Пользовательский поиск

Книга Десять лет до страшного суда. Содержание - 28

Кол-во голосов: 0

27

Когда его нащупали радары, флот противника был в трех днях хода от Лиффа.

— В этом флоте по крайней мере тысяча кораблей, — встревоженно сказал адмирал Гарт. — Они выглядят на экране как мухи, роящиеся вокруг головы далбера.

— Тысяча у них и пятьсот у нас, — спокойно ответил ему капитан Бэйли. — С учетом того, что мы имеем упреждение в три дня, то соотношение сил примерно равное.

Флот пришельцев действительно напоминал рой мух у головы далбера. С точки зрения представителей Федерации, он выглядел как рой мух в жаркий летний полдень где-то на ранчо с большим стадом коров, но общее впечатление от вида множества кораблей, сконцентрированных в относительно небольшом объеме, было примерно одинаковым. В любом случае, в тот первый день, когда их обнаружили, пришельцы представляли собой практически идеальную цель.

Лиффане нанесли удар первыми. Применив лучи Прессора дальнего действия, они заполнили пространство на пути флота противника минами и термоядерным оружием, которое предоставил флот Федерации. Тысячи лиффан наблюдали в телескопы за развитием этого первого удара, и те выкрики восторга, которые вызывал каждый новый взрыв, были слышны буквально по всей планете. И когда после дюжины таких взрывов Мигранты изменили порядок строя с тем, чтобы рассредоточиться и занимать по возможности больший объем пространства, по планете прокатился взрыв возмущения, такой же мощный по силе, как и предыдущие возгласы восторга.

Тем временем Королевский Лиффанский Космический Флот занял позиции за внешними пределами Лиффанской планетной системы.

— Игра войны заключается в том, — не уставал объяснять Джон Харлен каждому, кто соглашался слушать его, — что сильнейшим ударом является атакующий; но сильнейшей позицией является оборонная. Очень важны внезапность, преимущества собственной территории, атака с нескольких направлений, и в данном случае вся эта троица работает на нас. Что же касается преимуществ на стороне противника, то они ограничиваются лишь превосходством в боевой мощи, и нам потребуется всего несколько внезапных атак, чтобы изменить этот перевес в нашу пользу.

Война — это игра, такая же игра, как и шахматы. Как и в шахматах, на войне игроки имеют свои излюбленные ходы. Самой верной оценкой эффективности первого хода являются контрдействия противника. В данном случае в качестве ответного хода, который предприняли Мигранты, была массированная атака с их стороны в виде направления к Лиффу множества снарядов.

Лишь немногие из этих снарядов прорвались сквозь внешнее кольцо обороны лиффан. Большинство было выведено из строя еще на подходе к кольцу, причем совершенно без красочных взрывов и тому подобных вещей, а самыми простыми камнями, палками, обрубками металла и прочим мусором, способным сделать дело; весь этот мусор был выведен на пути подхода снарядов противника лучами Прессора. Некоторые снаряды были отклонены лучами Прессора от маршрута и возвращены на корабли, из которых они были запущены. Что же касается тех снарядов, которым удалось прорваться сквозь оборону, ощутимый ущерб был нанесен только в одном или двух случаях. Плотность населения на Лиффе очень низка, и даже если бы все снаряды попали на его поверхность, то и в таком случае последствия не были бы катастрофическими. Единственное прямое попадание пришлось на Сполниендарг — небольшое сельскохозяйственное поселение у подножья Северных гор. Конечно, город был разрушен до основания, и все его полторы тысячи жителей погибли, но потери со стороны противника были куда более значительными; к тому же, он располагал гораздо меньшими ресурсами.

Хотя постоянные бомбардировки планеты продолжались и на следующий день, общее состояние духа лиффан было вполне оптимистичным. Распространившееся в народе выражение «Мы выбьем этих проклятых Матерью отродий далберов из обетованного Матерью неба» в точности отражало состояние его духа.

В то же время, настроение тех, кто непосредственно защищал планету, заметно мрачнело на протяжении всего следующего дня. Дело в том, что очень скоро стало очевидным, что предварительные оценки огневой мощи противника сильно расходились с реальностью. Оказалось, что у Мигрантов была не тысяча кораблей, а где-то близко к двум тысячам. При приближении в полдень флота к Лиффу угроза стала настолько осязаемой, что Джон Харлен прекратил объяснять всем искусство войны и перешел к выразительным, хотя и бесполезным лозунгам. Тот факт, что несмотря ни на мины лиффан, ни на их собственные развернутые на сто восемьдесят градусов ракеты противник и не подумал изменить курс в сторону Лиффа, единодушно расценивался как зловещий признак.

Передовой отряд кораблей противника достиг пределов планетной системы наутро третьего дня. Он состоял из примерно трехсот разведывательных кораблей, похожих на тот, что семь лет назад был уничтожен «Террэн бивером» и на захваченный Народной Армией перед поражением Комитета.

Разведчики беспрепятственно пересекли орбиту Большой Сестры, самой дальней планеты, не обратив внимания на то, что за Большой Сестрой прячется сотня легких крейсеров.

Следующая планета по направлению к Материнскому Глазу была Малая Сестра — беспорядочное нагромождение скал, за которыми прятались пятьдесят кораблей-охотников. Малая Сестра была прямо по курсу кораблей-разведчиков, но вместо того, чтобы изменить курс, разведчики уничтожили планету, забрасывая ее бомбами до тех пор, пока от Малой Сестры и пятидесяти охотников на ней не осталось ничего, кроме облака не связанных между собой ионов, через которое корабли прошли без задержки.

— Боже мой! — воскликнул капитан Бэйли. — Эти охотники составляли двадцать пять процентов моего флота!

Адмирал Гарт пребывал в задумчивости.

— Почему они уничтожили Малую Сестру? — спрашивал он. — Почему они не обогнули ее? Что они за люди?

Разведчики двигались дальше, пройдя орбиты еще четырех планет, уничтожая все подряд, что попадалось на их пути, но не обращая никакого внимания на то, что имелось в стороне от маршрута и не пытаясь уничтожить то, что им не мешало; они шли, не снижая скорости, и вообще не делали ничего из того, на что рассчитывали защитники. А вслед за ними шел основной флот противника.

И вот наконец, когда основной флот вошел в систему, а разведчики пересекли орбиту Бедной Сестры, все вокруг разразилось кромешным адом. Расположенные на Бедной Сестре установки Прессора-Трактора посеяли хаос среди разведчиков, разрушив их боевые порядки вплоть до прямых столкновений между ними.

Сорок лиффанских кораблей с энтропийными установками на борту атаковали разведчиков с тыла, превращая энергию их двигателей в инертное олово и обрекая весь отряд на неподвижность и беспомощность. Ракеты, пущенные с кораблей Федерации, довершили разгром, и последующие три часа планета Лифф освещалась двумя солнцами — Материнским Глазом и догорающими кораблями-разведчиками.

Не обращая внимания на это, главные силы флота Мигрантов прошли мимо Большой Сестры, даже не затрудняя себя тем, чтобы снизить скорость.

Когда размер не только самого флота Мигрантов, но и тактико-технические данные входящих в него кораблей стал очевидны, тревога защитников перешла в откровенное отчаяние.

— Боже мой, вы только посмотрите на эти чудовища, — не переставая сокрушался капитан Бэйли. — И их почти две тысячи.

Типовой корабль Мигрантов — корабли-разведчики не были типовыми — был в длину приблизительно полторы мили, остальные его размеры соответствовали длине. У каждого корабля имелись угловатые выступы, которые явно являлись укрытием для орудий. Во всем флоте, не считая кораблей-разведчиков и вспомогательных судов, не было и признака наличия хоть одной прямой линии.

— Одно совершенно ясно, — резюмировал Джон Харлен. — Эти корабли созданы не для того, чтобы где-то приземляться. Любая разновидность атмосферы разорвет их на части, и по всему видно, что они просто не выдержат гравитации. Интересно… — С вдруг озарившей его догадкой Джон помчался в центр гражданской обороны Лиффа.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru