Пользовательский поиск

Книга Чужая мечта. Содержание - БАР. ПРОВОДНИК (продолжение)

Кол-во голосов: 0

Но — обошлось.

Пара бюреров вынула меня из узилища, и, поставив в стоячее положение, но не позволив ногам коснуться земли, поволокла в неизвестном направлении. Здесь видимость была получше; по стенам вились толстые змеи фидеров, под потолком висели светильники без ламп, редкие источники света создавались росшими в них странными растениями, похожими на кораллы, с мохнатыми лопушистыми листьями, которые, собственно, и светились тусклым фиолетово-голубым светом.

Сзади раздался уже знакомый звук захлопнувшейся крышки люка и шаркающие шаги контролера.

Мои конвоиры свернули в боковой проход, мне пришлось плыть за ними. Этот тоннель ничем не отличался от предыдущего, за исключением немногочисленных металлических дверей. На пятьдесят метров я насчитал их четыре штуки, и в четвертую-то меня как раз и занесли.

Здесь было что-то вроде операционной. С поправкой на то, что роли хирургов, ассистентов, сестер и анестезиологов выполняли еще с полдюжины бюреров. О гигиене и санитарии эти недипломированные специалисты понятия не имели никакого. Вернее, имели, но очень своеобразное. У каждого на морде была повязана тряпка в кроваво-коричневых разводах, руки, вернее будет сказать — верхние конечности, украшены рваными диэлектрическими перчатками, на головах лыжные шапочки, обернутые рваным полиэтиленом. По всему залу расставлены тазы с гниющими в них конечностями и сизой склизкой требухой неизвестного происхождения. Надо всем этим безобразием витал запах, вызвавший у меня стойкую ассоциацию со взрывом в сортире на химзаводе. Даже в придорожной шашлычной, где разделывают бродячих псов, было бы гораздо чище.

Вот со светом здесь все было в порядке: мощный пучок кораллов, подвязанный к штырю в потолке, давал световой поток ватт в восемьсот, освещая стоявший посреди зала верстак с проржавевшими насквозь тисками. В этом свете поднимался мощный ствол пыльного вихря, при моем появлении переместившийся куда-то в неосвещенный угол, где и рассыпался.

Бюрер в лыжной шапочке «Nike», стоявший в центре группы, что-то пробулькал и началась суета: все забегали так быстро, что уследить за ними не было никакой возможности.

Меня положили на верстак и моментально раздели. При этом не один из них не прикоснулся ко мне руками. Одежда, вернее, ее остатки разошлись по швам, завязались в узел и отправились в один из тазов.

С анестезиологом я ошибся — им был не бюрер, а уже знакомый мне контролер. Его шишковатая голова наклонилась надо мной, окруженная нимбом сияющего света, микроскопические черные зрачки увеличились многократно, заполнив сначала его глаза, а потом и всю комнату….

БАР. ПРОВОДНИК (продолжение)

— Эй, вставай, парень! — голос был мне незнаком, — Выдвигаться пора.

Надо мной стоял Джамшуд, а чуть в стороне вполголоса о чем-то договаривались Корень с Холмсом и… Герц. В форменном комбинезоне «Долга»!

Как, однако, неудачненько получилось!

Никак не ожидал его здесь увидеть, ведь, помнится, месяца три-четыре назад он ушел из нашего лагеря, горя желанием пополнить ряды «Свободы». А потом ходили слухи, что попался Герц на коготь излому, едва жив остался и новые друзья переправили его за Периметр. И вот незабвенный Герц стоит рядом и о чем-то мило беседует с Корнеевым!

Вот этой встречи не должно было произойти. Он мог, нет, просто обязан был меня узнать! И тогда весь мой план можно будет хоронить под звуки траурного марша от гражданина Шопена. Однако, провал? И как теперь выкручиваться?

Хорошо, что ночь. Если постараться, то можно остаться неузнанным.

— Эй, Макс! — Корень прямо лучился довольством. — Парни согласились нас провести до базы. Собирайся, идем!

Я с видимым усилием поднялся, повесил рюкзак на спину, и, опустив голову, направился к проходу в заборе.

— Племяш, ты куда?

Я промычал что-то невнятное и махнул рукой вперед.

— Не проснулся еще? Давай, приходи в себя скорее! Нам в другую сторону, вот с этими славными парнями!

Я развернулся на каблуке и пошел мимо Корня в указанном направлении.

— Да он спит еще! — это не Холмс, не Корень… но и не Герц! Хотя я готов был поклясться, что звук пришел от этой троицы. — Не, Петрович, ты либо, бля, буди своего бойца, либо здесь до утра оставайтесь. Нам лунатик, бля, на переходе вообще не в масть.

Говорил Герц, но голос был совсем не похож на густой баритон того Герца, которого я знал. Вообще ничего общего!

— Сейчас, Дон, подожди минуту, — Корень что-то почуял, а я вздохнул с облегчением; все-таки не Герц! Дон! Конечно Дон! Старший брат, о котором иногда рассказывал мой прежний друг. — Макс?

— А? — Я оглянулся, пытаясь изобразить, что понятия не имею, кто и куда меня зовет.

Корень подошел сзади, взял меня за локоть и развернул к себе.

— Ничего не пойму, — пробормотал он, — Зона на него так действует, что ли?

— Петрович, — снова вмешался Дон, — две минуты тебе даю на приведение бойца в чувство, потом мы уходим, у нас график.

Я промаргивался и усиленно тер глаза, Корень притащил стакан с тоником и почти насильно влил его мне в горло.

— Ну, Макс, ты как? Проснулся, ага? Давай быстрее, парням ждать нас некогда. А уйдут, мы здесь до утра зависнем. Просыпайся, Макс, просыпайся.

Пришлось просыпаться.

— Значит так, бля, — Дон начал инструктировать нас с Петровичем на ходу, пока мы еще не слишком удалились от заставы, — Идете в середине цепочки, дистанция три метра, соблюдать тишину, бля, смотреть за впередиидущим и, разумеется, по сторонам. Темп передвижения по головному колонны. Если начнется стрельба, падаете на землю и просто лежите, не мешаетесь. Вопросы, бля? Нет вопросов.

Растянутая колонна из шести человек, мы с Корнем в середине, направилась в сторону Бара.

Шли, а временами и немножко бежали, недолго: минут десять-двенадцать. Посторонних звуков почти не слышали, пару раз какие-то неизвестные твари похрюкали в кустах, которые окаймляли дорогу с двух сторон, но напасть на нас не решились. Корень, идущий следом за мной, старательно сопел, изображал чудовищную одышку — сохранял образ недалекого и неподготовленного охотника.

Дорога выскочила на равнину между холмов, и перед нами открылся вид на тускло освещенную базу «Долга». Мы остановились.

Здесь мне бывать еще не приходилось, и шансы на то, что попадется кто-то знакомый — были малы.

Дон, возглавлявший нашу куцую колонну, прошел вперед к баррикаде из бетонных блоков и мешков с песком — местный КПП, пространство перед которой мгновенно осветилось парой мощных, киловаттных, наверное, ламп.

— Дон, ты? — послышалось от КПП.

— Да!

— Семнадцать.

— Тридцать шесть.

— Кто с тобой?

— Двоих у Холмса прихватили. С вертушки разбившейся. Охотники, бля.

— К коменданту отведешь, потом свободен. Проходите.

Мы вошли на территорию базы.

Дон вел нас по замысловатой дорожке, иногда проходившей сквозь ангары, один раз пришлось взобраться на крышу какой-то — судя по развалившейся трубе и стоявшим рядом емкостям под топливо — котельной, и, в конце концов, путь наш завершился в глубоком подвале. Пока шли, Дон поздоровался с несколькими сталкерами, пару человек своими приветствиями обделил — то ли не знал их, то ли были другие причины.

В подвале со светом все было нормально. Последний раз такую электрическую иллюминацию я видел в Красном Уголке у Корня. Посреди вытянутого помещения — три на семь — стояли два стола, заваленные всяким хламом, вдоль стен располагались длинные ряды шкафчиков для переодевания, пара засыпных сейфов, за столами в дальнем торце комнаты на кровати с панцирной сеткой храпело пухлое тело, одетое в летний камуфляж, с лицом полностью скрытым под вылинявшей панамой. За столом сидел еще один человек — из-за нагромождения вещей я не сразу заметил его голову, лежащую на руках, сложенных на краю стола.

— Перец! — негромко позвал Дон.

— Чего тебе? — спросил дремавший за столом, не поднимая головы.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru