Пользовательский поиск

Книга Достойные соперники. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

Известие как громом поразило Фландри.

— Это же война! — выдохнул он. — Мерсия не замедлит вступиться за Бетельгейзе, и мы будем вынуждены сражаться на два фронта!

— Да, но Имперский Совет решил, что только в этом случае у нас будет хоть какой-то шанс победить. Не сидеть же сложа руки, глядя, как Бетельгейзе переходит во владение врага.

Нам придется позаботиться о том, чтобы Сартаз и его приближенные не узнали от кого-нибудь о готовящемся вторжении. Мы должны всеми правдами и неправдами изолировать их во дворце. Захват монарха будет для Империи сокрушительным ударом, и Бетельгейзе капитулирует раньше, чем здесь окажутся мерсийцы.

В основном выполнение этой задачи ляжет на твои плечи, Доминик. И постарайся сделать так, чтобы моя скромная персона не привлекала внимания Айкарайка.

Она зевнула и, поцеловав Фландри, промолвила:

— А теперь пора спать, милый! Завтра у нас тяжелый день.

Эйлин уснула почти сразу. Фландри долго ворочался, потом встал и вышел на балкон. Он все еще не мог прийти в себя. Как могла старая, дышавшая на ладан Империя Терры решиться на такой шаг?!

Из сада донесся шорох шагов. Фландри глянул вниз и оцепенел от ужаса: по дорожке в сопровождении двух мерсийских охранников шел Айкарайк!

Церионит посмотрел на Фландри и многозначительно ухмыльнулся.

Он все узнал!

В последующие два дня Фландри работал так напряженно, как ему редко приходилось работать раньше. Для того чтобы у мерсийцев не было ни малейшей возможности получить аудиенцию у Сартаза, потребовалась целая сеть интриг. Кроме того, необходимо было предупредить своих сторонников из числа влиятельных лиц Альфзара, а также постоянно следить за тем, чтобы капризный монарх и его свита не затеяли очередной взбалмошной поездки за пределы столицы.

Фландри сильно вымотался в эти дни. В довершение всего он как-то странно себя чувствовал. Мысли путались, и требовались значительные усилия, чтобы сосредоточиться. У него появилась опасная привычка принимать все за чистую монету. Этого еще не хватало! Такого с ним не случалось никогда.

Айкарайк покинул дворец, как только узнал о готовящемся вторжении. Фландри был уверен, что мерсийцы что-то затевают, но ему пришлось с этим смириться. Отчасти он был даже доволен: отсутствие церионита давало ему и Эйлин большую свободу действий.

Он знал, что космические корабли Мерсии не смогут прибыть раньше, чем эскадра Терры, хотя местонахождение крупного боевого соединения невозможно скрыть от врага. Фландри до сих пор ломал голову над тем, как это удалось Терре. Он предполагал, что десант будет невелик, и это делало задачу захвата Альфзара чрезвычайно сложной.

Эйлин действовала самостоятельно. Он видел лишь, как она постоянно совещается с членом правительства Альфзара, выходцем с Терры, генералом Бронсоном. Очевидно, они разрабатывали план нейтрализации флота Бетельгейзе. Оставшиеся при дворе мерсийцы поглядывали на землян с вызовом и откровенной ненавистью, но почему-то не делали никаких попыток предупредить Сартаза о десанте. Может быть, им было просто не прорваться через подкупленных Фландри чиновников, а может быть, и это вероятнее всего, Айкарайк предложил лучший план. Во всяком случае выглядели они уверенно, чего нельзя было сказать о людях. Напряжение росло.

Казалось, два дня будут тянуться бесконечно. Фландри очень осунулся за это время.

Он отыскал в атласе долину Гуназара. Это было пустынное место, обитель ветров и логово драконов, оно прекрасно подходило для высадки десанта. Увенчается ли попытка успехом, ведь Айкарайк наверняка подготовился к встрече?

— У нас действительно мало шансов победить, — с тоской сказал он как-то Эйлин.

— Не все зависит от нас. В нашу задачу входит лишь встретить десант, — последовал незамедлительный ответ. Эйлин выглядела лучше Фландри, который совсем пал духом. — Бедный Доминик, тебе тяжело, — она подошла и взъерошила его волосы.

Решающий момент приближался. На исходе второго дня Фландри вошел во дворцовый зал приемов и увидел, что он почти пуст.

— Куда подевались мерсийцы, ваше величество? — обратился он к Сартазу.

— У них какие-то экстренные дела, — угрюмо ответил правитель, явно недовольный тем, что от него что-то скрывают.

«Экстренные дела! Всемогущий Боже, помоги нам!» — мысленно взмолился Фландри.

Вошедшие следом Эйлин и Бронсон церемонно поклонились монарху.

— Ваше величество, мне необходимо сообщить вам некоторые сведения и показать нечто чрезвычайно важное. Поэтому я прошу у вас аудиенции через два часа, — промолвил Бронсон.

— Хорошо, — пробормотал Сартаз и величественно удалился.

Фландри тяжело опустился на стул. Эйлин осторожно коснулась его плеча.

— Устал, Доминик?

— Не то слово. Я чувствую себя отвратительно, даже соображаю плохо.

По знаку Эйлин слуга принес чашу с каким-то напитком. Она протянула ее Фландри и проговорила:

— Выпей, тебе станет лучше.

На ее глазах блестели слезы. В чем дело?

Он послушно выпил снадобье. Оно подействовало сразу же. Фландри пошатнулся и, чтобы не упасть, схватился за подлокотники. По измотанному телу пробежал внезапный холод. Он принес исцеление, облегчая ношу, которую Фландри взвалил на себя два дня назад.

— Что за чертовщина! — воскликнул он, вскочив на ноги. К нему вернулась способность логически мыслить, и он осознал всю абсурдность фантастических россказней Эйлин.

Невозможно провести маневры и переправить десант на Бетельгейзе так, чтобы об этом не пронюхала мерсийская разведка. Не могло существовать никакого нового энергетического экрана, о разработке которого он не знал бы. Фенросс не мог предложить такой крайней меры, как захват Бетельгейзе, пока есть надежда на разрешение конфликта мирным путем.

И он не влюблен в Эйлин. Конечно, она красивая и храбрая, он всегда прекрасно к ней относился, но он никогда не был влюблен в нее.

Но как же так? Еще три минуты назад он чувствовал, что безумно любит ее?

Он взглянул на девушку и все понял. Ее лицо было залито слезами, она кивнула ему и еле слышно прошептала:

— Прощай, любимый мой.

4

До начала обещанной аудиенции оставалось несколько минут, и места, предназначенные для правительственных чиновников Альфзара, еще пустовали. В просторном зале приемов находилась лишь небольшая группа людей. Фландри и Эйлин расположились перед громадным экраном телевизора. У дверей застыл караул. Сегодняшним вечером дворец охраняли надежные гвардейцы — об этом позаботился Бронсон.

Сам генерал нервно расхаживал взад-вперед по залу, без конца поглядывая на часы. Фландри казался более спокойным, лишь тот, кто хорошо знал его, мог догадаться, чего ему это стоило. Из всех троих только Эйлин сохраняла полное самообладание. Погруженная в свои мысли, она безмятежно взирала на происходящее.

— Если мы проиграем, нас повесят, — Бронсон вытер пот со лба.

— Мы должны победить, — бесцветным голосом отозвался Фландри. — В противном случае мне абсолютно все равно, что с нами станется.

Фландри слегка лукавил — не так-то просто было заставить его признать свое поражение и сдаться.

Фанфары возвестили о приходе Сартаза. Люди вытянулись по стойке смирно. Монарх важно прошел к трону. Вокруг расположилась свита.

— Вы, кажется, хотели показать нам нечто важное? — проворчал Сартаз, подозрительно глядя на людей. — Действительно важное, я надеюсь.

— Так оно и есть, ваше величество, — откликнулся Фландри. Отбросив все тревоги и сомнения, он обрел прежнюю живость и находчивость. — Следовало бы рассказать об этом гораздо раньше, но, как вы скоро убедитесь, у нас были веские причины хранить все в тайне. В данной ситуации мы были вынуждены действовать на свой страх и риск, опираясь лишь на помощь преданного вам генерала Бронсона. Нам удалось раскрыть заговор, угрожающий безопасности государства Бетельгейзе.

Желтые глаза Сартаза зловеще сверкнули, и он сердито заговорил:

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru