своей скромной персоне.

Иблису не было никакого дела до собственных целей Омниуса, но, качественно справляясь со своей работой, он получал за это некоторые преимущества и вознаграждения, которые делали жизнь вполне сносной. Вознаграждения Иблис справедливо распределял среди членов команд.

У Иблиса была внешность настоящего мужчины. Он отличался атлетическим сложением, широким лицом и густыми волосами, пряди которых непослушно падали ему на лоб. Он знал, что лучшими орудиями побуждения и манипулирования людьми являются щедрые обещания, а не грубые угрозы. С помощью этих инструментов он мог выжать из рабов больше, чем любой другой доверенный босс. Еда, дополнительные дни к отпуску, сексуальные утехи с предназначенными для размножения рабынями – все это он умело использовал для создания надлежащих мотиваций к труду. Несколько раз Иблису поручали выступать с докладами на тему воспитания рабов в школе для доверенных людей, но его технология так и не получила широкого распространения среди других привилегированных людей.

Большинство начальников команд больше полагались на лишение и пытки, но Иблис считал это пустой тратой ценного человеческого материала. До своего высокого положения он смог подняться исключительно благодаря своим личностным качествам и тому уважению, которое он сумел внушить своим рабам. Даже самые трудные представители рода человеческого неизбежно со временем подчинялись воле Иблиса. Машины оценили эту врожденную способность, и Омниус предоставил Иблису полную свободу действий.

Оглядевшись, Иблис насчитал полдюжины монолитов, расположенных на вершине холма Форум. На каждом пьедестале возвышалась исполинская статуя одного из двадцати титанов, начиная с Тлалока, за которым следовали Агамемнон, Юнона, Барбаросса, Тамерлан и Александр. Скоро здесь займет свое место и громадное изваяние Аякса, и не потому, что он был важнее прочих, но потому, что он был самым нетерпеливым. Данте и Ксеркс могли и подождать.

Иблис не мог припомнить имена остальных титанов, но каждый раз, когда воздвигали очередную статую, ему приходилось узнавать нечто большее, чем он сам хотел. Работа никогда не кончалась. Иблис лично участвовал в установлении всех этих помпезных статуй – сначала как простой раб, а затем как руководитель команды.

Стоял конец лета, но было жарче, чем обычно в это время года. Струи горячего воздуха, похожие на пляшущих чертей, знойным маревом поднимались от крыш домов вокруг Форума. Под ногами Иблиса, на пыльной строительной площадке, копошились рабочие, одетые в коричневые, серые и черные комбинезоны. Эта немаркая и прочная одежда не требовала ни частой стирки, ни ремонта.

Далеко внизу, под платформой, на которой стоял Иблис, какой-то босс выкрикивал свои распоряжения. Надзирающие роботы сновали между рабами, не делая никаких попыток помочь изнемогавшим от тяжести людям. В воздухе летали наблюдательные жучки – миниатюрные камеры, которые регистрировали все происходящее для передачи Омниусу. Иблис настолько привык к ним, что практически перестал замечать. Люди были трудолюбивыми, изобретательными и – в отличие от машин – гибкими в обучении, при условии, конечно, что у них были соответствующие побудительные мотивы и если эти качества вознаграждались. При умелом применении этот подход обеспечивал наилучшее поведение рабов. Мыслящие машины не понимали этих тонкостей, но Иблис знал, что каждое, пусть даже небольшое вознаграждение или поощрение в дальнейшем окупится сторицей.

По древней традиции люди часто пели за работой песни и устраивали веселые соревнования. Сейчас люди были молчаливы и угрюмы. Они были заняты установкой тяжеленных каменных монолитов на месте будущей статуи. Часто слышались проклятия и жалобы на тяжкий подневольный труд. Кимеки просто горели желанием скорее установить пьедестал, чтобы воздвигнуть на нем статую Аякса, которую ваяла где-то в другом месте другая рабочая команда. Каждая часть проекта выполнялась согласно жесткой схеме, при этом не допускалось никаких отклонений от сроков или стандартов качества.

Иблис был очень доволен, что его люди могут спокойно работать в отсутствие устрашающего и дотошного Аякса. Иблис не имел ни малейшего понятия, где мог находиться в настоящий момент этот титан, но мог только надеяться, что и в будущем он найдет себе других беззащитных жертв, оставив в покое его рабочих. У Иблиса была работа и расписание, которого следовало неукоснительно придерживаться.

По его мнению, эти монолиты были никому не нужны и бесполезны – кому интересны огромные обелиски, колонны, статуи и грогипетские фасады, украшавшие пустые здания? Но обсуждение целесообразности таких немыслимо трудоемких построек выходило за пределы его компетенции. Иблис хорошо понимал, что эти постройки выполняют важную психологическую функцию внушения страха перед узурпировавшими власть тиранами. Кроме того, такая работа давала возможность занимать рабов и позволяла им видеть ощутимые результаты своего труда.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru