Пользовательский поиск

Книга Длинная тень Земли. Содержание - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Кол-во голосов: 0

— На пол-минуты, Баксай. Думаю надеть пальто. По крайней мере, хоть это спасено.

— Тогда поторопитесь.

Кэродайн нашел свое пальто — видимо, кто-то искал свои вещи и небрежно бросил его. Он надел пальто и почувствовал, что оно тянет вниз. Не выразив ничего на своем лице, он последовал за Баксаем — напуганный, тот спешил к наземной машине, стоявшей тени.

Правый карман — знакомая форма. До боли знакомая. Левый карман — круглый металлический предмет с ремешком — наручные часы? Кэродайн вытащил их и небрежно надел на руку, опустив свои часы обратно в карман. Это не часы. Должно быть, это то самое приспособление, о котором говорил Напье. Глаза и уши шпиона, а? Ну что ж, теперь он уже не так беззащитен, как раньше. Тем не менее это походило на часы, что могло пригодиться.

Они вошли в машину.

— Я вывезу вас отсюда, Картер. Вся эта слащавость — строго для туристов, коммерсантов и прочих, кого бонзы пропускают на Альфу. Сделай они по-своему, никто, кроме технических работников и рабочего люда и шагу не ступил бы на Альфу. Вся планета — это сплошной арсенал.

— Так. Ну и как вы тут?

Баксай сгорбился за рулем. Они свернули с дороги и помчались, стремительно и бесшумно, мимо внушительных зданий, стоящих по бокам освещенных улиц. Начал моросить дождь, и тротуары заблестели в отраженном свете. Движение и воздушного и наземного транспорта становилось интенсивнее.

— Не очень хорошо. Хорака — это крепкий орешек, Картер. У меня было задание узнать как можно больше об их новых линкорах класса «Сокол». Пока что я видел только внешнюю сторону забора.

Нервный тик время от времени искажал его лицо. Кэродайн решил, что состояние такого бесплодного ожидания должно было быть довольно болезненным.

Дождь стучал по стеклу. Кэродайн не знал ни о каком предупреждении, небо сейчас лило задержанный дождь, предписанный Бюро Погоды на сегодняшний вечер. Колеса зашуршали по щебенке.

— Авиамашина была бы бесполезна, — сказал Баксай. Костяшки его пальцев, сжимавших руль, стали походить на узлы.

Сейчас он всматривался вперед, пытаясь проникнуть за дождевой занавес.

— А-а…

Машина замедлила ход, остановилась. Задняя дверца открылась и закрылась, новый пассажир откинулся на сиденье.

— Паршивая ночь. Прихватила меня без плаща.

— Пропуска у тебя? — Баксай взглянул на экран заднего обозрения.

— Естественно. — Мокрая рука просунулась между Баксаем и Кэродайном. Вот.

— Возьмите их, Картер. По одному на каждого.

Кэродайн взял гибкие красные пластиковые полоски. На каждой из них был глубоко пропечатан номер, и по собственному опыту он догадался, что карточки были под молекулярным давлением. Любая попытка любителей изменить малейшую точку на карточке разрушила бы ее молекулярную решетку. В результате карточки бы просто не было.

— Это для того, чтобы пройти наружу, я полагаю?

— Да. Хорака этим очень дорожит.

— Как вы их получили?

— Связи. Наша забота. Чертов дождь!

Машина мчалась быстрее, и это Кэродайну уже не нравилось, если принимать во внимание обстоятельства. На повороте колеса громко завизжали. Теперь они были на открытой местности, вокруг была только темнота, порывистый ветер, косые осколки дождя и какой-то одинокий красный огонек вдали, словно манящий палец.

Кэродайну не понравилось то, что Хоу, новый пассажир, сел назад, в то время как впереди было достаточно места.

Машина набирала скорость. Ярко-алый огонь приближался. Через несколько минут Баксай уже нажимал на тормоза. Машина замедлила бег. Затем остановилась, оказавшись в лучах света. Тут же машину окружили каски и мундиры.

— Пропуска?

— Вот. — Три пассажира показали красные, четко отпечатанные карточки. Ожидание. Затем, через опущенное стекло машины пропуска были возвращены.

— О'кей. Следуйте дальше.

Баксай трясущейся рукой дважды не попал на стартер, и Кэродайн нагнулся и нажал кнопку. Машина заурчала и двинулась вперед. Баксай дрожал словно лист на ветру, словно лист над головой Гарриет Лафонде в бурю, которая разразится на Гамме.

Вдруг Кэродайн представил это и осознал. Он почувствовал ужас — какую беду он навлек на Гарриет. Затем он попытался успокоить себя тем, что она, какие бы ни были ее женские достоинства, представляла культуру экспансии и милитаризма. Это было слабое утешение. Бедная Гарриет. Сейчас, в темноте мчащейся в ночь машины, внутри него происходила яростная борьба, чтобы не повернуть обратно.

Эти двое, разумеется, не остановят его.

Эти пропуска — не очень надежное дело…

Хм. Такое ощущение, что Баксай не был, вернее был не тем, кем он должен бы быть. Да и разве Хсайен Коунга прислал бы сообщение? Разве он не сказал, что не знает, были ли его агенты до сих пор на свободе?

— Далеко еще? — спросил он, освобождая плечо.

— Нет. Не знаю, какое задание дал вам Коунга, но как бы там ни было за зоной вам понадобится база. Сейчас мы туда и едем. Люди там могут ходить свободно, если у них есть верные удостоверения.

Кэродайн решился. Даже если он ошибался, даже если эти двое все-таки добросовестно работали на Коунгу, он не хотел связываться с напуганными. Они уже были обречены. Это слишком очевидно. Да еще эти пропуска…

Ловушка. Кэродайн чувствовал ее совсем рядом — ловушка.

— Вы с вашим приятелем Хоу много тренируетесь? — спросил он.

— А? — Баксай метнул на него взгляд, на секунду оторвавшись от дороги. Тренируемся?

— Ну да. Знаете, ходьба развивает мышцы как ничто другое. Расширяет грудь. Придает энергию.

— Я вас не понимаю.

— Так мне этого и не надо. — Ударник был у него в руке. — И еще мне все равно, придется мне применять это или нет.

Он щелкнул переключателем и двигатель затих.

— Выходите. Оба.

— Вы не можете… — Баксай дрожал и кричал.

Хоу приподнялся. Но ударник мог убить его, прежде чем он приблизился бы хотя бы на три дюйма. Он это знал.

— Как вы узнали? — кричал Баксай. Его слабовольное лицо было искажено ужасом. — Коунга знал? Я был вынужден… Они заставили меня… силой… заставили сдать вас…

— Прекрати, ты, идиот! — Это был Хоу, дрожащий от ярости.

— Выходите, — сказал Кэродайн.

Двери открылись и с шумом захлопнулись. Если у них и было оружие, они все равно не посмели воспользоваться им под угрозой ударника.

— А теперь уходите. Если обернетесь — я стреляю.

Двое пошли прочь, по направлению к дороге, в темноту. Когда они растворились во мраке, Кэродайн завел машину и сразу рванулся с места, набрав скорость более сотни миль в час.

Он был в своей тарелке. Сам по себе.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Вероятно, с ними можно было бы обойтись как-то иначе. Но теперь это все в прошлом. Впереди его поджидали опасности еще более зловещие и угрожающие в своей неизвестности. Если вся эта планета, как говорили, представляла собой цеха, завод и космические поля, то откуда же взялась эта дорога, извивающаяся в этой темноте?

Рассвет был уже близок; место, где он высадил Баксая и Хоу, было далеко, много миль отсюда, и ему нужно было найти какое-нибудь убежище для машины и для себя, чтобы переждать день. Дни здесь были около тридцати земных часов, и в эту пору — когда приближалась пора весеннего солнцестояния — были примерно равны ночи.

Совершенно ясно, что Баксай был схвачен властями, принужден работать с ними, и без сомнения проверял и выдавал всех агентов, которых Коунге удавалось переправить на Альфу. Обычно и не было причин заподозрить неладное, любой новичок, оказавшись на этой планете, будет рад другу и, конечно, ответит на протянутую руку помощи. Те пропуска были предупреждением. С ними Баксай просчитался.

Внимание! С низким мощным урчанием над ним, в темноте, прошла какая-то машина. Повернула, пошла на снижение. Перед звездами мгновенно пронеслась черная тень.

Прославленная оперативность Альфа-Хораки не подтвердила свою репутацию в случае с пожарной командой, поэтому Кэродайн рассчитывал, что его должны окликнуть. Интересно, может они послали неопытного новичка.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru