Пользовательский поиск

Книга Чужая мечта. Содержание - Спустя семь месяцев

Кол-во голосов: 0

— Я прошел через Пузырь. Наверное, что-то сбилось в настройках Тоя. Ко мне не вернулась память Каравая, но и Бергом я перестал быть. Продолжай.

— Да, собственно, продолжать-то нечего. Остальное ты знаешь.

— Нет, не всё, — я направил на него пистолет, — Я не услышал ещё ни одного слова про Балдерса.

— Про Балдерса? — удивился Зайцев, и удивление его было не показным. — А при чём здесь Балдерс?

— Он в Зоне, он ищет меня, и он был твоим заместителем на службе. Тебе нечего сказать?

— Ерунда какая-то. Наверное, у него какие-то дела к Караваю или Максу. Помимо меня. Но я об этом ничего не знаю. Может быть, проще спросить у него самого?

— Спрошу при случае. — Я вспомнил колбы в актовом зале. — А Клима с группой зачем так убили?

— Тоже вопрос не ко мне. Той с карликами ими занимались. У этих мутантов извращенная логика, людям почти недоступная. Ты пойми, мы все были под его контролем! Бюреры вон вообще передохли, от потери управляющего сигнала! А у тебя, кстати, еще и бесплатный бонус образовался — ты теперь контролерам не интересен. В сознании какие-то метки расставляют, взятого один раз под полный контроль другие контролеры сторонятся.

— Мне радоваться этому? Не знаешь. Тогда последний вопрос. Что с компьютером? Или, вернее сказать, с компьютерами? Ведь он же не один?

— Ты и это знаешь, — усмехнулся Зайцев. — Верно, их два. И то, что они предсказывают будущее — тоже верно. Но только в Зоне. Хотя спрашивать ты можешь о чем угодно.

— Почему так?

— Используемые в них «воздушные нити» очень нестабильны даже в Зоне, а за Периметр ты вынесешь уже маленькую бомбу, которая взорвется от любого толчка, от изменения магнитного поля, от перепада давления или температуры, да от чего угодно!

— Здорово, — я закинул ногу на ногу. — Выходит, даже если бы Петрович получил свою игрушку, она бы его и убила?

— Такое не планировалось, но если бы он каким-то образом ушел от нас, то — да, она его должна была убить.

— И все-таки его убил ты.

— Это Той его убил, — не оправдываясь, просто сообщил Зайцев.

— Знаешь что? Надоели вы мне с вашими интригами. Не знаю, представляешь ли ты, сколько людей погибло из-за твоей вендетты? Не отвечай, я не хочу этого знать. Я не суд присяжных, все, что меня интересовало — я выяснил.

Я встал, подошел к Белычу, перевернул его на спину и улыбнулся — парень так сильно перенервничал, так сам себя запугал, что теперь просто уснул и спокойно посапывал, слегка причмокивая губами.

— Белыч, вставай! — позвал я, пару раз хлопнув его по щеке.

— А? Что? — он вытаращил глаза, растерянно оглядываясь по сторонам. На лице мелькнуло понимание, и он вкрадчиво поинтересовался — брат, а где контролер?

— Остынь уже. Петрович его на WASP-нож взял. Чуешь, как гнилыми мозгами воняет?

— Не-а, — Белыч принюхался, — мочу чую.

— Моча — это твое.

— Ох ты ж! — Он вскочил на ноги. — А где Петрович?

— Петрович где? Нет больше Ивана Петровича Корнеева. Отвоевался, — я перекрестился трижды, — Царствие ему Небесное. Надо будет в первой же церкви свечку поставить и заупокойную заказать. Давай собираться, наши дела здесь окончены.

— Нашел что ли?

— Нашел. Нужно перенести ящики в надежное место. Кажется, у меня есть такое, — я внимательно посмотрел на Зайцева. — Да, есть.

Собирались мы не долго. Тело Корня поместили на стол в одной из пустых комнат, рядом положили его верные «Глоки» и окровавленный нож. Под стол, после некоторого раздумья, я поставил один из «Оракулов». Теперь этот компьютер мог принадлежать только Корнееву Ивану Петровичу. Никаких прощальных слов говорить не стали, но, выходя из комнаты, я заметил, как сталкер украдкой перекрестился.

Все время, что заняли наши сборы, Зайцев молчал, а я намеренно старался не обращать на него внимания. А сталкер, по-моему, так и вовсе в темноте не заметил, что кроме нас двоих здесь присутствует еще один живой человек. Белыч сменил штаны, успев взять с меня честное слово, что я никому и никогда не стану рассказывать о случившемся с ним конфузе. Когда мы были готовы, я подошел к Зайцеву.

— Прощай, — сказал я негромко, так чтобы меня слышал только он, — не знаю, каким другом ты был для моего отца, для меня наше знакомство было лишним. Прости и прощай.

Он пристально смотрел на меня, и даже когда я развернулся, его взгляд, застывший на моих лопатках, ощутимо жег спину. Только когда я переступил порог шлюза, сзади послышался дрогнувший голос:

— Макс! Ты оставишь меня здесь вот так? Умирать одного в темноте?

Я остановился, Белыч, убежавший вперед на половину пролета, замер, вопросительно уставившись на меня.

— Подожди секунду, хорошо? — бросил я ему и вернулся назад.

Подходя к Зайцеву, я уже знал, что сейчас сделаю.

— Корень как-то сказал, что всякое начатое дело нужно завершить, чего бы это ни стоило. — Я вынул «Беретту», сдвинул предохранитель и, приставив ее ко лбу Зайцева, нажал на спусковой крючок.

Спустя семь месяцев

Я стоял на набережной своего родного города, облокотившись на литые фигурные перила, и смотрел, как Белыч, подойдя к молодой миловидной женщине с детской коляской, передал ей небольшой пакет. Тот самый, в который я вчера положил три пластиковые депозитные карточки, массивный нательный крестик, снятый с шеи Петровича, и короткое письмо. В письме сообщался адрес электронного ящика, на который следовало писать при возникновении непреодолимых житейских трудностей. На каждую из вложенных карточек теперь ежемесячно будет поступать по эквиваленту в десять тысяч долларов в разной валюте. Что она будет делать с крестом — меня не волновало совершенно.

Вступив в наследство по завещанию Корня, я уже через три недели продал свою долю в банке, в одночасье сделавшись достаточно богатым человеком, лишенным любых обязанностей по отношению к кому бы то ни было. Радости это событие мне не принесло, может быть, добавило немного спокойствия и уверенности.

Белыч, между тем, присел на скамейку рядом с Варей — это была она, та о которой Петрович помнил в последние минуты своей жизни.

Я уже знал, что она никогда не любила Петровича, и его ребенка родила по случайному залету. Ну и пусть. Ведь, как не крути, а это его сын? Пусть ему хоть что-то достанется от отца. А вырастет — посмотрим, что с ним делать дальше! Может быть, подбросим пару кредитов? Я улыбнулся своим мыслям, отлип от перил и бодрым шагом двинулся к машине, припаркованной в паре кварталов от этого места.

Меня ждала Зона, в которой, это я знал точно, меня всё еще ищет неугомонный Балдерс, меня ждал мой «Оракул», спрятанный в подвале старого домика Зайцева. Где-то там, между Чернобылем и Припятью, я надеялся разгадать загадку — зачем контролеру Тою понадобился Петрович? И я должен был выпить, наконец, сохраненную Белычем бутылку «Дётз»!

И ещё меня ждала уникальная возможность заработать все деньги мира. Не корысти ради, а так, посмотреть, что из этого выйдет.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru